Екатерина Моисеева: «Не думаю, что женщине сложнее»

[@Work] [карьера]
3373
Молодая и легкая, она бежит по ступенькам ГУМа в офис BOSCO – проводить совещание по продажам с топ-менеджерами компании, которую она вместе с мужем Михаилом Куснировичем создала 25 лет назад. О стрессах и переговорах в самолете Екатерина Моисеева рассказала Анне Бурашовой

О женщине в большом бизнесе

Когда люди женятся, допустим, в 20 или в 25 лет, они находятся по сути в одинаковом состоянии. Но с течением времени и мужчины, и женщины меняются. Не факт, что супруги, работая в разных сферах, будут развиваться, расти синхронно. Поэтому то, что мы пришли в этот бизнес с мужем и вместе работаем, оставляет нас в одной траншее. Нам с Мишей всегда есть о чем поговорить. Мне кажется, это здорово... Можно, конечно, читать книжки, ходить в кино вместе. Но для меня главное – иметь рядом единомышленника, который мыслит, как ты. Поэтому общее дело держит в едином поле. И даже если вы поссорились или поругались, то всегда есть повод заговорить. Более того, часто бытовые обиды кажутся мелочными по сравнению с глобальными бизнес-вопросами.

Не представляю себя домохозяйкой. Женщина, которая сидит день-деньской в четырех стенах, зацикливается на проблемах, которые для нее, безусловно, крупные: стиральная машина поломалась, к примеру... А у мужа в это время в голове горящий бизнес-проект. И им сложно услышать друг друга. Понятно, что и у нас с Михаилом Эрнестовичем существуют сложности. Но я в будни в офисе вижу его не так часто. Меня он точно так же вызывает на собрания. У нас разделение: Миша стратег, маркетолог, думает о том, как развивать Bosco. Я думаю о более земных вещах: что и сколько закупить, как продать. Но бывают и конфликты, несогласие. К примеру, какие-то сотрудники ему нравятся­, а мне нет. И мы даже провели границу: это твоя команда, это моя команда, и нормально работаем.

Порой мне крайне важно просто поговорить, посоветоваться с Мишей. Я не жду готового решения, мне нужно слышать его точку зрения. В таких разговорах вырабатывается взгляд на вещи. Обсуждать рабочие вопросы мы можем 24 часа в сутки. Бывает, приезжаешь на отдых и cразу отключаешься от работы. А бывает, сидишь, например, на подъемнике на горнолыжном курорте, а в мыслях продажи Bosco Fresh. Конструктивнее обсудить это тут же с сидящим рядом мужем, чем копить до собрания. К тому же в расслабленной обстановке легче продвинуть свою точку зрения.

О совместной работе с мужем

Не думаю, что женщине сложнее. Мужчины мыслят более крупными категориями – это правда. Оттого их бизнес может быть более крупномасштабным. Зато женщины скрупулезнее, больше внимания уделяют человеческим взаимоотношениям. Поэтому, к примеру, бизнес, касающийся сервиса, у слабого пола может оказаться успешнее. Женщине ближе синица в руке (читай: она хочет быть уверена, что на безбедную жизнь себе и детям заработает). Плюс к этому девушки более дипломатичны, симпатичны (это немаловажно, когда за столом переговоров одни мужчины), они проще находят общий язык. Так что нам в бизнесе не сложнее, нет. Другое дело, в России силен стереотип, что серьезный бизнес – это мужчины в галстуках, дорогих костюмах. Помножьте это на стойкий стереотип восприятия предпринимателя в нашей стране как человека, который наворовал в тучные годы перестройки. Так что да, есть подводные камни.

О 12-часовом рабочем марафоне

График всегда был интенсивный. Но в сутках то количество часов, которое есть. Важно не впасть в депрессию. С чем-то надо мириться, не быть перфекционистом. Мне кажется, у меня это получается. Девиз Куснировича – удовольствие в деталях. Миша, когда чем-то занимается, будет делать сам все до мелочей. Он перфекционист, его больно ранят несовершенства в разных подразделениях компании. А я научилась делать выбор, быть толерантной. Я многое делегирую, и все равно на работу уходит часов по 12 в сутки. Особенно когда младший сын в отъезде с бабушкой и дедушкой – в наш офис в ГУМе я прихожу в полдесятого. С годами уже не так много спишь – что хорошо. И работаю до одиннадцати, полдвенадцатого вечера. Командировки для меня – перемена обстановки. Но от большого количества встреч устаешь: там надо пообщаться, здесь поулыбаться. Как правило, на тебя давят партнеры, хотят больше бюджета, чтобы ты больше купил, построил еще четыре магазина... И все это в непростые времена! А твоя задача – вежливо стоять на своем. Но так у всех, не только в России.

Для комфорта на работе мне необходимо самой организовывать время, я должна заранее знать план на день, неделю, месяц... Я вообще очень приспособленная к жизни: сама заказываю гостиницы через booking.com, оплачиваю парковку через приложение на iPhone. Кстати, ежедневник у меня бумажный, приятно писать от руки. Еще мне необходимо переключаться между разными видами работ. С утра после двух обязательных чашек кофе займусь персоналом. В 15:00 будет собрание по продажам. Устала от табличек – могу пойти в магазины, пообщаться с управляющими, проверить анализ продаж. Мне важно иметь крошечные перерывы на кофе. Наш офис в ГУМе тем и удобен, что кадровые вопросы, например, можно решать за капучино в нашем Bosco Cafe. Вижу, у сотрудника стресс, работа не идет, – зову его на кофе. Несколько минут неформального разговора – человеку легче. Сама я изредка «сбегаю» в Институт Dior на массаж: чувствую, что буксую, нужна перезагрузка, – ложусь на массажный стол, закрываю глаза, выдыхаю, а через час готова горы свернуть.

О стрессах и аштанга-йоге

Стала ощущать, что есть необходимость ограждаться от негатива. Хотя как от стресса защитишься? Я пытаюсь переключаться, читаю на ночь что-нибудь хорошее. Лучше, конечно, уехать на несколько дней, но не всегда удается. Меня от стресса спасает общение. Иногда как бывает: послушаешь рассказ о чьих-то проблемах, и твои кажутся пустяковыми. Мы слишком часто позволяем себе ныть и распускаться. Больше позитива! Ведь когда у тебя что-то болит, уже не хочется юбку покрасивее надеть, ты о шапке задумываешься. Надо трудиться над созданием прекрасного настроения.

В театр люблю сходить. Мы с мужем часто бываем в театрах. С самолетами целая история. Миша не любит приходить заранее. Не дай Бог оказаться в аэропорту на полчаса раньше: «Что мы, как дураки, время теряем!» И мы стараемся не «терять» – прибегаем впритык к вылету, энергично загружаем бесчисленные котомки. А уже в салоне самолета можно расслабиться. От тебя больше ничего не зависит – прекрасное редкое ощущение! – ты проваливаешься в сладкий сон.

Спортом я, к сожалению, не занимаюсь, но хотела бы. Понимаю, что это необходимо. Заменяю фитнес бегом по офисной лестнице на третий этаж и обратно. Надо купить треккер и замерить, сколько в день набегает. Что до спортзала... младший сын еще маленький. Альтернатива – пойти вечером в зал или уложить Марка спать. Одна знакомая на днях сказала: «Катя, тебе надо заняться аштанга-йогой». Я отвечаю: «Звучит угрожающе, что, все так плохо?» Посоветовалась с коллегой, который практикует йогу много лет, ездит в Тибет. Он: «Ну это такая силовая практика, надо бегать-прыгать». Я в растерянности: силовая йога... Надо обязательно чем-то заняться, какое-то время отдавать себе, иначе жди депрессию.

О наследниках

Старшему – Илье – 22 года. У нас с мужем нет расхождений во взглядах на воспитание, мы считаем, дети должны воспитываться, глядя на родителей, их образ жизни заряжает больше, чем любые воспитательные приемы. Я не требовательная мама. Может быть, потому, что я много работаю, младший на няне, со старшим сидела бабушка. Возможно, во мне говорит чувство вины, что, к примеру, я не делала с Ильей уроки. Но я и не смогла бы, потому что сразу начинаю беситься – ну не мое это! Моя главная «мамина» задача – любить моих мальчиков. Мне говорят: в определенном возрасте надо направить ребенка, надавить и даже сделать за него выбор, в 8–10 лет невозможно здраво оценить, что тебе нужно. А я считаю, моя миссия – дать ребенку возможности. Он либо их использует, либо нет. Безусловно, на детей давит авторитет отца, особенно на Илью, у него ведь время самостоятельности. Старшему непросто с папой уживаться. При том что Миша, конечно, очень любит сыновей, и когда Илья демонстрирует желание общаться, папа расплывается. Илья ищет свой путь, старательно хочет состояться в любой другой области, кроме нашего бизнеса. Став взрослым, Илья постарался дистанцироваться.

Но, надеюсь, придет время, и Илья, а потом Марк продолжат наше семейное дело. Я физически ощущаю, что компании необходимо вливание новой крови. Какие бы суперсовременные гаджеты мы в руках ни держали, юное поколение все равно другое. Когда вливаются свои, это вообще естественно. Я говорю Илье: «Ты нам нужен, твой взгляд дипломированного искусствоведа, ты тонко чувствуешь». Сейчас, в 22 года, Илья задумался о получении знаний по fashion-бизнесу, и я невероятно этому рада. А наш папа находит те моменты, которые Илье интересны, и втягивает его в бизнес потихоньку. Например, музыкальный фестиваль Bosco Fresh Fest, который четыре года назад стал составной частью традиционного «Черешневого леса». Им полностью занимается Илья. Капля камень точит.

О том, как все начиналось

Мой муж химик, и я химик. Но у Михаила Эрнестовича всегда видна была предпринимательская жилка. Мы пришли в этот бизнес в те благодатные годы, когда все только началось. У Миши была сначала туристическая компания, потом парк аттракционов. Я тогда, в 1991-м, была аспиранткой в химико-технологическом университете, занималась наукой.

Наши итальянские знакомые предложили открыть шоу-рум по продаже мужского трикотажа. Мы начали этот бизнес с Ариной Полянской, искусствоведом, интеллигентной женщиной, которая свободно говорила на французском и италь­янском. Потенциальные закупщики приходили, кофе пили, мы показывали чудесный трикотаж. Но заказов не было, бизнес, мягко говоря, не шел. И мы решили заняться реализацией сами, родилась идея открыть магазин итальянского мужского трикотажа. Нам предоставили место в «Петровском пассаже» – 39-я секция на втором этаже. Арина Николаевна сделала художественный мерчандайзинг, красиво развесила свитерки. Среди товаров непонятного происхождения наши свитерки Made in Italy (что было правдой) выделялись. Мы продали все за два дня. Дикий успех заставил моего мужа удивиться и отправить нас на закупки в Италию. Это была одна из первых командировок. Надо отдать должное итальянцам, они очень помогли. Так мы возили небольшие партии в Москву, заработали репутацию. Это подвигло к развитию: открыли небольшой магазин мужской моды – тогда ведь мужчины в основном одевались, им вести бизнес, надо выглядеть. Спустя пару лет, в 1993-м, мы расширились, появились и женская, и детская одежда. На нас стали выходить поставщики с предложениями о контрактах. И мы уже смогли сделать заказы новых коллекций у наших итальянских партнеров. На этом Made in Italy мы заработали первые деньги и клиентов и обратились к высоким брендам. Первый магазин мы открыли в 1994 году – знаменитый французский Дом Nina Ricci. Это был один из первых монобрендовых бутиков после Versace в Москве и первый французский бутик. Тут-то мы поняли, какие преимущества дает бренд и что такой формат очень востребован. И потихоньку началось наше вхождение в мир fashion.

По принципу Моисеевой

Почему я работаю… Конечно, не для того, чтобы купить машину новую или квартиру. Когда у тебя большое хозяйство, не работать не получается. Это как домна – она должна пылать. Если ты не будешь работать, то все завалится. Ты отвечаешь за дело, за тех людей, которые работают, должны вовремя получать зарплату. Поэтому мысли полежать на диване нет.

Работаешь ты или нет, важно самосовершенствоваться. Не в плане мышц, а развиваться. К сожалению, я вижу столько примеров, как социально востребованная только со стороны мужа жена-домохозяйка вдруг теряет все, когда супруг уходит из семьи! Это трагедия: жить для этого человека и стать ему ненужной. Должен быть свой круг интересов, отличных от семьи. Я за то, чтобы работать. Прежде всего – над собой. Я пионерка-отличница, постоянно пытаюсь учиться, в частности языкам. У меня свободный итальянский. Английский я постоянно тренирую с преподавателями. Мечтаю поехать во Францию, чтобы специально учить французский. Изучение языков – это лекарство от склероза, ничто не сохраняет мозг лучше.

Я пишу список дел на ближайшие полгода и потом ставлю галки: выполнено или нет. Там все: образовательные вопросы, бытовые, медицинские. Обычно удается одолеть план наполовину. Правда, в прошлом году, в сентябре, я нарисовала массу прекрасных планов, потом грянул кризис, и вынырнула я из работы только в июле этого года. Дело за новым планом.

Опыт – не всегда штука положительная. С возрастом ты больше знаешь, но и больше боишься. Поэтому молодость – это время, когда надо пробовать. Когда мы начинали в 1991-м, напротив Парка Культуры стоял танк и его дуло смотрело в окна нашего офиса… Так что сейчас есть возможности начинать и делать бизнес. Деньги, на самом деле, всегда можно найти, как правило, стартапы не нуждаются в больших деньгах. Надо искать единомышленников.

Нажмите и читайте нас в Facebook
Спецпроекты
НовыйФевраль 2017
Love