Манхэттенское расстояние: 5 мест, чтобы понять Нью-Йорк

[Еда] [Гид по миру]
964
Наш корреспондент в Нью-Йорке, Виолетта Малахова, поставила перед собой задачу изучить этот контрастный город на примере гастрономии и выбрала пять лучших ресторанов Манхэттена, максимально отражающих культурную эклектику исторического центра Нью-Йорка.

Верхний Ист-Сайд – The Mark

1/4

Верхний Ист-Сайд – квартал, воспетый в литературе и кино, – именно его рисует ваше воображение, когда кто-то мечтательно говорит о Нью-Йорке. Это серые костюмы Ralph Lauren, вежливые консьержи в выглаженной униформе и по-прежнему слегка поджатые губы при упоминании «неэлегантных» районов даунтауна. Его лучшее отражение такой же снобский, но харизматичный The Mark.

Черный минималистичный фасад The Mark с монохромной геометрией в мраморном лобби сразу напомнинает «полосатую» инсталляцию Даниеля Бюрена в Пале-Рояль. Как оказалось, с парижским настроением я не ошиблась. Над интерьером ресторана работал любимый дизайнер Пьера Берже, Паломы Пикассо и Алена Дюкасса – француз Жак Гранж.

Пока нам готовят сюрреалистичный микс Америки и Франции – пиццу с трюфелем – мы угощаемся кокосовым фрешем и знакомимся с деятельностью звездного шефа Жана-Жоржа Вонгерихтена. Ресторатор успевает руководить заведениями в пяти странах, пишет тематические книги и регулярно получает самые престижные знаки отличия от Мишленовских гидов до периодических изданий типа Esquire и New York Times.

Французское меню в The Mark адаптировано под манхэттенский спрос: в основе – тепло любимые американцами бургеры, бейгелы и пицца, но с европейской ретушью в виде трюфеля, фуагра, разновидности сыров и богатой винной карты. За годы работы в Штатах Жан-Жорж учел и предусмотрел все особенности. Облагороженную пиццу, салат с паровыми креветками и классический чизкейк подали на белой посуде с крохотным иллюстрациями Жана-Филиппа Дельомма – игривыми изображениями местного бомонда.

Средний Манхэттен – Chevalier

1/4

На 25 блоков ниже Верхнего Ист-Сайда расположился Мидтаун, тот самый Нью-Йорк, где каменные джунгли с их спешащими аборигенами в строгих костюмах, брогах и огромным американо в руке. На этот раз мой маршрут пролегал именно по этой территории.

Мне нужно было добраться до перекрестка 53-й и 5-й авеню, где меня ожидал резерв в ресторане Chevalier. Просторный светлый зал с портьерами и колоннами с винтажными зеркалами – здесь атмосфера была полностью противоположна всему, что шумно происходило за стенами ресторана. Американец Стивен Силлз, работавший для Анны Винтур и семьи Рокфеллеров, создал достаточно холодный интерьер в нейтральных тонах, но со страстным акцентом в виде ярко-красного бара.

Час дня, зал заполнен деловыми людьми в приподнятом настроении – большинство делятся впечатлениями о блюдах шефа Шея Галланте, дамы удивляются весу стаканов Baccarat и обсуждают филигранную работу флористов. Тем временем официант уже вовсю сервирует мне классику меню – тонкие ломтики жареной утки с черри, лисичками и соусом из репы, румяные морские гребешки с сырным соусом и сибас с вербеной. Особо хорошо Галланте удается вареный лобстер в масляной пенной эмульсии с дикими грибами и укропом, который входит в prix fixe ланч за $47. На десерт у меня – шоколадный мусс с бисквитом, французский олдскул, похожий на шедевр супрематиста. Стоит обратить внимание и на коктейльную карту. Дайкири «Хэмингуэй» с ликером из мараскиновой вишни и «Сюзетт» на основе водки и лаймового фреша хоть и преодолели цену в $20, но полностью ее оправдали.

Таймс-сквер – Charlie Palmer

1/4

На Таймс-сквер можно за раз услышать все языки мира, увидеть все национальности, разместить самую дорогую в мире рекламу и сойти с ума от движения и шума. Для большинства туристов самая престижная локация для проживания - та, которая граничит со знаменитой площадью. Для таких здесь находится легендарный отель The Knickerboker, построенный более ста лет назад. А меня туда привели ресторан Charlie Palmer и любовь к сухому мартини, коктейлю по легенде впервые смешанному в баре именно этой гостиницы.

В уютном лобби меня встретил консьерж и проводил на 4-й этаж в ресторан, названный в честь основателя этой гастрономической сети, американского шефа-селебрити. Просторный зал в серых и бежевых тонах не стали перегружать богатым историческим наследием отеля – минималистичный дизайн со стеклянной и мраморной отделкой больше напоминает прогрессивное заведение где-нибудь в одном из небоскребов даунтауна. Впрочем, политика мистера Палмера направлена как раз на передовые технологии американской кухни и ее маркетинга.

Пока я ожидала салат с осьминогом и гребешки, мне предложили тот самый коктейль в обновленном варианте по суперлояльной цене в $16: джин Tanqueray, Martini Rouge и цедра апельсина будто пересказывали столетнюю историю The Knickerboker на новый лад. Морепродукты подали с овощами, мягким сыром и свежим инжиром, за ними последовал рибай-стейк средней прожарки. Еще немного коктейля, и я была готова завершить ланч, но явившаяся паннакота с маковым соусом продлила удовольствие еще на полчаса точно. В общем, что искать в ресторане Charlie Palmer? Базовое и понятное меню восточного побережья страны в его лучшей интерпретации.

Даунтаун – Cipriani

1/4

На перекрестке улиц Fulton и Church вы увидите процесс создания транспортного узла под руководством одного из самых дорогих архитекторов мира Сантьяго Калатравы. Еще ниже расположен район сделок, торгов и самых узких улиц — Уолл-стрит. Именно там по адресу 55 Wall street расположился банкетный зал Cipriani. В городе есть несколько ресторанов и залов этой культовой семьи, но локация в Financial District — самая универсальная и, на мой взгляд, значимая, начиная от истории здания, заканчивая возможностями и услугами ресторана.

В середине XIX века после Великого пожара бостонский архитектор Исайя Роджерс специально для Купеческой биржи создал строение в стиле Греческого возрождения с огромными колоннами. Впоследствии в нем располагалась государственная таможня и один из крупнейших банков страны – Citibank. Сегодня монументальное помещение заняли наследники венецианского Harry’s bar, где можно провести свадьбу или большое мероприятие на 700 человек, романтический вечер для двоих либо деловой ужин. Далеко не лояльная ценовая политика объясняется действительно высоким качеством еды и обслуживания. Их родной «Беллини», классический карпаччо, тальятелле с телятиной и ванильная меренга обошлись практически в $100, но найти хотя бы похожую по вкусу пасту в Нью-Йорке мне до сих пор не удалось. В не менее знаменитом здании вокзала Grand Central в восточном Мидтауне есть более демократичный вариант ресторана — Cipriani Dolci, в котором можно отлично позавтракать или встретиться с партнерами на ланч с видом на голубой «звездный купол» Гранд Сентрала.

Челси – L’Amico

1/4

Возвращаясь в Мидтаун, загляните на пересечение 30-й улицы и 6-й авеню. Когда будете рассказывать о контрастах Манхэттена, вспомните этот район: полуразрушенные недострои из красного кирпича, граффити и чересчур вальяжная публика. Здесь начинается Западная часть острова, район Челси.

Новое заведение под руководством французского шефа Лорана Туронделя, впрочем, выгодно выделяется на фоне общей энтропии. В его итальянском L’Amico меню ориентировано, прежде всего, на американцев, поэтому традиционные бургеры, стейки и картофель фри не уступают пальму первенства неаполитанским пиццам и пастам, приготовленным в открытой дровяной печи. Только представив, какой аромат свежей выпечки должен там быть, я заказала столик на ближайший воскресный бранч.

Отказавшись от их знаменитой пиццы, мне все равно не удалось избежать мучного. Завтрак начался с комплимента от шефа – свежего пряного хлеба с запеченными сухофруктами и сахарной пудрой. Яйца Бенедикт подали на подушке из тертого картофеля вместо привычного тоста, а несколько видов кростини с паштетом из крабового мяса больше были похожи на полноценное блюдо, чем на скромную итальянскую закуску.

Большая сицилийская семья за соседним столиком восторженно обсуждала свой десерт — карамельный яблочный пирог с лимонным сорбетом и свежими ягодами. Пассивно наблюдать за этим было невозможно, и я попросила официанта о таком же. С отменным эспрессо, какой редко найдешь в Нью-Йорке, финальная часть трехчасового завтрака прошла особенно уютно.

Фото: архив пресс-служб

Нажмите и читайте нас в Facebook
Спецпроекты
НовыйНоябрь 2017
2.0 лет в России