Амаль Клуни: правозащитница, инфлюенсер, икона стиля

[@Work] [Истории успеха][Карьера]
7872
Она носит фамилию Джорджа Клуни, однако все чаще мировые СМИ предпочитают называть знаменитого актера «мужем Амаль». За последние несколько лет она стала настоящим феноменом: пожалуй, никогда еще интеллект не был таким модным и привлекательным для масс, каким он стал, благодаря Амаль Клуни.
Амаль Клуни на премии Американского института киноискусства, 7 июня 2018 года

«Марш за наши жизни», выступавший за ужесточение контроля над стрелковым оружием и проходивший в городах США 24 марта, по разным оценкам, собрал около миллиона человек по всей стране. Проводили его студенты, а идея организации принадлежала ученикам флоридской школы Марджори Стоунман Дуглас – той самой, где 14 февраля произошла страшная стрельба, которая унесла жизни 17 человек.

Как говорят, эта акция стала крупнейшей студенческой демонстрацией со времен Вьетнамской войны: в одной только столице собралось около полумиллиона протестующих. И все же на улицы вышла не только молодежь: были здесь и знаменитости, которым, впрочем, не впервой выступать против президента и его администрации. А вот одна из самых красивых пар Голливуда – Джордж и Амаль Клуни – приняли участие в подобном мероприятии впервые. И не просто приняли – знаменитая чета одной из первых пожертвовала организаторам полмиллиона долларов, сагитировав своих коллег сделать то же самое и выйти на улицы со всеми.

Джордж и Амаль Клуни на "Марше за наши жизни", 24 марта 2018 года

И за ними пошли – прежде всего, потому, что невозможно не пойти за Амаль. Ведь она не просто неравнодушная знаменитость. Она – профессионал, которая чутко чувствует беды человечества и, будучи международным юристом, знает, как с ними бороться.

Как родилась надежда

Амаль Клуни, урожденная Аламуддин, вообще любит и поддерживает молодых. В марте 2018 года, выкроив свободное время после череды тяжелейших судебных дел и декрета, она вновь вернулась на правовой факультет Колумбийского университета, где периодически преподает международное публичное право. Основные отрасли: уголовное право и права человека.

«Студенты ее обожают, – рассказывает профессор Сара Кливленд, преподающая в паре с Амаль. – Будучи ведущим международным юристом, работавшим с многочисленными региональными и интернациональными институтами, она делится с ними своим монументальным опытом».

Амаль выступает перед выпускниками Университета Вандербильта, 10 мая 2018 года

Клуни нравится преподавать: по ее мнению, человечество переживает то самое время, когда «права человека и сила молодых людей как главных агентов социальных изменений важны как никогда». В силу занятости, лекции она проводит редко, но если проводит – то в аудиториях яблоку негде упасть. «Миссис Клуни, вы потрясающая! Моя единственная причина вставать на занятия по утрам», – пишет одна из ее студенток в Instagram. Знаменитая, образованная, успешная и, что немаловажно, всегда безупречно одетая, – неудивительно, что для многих молодых студенток Амаль остается примером для подражания.

Сама же госпожа Клуни своей главной ролевой моделью считает мать. «Она всегда работала, была независимой, заботилась о своей карьере, но умела поддерживать баланс, – вспоминала юрист на Конференции для женщин в Техасе в 2016 году. – Она всегда оставалась женственной, считая, что баланс – это самое важное. И с этой ее установкой я живу до сих пор».

Амаль Клуни на Техасской конференции для женщин, 15 ноября 2016 года

Когда Амаль так тепло отзывается о своей матери, в ней объективно говорят не только дочерние чувства. Бария Аламуддин по сей день считается одним из лучших политических журналистов Ливана и Великобритании, куда они с мужем Рамзи бежали после того, как в их стране разразилась гражданская война.

Впрочем, рожать дочь чета Аламуддин задумала все-таки дома, в Бейруте. Во время беременности у Барии случилось предлежание плаценты. «В какой-то момент мне сказали, что я потеряю ребенка, – вспоминала мама Амаль в интервью американскому Vogue. – Но я сказала «нет». Я продолжала видеть перед собой ее лицо и представлять, как она будет выглядеть в будущем. В конце концов, она родилась такой, какой я себе ее и представляла». Девочка появилась на свет 3 февраля 1978 года, во время короткого затишья в Гражданской войне. Тогда же папа настоял на том, чтобы его дочь получила имя Амаль – с арабского «надежда».

Амаль с родителями в Нью-Йорке, 1 мая 2015 года

Мог ли он предположить, что через какое-то время эта кроха станет женщиной, которая будет давать надежду другим?

Отличница образцового поведения (почти)

В начале 80-х конфликт в Ливане возобновился с новой силой, и семье Аламуддин пришлось вновь уехать в Англию, в Бакингемшир. У Амаль и ее младшей сестры Талы никогда не было проблем с ассимиляцией в британском обществе: девочка училась в престижной женской школе Dr Challoner's, имела множество друзей и никогда не чувствовала никаких притеснений на этнической почве. И все же она прекрасно понимала, при каких именно обстоятельствах ее семья покинула Ливан и что это значит. Великобритания радушно приняла ее у себя, дала ей прекрасное образование и потрясающие возможности – и Амаль не забудет этого никогда, впоследствии связав себя с проблемами беженцев и жертв военных конфликтов чуть крепче, чем обыкновенный юрист.

Амаль Аламуддин...
...в школьные годы

За школой последовал Оксфорд, за Оксфордом – Школа юридических наук Нью-Йоркского университета. Все на высокие оценки, со стипендиями и грантами. Амаль училась прилежно и усердно, но при этом никогда не пропадала в библиотеке часами. Что в школе, что в университете девушка любила веселиться ровно так же, как ей нравилось и учиться. Вероятно, не быть заучкой было для нее едва ли не важнее, чем быть лучшей на курсе. Будто бы она не прилагает к этому никаких усилий. Стратегия настоящего победителя.

Мама Амаль стала ее главной ролевой моделью в личностном плане, однако у девушки был еще один образец для подражания – в плане профессиональном. С  Соней Сотомайор, тогда – судьей апелляционного суда Второго округа, а сейчас – членом Верховного суда США, мисс Аламуддин познакомилась во время учебы в Нью-Йорке. «Я была младшим юристом, – вспоминала Амаль в 2016 году, – и с интересом смотрела, как она ведет себя в суде. В ее голове умещалось столько разных дел. Она буквально метала вопросами во всех, кто стоял перед ней».

Амаль на пресс-конференции по делу бывшего президента Мальдив Мохамеда Нашида, 5 октября 2015 года

Совсем скоро Амаль станет такой же. Неслучайно один из ее коллег обмолвится: «Ее мозг работает, как Rolls-Royce».

От Тимошенко до Ассанжа

Впрочем, как мощное авто, работал не только мозг Аламуддин, но и весь ее организм. После университетов она устроилась в престижную нью-йоркскую контору Sullivan & Cromwell, где начала жизнь, похожую на ту, что вели герои «Форс-мажоров». «Хорошо, если мне удавалось выйти из офиса в 10 вечера, – рассказывала Амаль журналисту Натану Хеллеру. – Это было прямо-таки достижение, ведь тогда я все еще могла успеть заскочить к друзьям на ужин».

Амаль в суде по делу египетского журналиста Мохамеда Фахми, 29 августа 2015 года

Девушка строила карьеру стремительно, последовательно и выборочно. Что ни дело – то абсолютная сенсация: «дело Enron», Arthur Andersen. В 2004-м Амаль на год уехала в Гаагу на стажировку в Международный Суд ООН, затем перешла в Международный трибунал по бывшей Югославии. Платили здесь мало, да и сама Гаага мало походила на шумный Нью-Йорк. Но мисс Аламуддин не боялась инвестировать время и силы в свое портфолио. Ее стажировка подходила к концу, когда она узнала о том, что ООН инициирует расследование убийства бывшего премьер-министра Ливана Рафика Харири (то, что позднее вылилось в полноценный трибунал). И все же она присоединилась и к нему тоже – хотя бы на пару месяцев, пока действует ее виза.

Впоследствии Аламуддин посвятит этому делу целую книгу – «Специальный трибунал по Ливану: закон и практика».

Инвестиции оправдали себя: в конце концов, Амаль устроится в Doughty Street Chambers, лондонскую контору, куда будут обращаться известнейшие люди планеты и даже целые правительства. В числе клиентов женщины или команды юристов с ее участием будут значиться, к примеру, Джулиан Ассанж, Юлия Тимошенко, бывший президент Мальдив Мохамед Нашид. Амаль будет представлять Армению в ЕСПЧ по делу о геноциде армян, журналистку Хадиджу Исмаилову – в ее деле против Азербайджана, Камбоджу – в его территориальных спорах с Таиландом.

Амаль Клуни и ее клиент Мохамед Нашид (бывший президент Мальдив) на пресс-конференции, 25 января 2016 года

Что важно: да, Амаль специализируется на правах человека. Но она не филантроп. Иными словами, она защищает всех, следуя святейшей юридической мантре «каждый имеет право на адвоката». Аламуддин представляла интересы Ассанжа, но также защищала, например, Абдалла аль Сенусси, бывшего начальника разведки Каддафи. В том, что этот человек совершил целый ряд преступлений против человечества, сомнений не было ни у кого, в том числе, и у Амаль. Но она – его адвокат, и, как бы иронично это ни звучало, должна защищать его право «на защиту» и «на справедливое судебное разбирательство», которое, по ее мнению, нарушал Международный Уголовный Суд. Так работает юридическая система – и только так работают топовые адвокаты.

К слову, Амаль взялась за это дело уже после того, как было объявлено ее помолвке с Джорджем Клуни, уже тогда известным своими гуманитарными инициативами. Новость наделала много шума, но невеста голливудского актера не бросила дело. Пусть ее жених – гуманист. Она – адвокат и будет делать свою работу. Не для того, чтобы главного шпиона Каддафи оправдали. А для того, чтобы ему был обеспечен справедливый суд. В конце концов, на то она и занимается правами человека.

Ни до, ни после Клуни

Джордж и Амаль Клуни в ООН на Саммите Лидеров по вопросам беженцев, 20 сентября 2017 года

Когда в 2015 году Джордж Клуни получал на «Золотом глобусе» Премию Сесиля Б. Де Милля, ведущая вечера Тина Фей пригласила его на сцену такими словами: «Амаль – юрист, специализирующийся на правах человека, работала по делу Enron, была советником Кофи Аннана по Сирии, была выбрана США, чтобы расследовать военные нарушения в секторе Газа. Так вот, сегодня ее муж получает пожизненную награду за выдающиеся заслуги в кинематографе». Впрочем, триумфатор на шутку нисколько не обиделся: он и сам не устает повторять, что порой ощущает себя на порядок глупее жены (читайте: «Джордж и Амаль Клуни: история любви»).

К тому же, спустя три года сама Амаль перечеркнет все колкости коллег в его адрес своим трогательным публичным признанием в любви на премии Американского института киноискусства: «Это человек, которым я буду всегда восхищаться, а его улыбка заставляет меня таять каждый раз. Любимый, с тобой я обрела настоящую любовь».

Амаль поздравляет Джорджа на премии Американского института киноискусства, 7 июня 2018 года

Их семья до сих пор считается образцово-показательной. Они вместе блистают на ковровых дорожках, занимаются благотворительностью, строят карьеру и воспитывают детей, во сто крат приумножая известность друг друга. У них немало критиков. Историк Дэвид Старки, например, считает, что, специализируясь на правах человека, Амаль дезориентирует общество, которое, благодаря ее стараниям, забывает о своих обязанностях. А вот королевский адвокат Эдвард Фолкс и вовсе полагает, что ей доверяют такие высокие дела только из-за того, что она – жена знаменитого актера.

Вот уже второй год Амаль занимается громким делом, которое и правда получает большой отклик в СМИ – доказывает факт геноцида езидов группировкой ИГИЛ (террористическая организация, запрещена в России). Ее клиентка – Надя Мурад, бывшая секс-рабыня боевиков, которой удалось сбежать из плена и найти  в себе силы добраться до Европы и стать правозащитницей. Встретив девушку, Амаль была настолько поражена ее историей, что поклялась заставить Совбез ООН принять меры по привлечению ИГИЛ к ответственности. «Самое худшее, что мы можем сделать как женщины – это не заступаться друг за друга, – считает юрист. – Это то, что мы должны делать, в независимости от того, где мы живем и кем работаем. Потому что когда мы едины, мы можем все».

Амаль Клуни в ООН, где она вместе с Надей Мурад выступила против бездействия Совбеза по отношению к боевикам ИГИЛ, 9 марта 2017 года

Весной госпожа Клуни взяла еще один кейс: теперь она будет представлять двух журналистов Reuters, которые заключены под стражу в Мьянме за профессиональную деятельность. Как выразилась Амаль, «просто за то, что они сообщают новости».

Действительно ли интерес к ее работе возрос, благодаря замужеству с Джорджем? Отчасти, да. Но ни Амаль, ни ее супруг не испытывают комплексов по этому поводу. Ведь они оба умеют поддерживать баланс: независимость, карьера, семья. Все, как учила Бария Аламуддин. Как заявила сама госпожа Клуни в интервью BBC: «Если в результате этого (увеличения популярности за счет замужества – прим.ред.), я смогу помочь своим клиентам, то я думаю, что это хорошо. Так дело может получить дополнительную гласность».

Фото: Getty Images, Legion-Media, Rex

Нажмите и читайте нас в Facebook
Спецпроекты
НовыйДекабрь 2018
Perfect Storm