Экономика добра: 8 женщин, которые рулят социальными бизнес-проектами

[@Work] [Работа над собой][Истории успеха]
4358
Рассказываем, чем социальный бизнес отличается от благотворительности и кто из российских предпринимательниц преуспел в нем лучше остальных.
Мирослава Дума на запуске своего проекта в Париже, октябрь 2017 г.

Социальный бизнес строится по другой схеме, нежели обычный. Прежде всего, здесь важно, насколько и как он улучшает качество жизни общества, а вот финансовая прибыль первостепенного значения не имеет. Однако, в отличие от благотворительности, социальный бизнес далек от «робингудинга» – он не ставит перед собой задачи взять у богатых и дать бедным.

Улучшать качество жизни общества важно так, чтобы компания оставалась как минимум на плаву с точки зрения доходов и расходов. Инклюзивный детский сад, сеть пансионов мирового уровня для пожилых людей, благотворительные магазины, куда люди сдают ненужную одежду и где ее либо отправляют на переработку, либо бесплатно отдают нуждающимся (а остальное продают), реабилитационные клиники – все это может стать прибыльным делом. Доказывают истории бизнеса этих семи женщин.

Мира Дума, Fashion Tech Lab

Мирослава Дума, основатель проекта Fashion Tech Lab

Кто

«Миллионер» модного инстаграма, соосновательница сайта Buro247.ru, а также американского онлайн-магазина для мам The Tot, инвестор в эко-бренд Reformation. В прошлом году Мира Дума объявила о запуске Future Tech Lab. Это инвестфонд и бизнес-акселератор для фэшн-стартапов с акцентом на экологичные технологии, переработку продуктов и материалов и их повторное использование и прочие обязательные для сознательного потребления пункты.

Чем занимается

Fashion Tech Lab объединяет инвесторов со стартаперами и учеными, а помогает им в этом компания Orange Fiber: в прошлом году фирма продемонстрировала результат сотрудничества с Salvatore Ferragamo – вещи из материала, сделанного из переработанной апельсиновой кожуры.

Самый громкий «домашний» проект фонда – стартап Diamond Foundry. Это искусственно выращенные алмазы. Мартин Ромайсен, CEO проекта, наряду с Думой входит в число основателей бизнес-акселератора, но в чем заключается роль фонда, не очень понятно: алмазы вместе с инвестициями стартап начал выращивать до того, как было объявлено о старте проекта Fashion Tech Lab. Это «бесконфликтные» алмазы – их добыча не велась в тяжелых условиях и в регионах, где идут военные действия. Серьезный довод для многих любителей бриллиантов.

Как проект зарабатывает

Объем фонда – 50 млн долларов. Сумма вложенного в проект и планы по возврату инвестиций не разглашаются.

Цитата

«Fashion Tech Lab – это социально ответственное инвестирование»

Ольга Флер, Meet For Charity

Ольга Флер, генеральный директор и основатель стартапа Meet For Charity

Кто

Выпускница журфака МГУ еще во время учебы основала свою первую компанию: агентство, которое проводило мероприятия и занималось пиаром в медиа по заказу люксовых клиентов. Десять лет Ольга вела этот бизнес, но часто теряла мотивацию – никак не могла ответить себе на вопрос «зачем я это делаю». Бизнес свой Ольга закрыла, когда поняла что у ее стартапа Meet For Charity большой потенциал, и если направить туда силы и внимание, может получиться большой социально значимый проект.

Началось все случайно. Ольга шутки ради выставила в соцсеть фотографию своей подруги и предложила аукцион за возможность пригласить подругу на свидание в ресторан – впрочем, сразу оговорив, что все средства пойдут на организацию благотворительного вечера для детей. Сейчас на благотворительность собрано уже более 44 миллиона рублей, а встречи в рамках аукциона многие используют как способ развить свой бизнес или в качестве подарка-впечатления для своих близких.

Чем занимается

За два года на аукционах Meet For Charity продано уже более 447 встреч с известными людьми и экспертами, среди которых были Сергей Капков, Алена Долецкая, Юлиана Слащева. Обед с главой Mail.ru Дмитрием Гришиным был продан за 1 млн 200 тыс руб, с издателем и кулинаром Никой Белоцерковской – за 1 млн 400 тыс руб. В проект инвестировал бизнесмен Борис Жилин, благодаря финансовым вливаниям был запущен собственный сайт и приложение для смартфонов, что позволило увеличить объем фандрайзинга почти вдвое – с 3 до 5 млн рублей в месяц. Meet For Charity стал для благотворительных фондов местом, где удобно и просто искать деньги для того, чтобы помочь их подопечным.

Как проект зарабатывает

MFC привлекает для благотворительных фондов до 5 млн рублей в месяц, а фонды возвращают MFC 15 % от собранных средств.

Цитата

«В Европе и Америке благотворительность становится частью образа жизни человека с самого рождения. Почти каждый знает, что 10% от своих доходов или своего времени он должен посвящать тем, кто в этом нуждается». 

Дарья Алексеева, Charity Shop

Дарья Алексеева, основатель и генеральный директор Charity Shop

Кто

С 17 лет работала волонтером, а потом и штатным сотрудником благотворительных организаций. Идея открыть в Москве благотворительные магазины Дарье пришла во время поездки в США. Такой формат в Штатах и Европе существует больше ста лет. Люди отдают ненужные вещи, их продают оптом в развивающиеся страны или через собственную сеть секонд-хендов. Часть вещей идет неимущим – тем, кто не может себе купить ни новой одежды, ни из секонд-хэнда.

В 2014 году в Москве открылся Impact Hub Moscow – коворкинг для социальных предпринимателей. Дарья участвовала в программе 90 Days Challenge (90-дневный марафон для стартаперов, в рамках которого они должны придумать, описать и запустить свой социальный проект – с помощью менторов Impact Hub). И спустя три месяца успешно стартовала, открыв свой первый магазин. Дарья любит учиться: спустя пару лет после запуска собственного проекта решила улучшить свои менджерские навыки и пошла на курс Executive Business Administration в бизнес-школу Сколково. После окончания курса у нее появилось видение, как проект можно вывести на национальный уровень – чем она сейчас и занимается.

Чем занимается

За последние три года развернула инфраструктуру для сбора ненужной одежды в Москве – сейчас больше 100 тысяч человек регулярно сдают ненужные вещи в  Charity Shop, которые направляются на повторное использование или переработку. Из переработанной одежды можно делать новые материалы – ватин, шумоизоляционные материалы, обтирочную ветошь. В этом году Charity Shop планирует удвоить сборы одежды – до 80-100 тонн в месяц. В ближайшие два года Алексеева намеревается открыть 70 магазинов – часть собственные, часть по франшизе. 

Прибыль от продаж направляют на развитие инфраструктуры сбора в Москве или на социальные проекты фонда «Второе дыхание». Фонд (учредитель Дарья Алексеева) распределяет одежду среди людей, которые не могут себе позволить ее купить: каждый месяц в регионы отправляется до 2 тонн одежды в качестве гуманитарной помощи.

Как проект зарабатывает

Оборот компании составляет в среднем 2 млн рублей в месяц: это доходы от розничных и оптовых продаж, а также от проведения акций по сбору вещей в офисах крупных компаний. Рентабельность бизнеса около 30% – около 600-800 тыс. рублей в месяц чистой прибыли. 80% Дарья направляет в благотворительный фонд, около 20% уходит на развитие организации: открытие новых магазинов и расширение инфраструктуры.

Цитата

«Я помогаю людям избавиться от ненужных вещей, но при этом не выбрасывать лишнее. Приучаю их экономить на покупке одежды: в шоу-руме вещи стоят 20-30% от их первоначальной цены».

Ольга Гребнева, Senior Group

Ольга Гребнева, исполнительный директор Senior Group

Кто

Будучи студенткой факультета связей с общественностью Волгоградского университета управления, руководила пресс-центром и организовывала круглые столы на тему гражданского общества. Получив диплом, приехала в Москву, нашла работу по журналу «Работа и зарплата». Работодатель вскоре увлекся темой домов престарелых и пригласил Ольгу в новый проект. В России в этой сфере все было плохо, тогда как во Франции, куда они ездили знакомиться с современными мировыми практиками, пансионы для пожилых выглядели как симпатичные отели, где есть жизнь и уважение к человеку, даже если он не помнит, что делал десять минут назад. Сейчас Ольга – операционный директор сети частных пансионов для пожилых людей Senior Group. Вечером, уложив ребенка спать, любимый способ перезагрузки – позаниматься французским языком.

Чем занимается

В прошлом году лично открывала первый в России медицинский пансион для пожилых людей, который можно поставить в один ряд с лучшими в мире учреждениями. С клиентами там занимаются, чтобы те как можно дольше сохраняли когнитивные навыки и подвижность – лечебной гимнастикой, литературой и творчеством. Даже маломобильных пациентов сиделки обязательно вывозят на прогулку и привозят на обед в столовую: в этом возрасте и состоянии социальное общение особенно важно, а одиночество - мучительно. Некоторые пожилые люди проводят здесь один-два месяца летом, пока их домочадцы находятся в отпуске. В Малаховке старики гуляют по сосновому лесу, общаются со сверстниками, ходят на концерты, могут пройти медицинское обследование. Еще один пансион Senior Group откроется в Жуковке в августе.

Как проект зарабатывает

В пансион в Малаховке вложено 950 млн рублей, и быстрого возврата инвестиций никто не ждет. Главное – задать новый стандарт индустрии. Содержание одного человека в месяц с учетом субсидии стоит от 105 тысяч рублей, включая субсидии (небольшая ремарка: если сдать квартиру в аренду и вычесть расходы на сиделку, выйдет примерно столько же). Часть пациентов поступает на благотворительной основе от фонда «Старость в радость». Вообще, в каждом пансионе есть приличный процент бюджетных мест: пожилые люди могут получить квоту от государства, и обслуживаться за 75% пенсии.

Есть и своя Академия Senior Group - тут обучают сиделок специфике ухода за пожилыми людьми. Выпускников Академии приглашают работать в пансионах или собственной патронажной службе "Помощник": вы нанимаете сиделку в Senior Group – они подбирают для пожилого человека подходящего специалиста. При необходимости сиделку вам заменят (если основной помощник по уходу заболел) или вызовут на дом врача, если нужен не только уход, но и медицинская помощь – все это делают диспетчеры патронажной службы.

Цитата

«Это стартап, который длится уже десять лет и дает полноценное ощущение нужности того, что делаешь».

Анна Симакова, «Три сестры»

Анна Симакова, генеральный директор реабилитационного центра «Три сестры»

Кто

В 22 года Анна получала диплом Кемеровского университета по специальности финансы и кредит, будучи уже в должности замдиректора угольной шахты. Но красивый кабинет большой начальницы оставила, переехав в Москву по приглашению угольного дивизиона компании «Северсталь». Через четыре года уже была старшим менеджером аналитического отдела. Выйдя замуж и родив ребенка, переосмыслила ценности корпоративной жизни и решила уйти в социальный проект. Анна перешла в компанию-стартап, в которой не было ничего, кроме небольшого стартового капитала и желания пойти в медицину. Так начинались «Три сестры».

Чем занимается

За шесть лет ей удалось построить и вывести центр на уровень лучших мировых клиник. В России до сих пор тема реабилитации не очень понятная – нет медицинской специальности реабилитолог: и если что-то серьезное, тяжелое состояние после инсульта или ДТП – надо было ехать в Израиль или Германию. Теперь в подмосковных «Трех сестрах» не хуже. Эффект от реабилитации – это прежде всего количество часов терапии в день: в «Трех сестрах» полагается 6 часов, как в медицинском стандарте клиник Америки, в то время как даже в Европе с пациентами занимаются 3-4 часа в день. Эти практики в «Трех сестрах» внедрили благодаря опыту главного врача Дмитрия Кухно, реабилитологу с 20-летним стажем в клиниках США. Строя «Три сестры», Анна посмотрела фильм о фильме «Елена» Звягинцева. Ее поразило, насколько съемки фильма похожи на запуск стартапа. «Сначала ты пишешь сценарий – концепцию бизнеса, потом собираешь команду – проводишь кастинг, рисуешь декорации – проектируешь здание больницы». Для истории Анна пригласила оператора снимать все совещания и открытие больницы. С тех пор в штате «Трех сестер» есть оператор Дмитрий Стеценский. После этого Анна и Дмитрий не только сняли много роликов для «Трех сестер», но и окончили Московскую школу кино по специальностям кинорежиссер и кинооператор. И теперь представляют свои работы на кинофестивалях, а в «Трёх сёстрах» все время происходят творческие проекты с приглашением ее друзей – актёров, режиссёров и художников. А они в свою очередь, всегда обращаются, если нужна какая-то медицинская помощь.

Как проект зарабатывает

За пять лет работы центра выручка выросла в шесть раз по сравнению со стартом. Содержание и лечение одного пациента в день – от 12 тысяч рублей, в центре – 120 мест. Для восстановления после тяжелого инсульта или серьезной травмы нужно провести в клинике три недели. «Три сестры» - популярный реабилитационный центр, случаются периоды, когда все места заняты. Часть пациентов после инсультов и ДТП оформляют квоты на реабилитацию – и тогда за их лечение платит государство.

Цитата

«Я вижу, какие успехи делают пациенты, хотя для окружающих они, возможно, незаметны. И особую радость мне доставляет то, что мой старший сын любит приезжать в «Три сестры» просто так – значит, у нас получилось создать приятный медицинский отель, где нет тяжелого ощущения «дома инвалидов» и характерных цветов и запахов государственной клиники».

Елена Игнатьева, KidsEstate

Елена Игнатьева, генеральный директор KidsEstate

Кто

Лондонская школа экономики, банковская карьера… Все изменил диагноз сына: в три года у него выявили особенности развития. Елене пришлось выбирать: лишить сына обучения и общения с детьми или создать собственный детский центр. С тех пор уже 14 лет она управляет инклюзивным детским садом KidsEstate. Для себя, а не для дела Елена пару раз в год ездит на йога-семинары, регулярно бывает на концертах в Консерватории, а также пишет короткие рассказы о себе, детях, путешествиях.

Чем занимается

KidsEstate, в отличие от многих частных садов, – полностью белый бизнес, с лицензией Министерства образования. Это очень редкий случай: не зря консалтинговая компания Ernst&Young наградила Елену призом «Безупречная репутация». В штате, кроме педагогов, среди которых несколько носителей английского языка, есть логопед, психолог, нейропсихолог. Имеется своя «мини-НИИ лаборатория». Главное в образовательном подходе – дать детям развиваться в соответствии с возрастом и их индивидуальными параметрами. «Краткосрочных задач (например, научиться читать в 4 года) мы не решаем. Это не экологично. Мы следуем природным ритмам ребенка и имеем удивительные результаты», – говорит Елена.

Как проект зарабатывает

Перейдя с клубных занятий на модель полного дня пребывания детей, KidsEstate в первый же год покрыл все убытки. В англо-русский сад в Гранатном переулке стоит очередь, хотя он и недешев.

Цитата

«Государственные сады и школы получают в два-три раза больше субсидий от государства, чем частные заведения. Плюс у нас еще арендная плата и зарплаты сотрудникам. В итоге цена на услуги становится космической. Но в частных садах детям лучше, чем в государственных, а сами эти организации с точки зрения экономики – эффективнее. Это надо менять».

Жюльнар Асфари, Vmeste1000

Жюльнар Асфари, исполнительный директор проекта Vmeste1000

Кто

Четыре года назад Жюльнар ушла из банка «Связной», чтобы заняться развитием инноваций в обществе и управлением инвестиционным портфелем Сергея Солонина (владелец QIWI). Жюльнар мать шестерых детей, из которых трое усыновленные, с раннего детства вовлекает детей в волонтёрскую деятельность.

Чем занимается

Сейчас главная страсть – проект Vmeste1000. Это самоорганизующееся сообщество в 1000 человек, каждый из которых вкладывает по 100 тысяч рублей. Почти половина инвесторов уже в деле. Теперь ищут место под стройку и определяют, что именно там должно быть, кроме генерирующего прибыль ресторана – управляющей компанией станет RestART Vasilchuk Brothers – оба брата участники 1000. Вся прибыль будет направляться на поддержку проектов, полезных городу и горожанам. Vmeste1000 – это соединение как минимум трёх социальных технологий. Во-первых, блокчейн. «Токен, который выпускается в процессе ICO, – это токен голосующий: прибыль, которую генерирует ресторан, на ежеквартальной основе неравнодушная тысяча распределяет на социальные инновации в городе». Во-вторых, это организация, где управление – не вертикальное, а горизонтальное. В России соизмеримых по масштабу примеров пока нет, Жюльнар и сотоварищи создают прецедент. «Ближе всего к этому были люди творческих профессий, артели, творческие союзы – они все организованы по горизонтальному принципу как союз равных». В-третьих, это венчурная филантропия. 

Как проект зарабатывает

Инвестиции от 1000 инвесторов пойдут на строительство ресторана/городского пространства, которое должно стать новой точкой притяжения на карте города, вся прибыль от его деятельности пойдет на проекты улучшения городской среды.

Цитата

«Если благотворительность ранней стадии – это прямая адресная помощь, более продвинутая благотворительность – это филантропия, организация институций, которые помогают оказывать помощь. Первое – это просто «рыбки», фонды – это «удочки», а венчурная филантропия – создание экосистем, где и рыбки, и рыбаки и удочки – все вместе». 

Екатерина Затуливетер, Altourism

Екатерина Затуливетер, основатель проекта Altourism

Кто

Закончив магистратуру Брэдфордского университета, уроженка кабардино-балкарского городка Тырныауз Катя Затуливетер вообще не собиралась в Россию. Жила в Лондоне и работала помощницей депутата Майка Хэнкока. В 2010 году очередной раз ухудшились отношения России и Британии, и вместе с Анной Чапман Катю заподозрили в шпионаже и предписали депортацию. Катя стала первым человеком, кто выиграл в суде дело против британской контрразведки такого рода. Но работать в Англии было дальше невозможно. Катя вернулась в Москву и начала придумывать себе интересное дело. В итоге получилось турагентство «Альтуризм» – «Путешествия для души и дела»: оно предлагает столичным путешественникам поездки в российскую глубинку, и параллельно развивать инициативность местных жителей по улучшению среды их обитания. 

Чем занимается

Собирает группы «альтуристов» и вместе с ними ездит по России, предлагая полноценный опыт погружения в «жизнь других», который также включает волонтерскую работу. В своем выступлении на TEDxSadovoeRing Катя говорила: «Я неоднократно была на выборах, участвовала в политических кампаниях. Но поняла, что один из лучших инструментов объединения людей – это общее дело. Этот инструмент для нас основной – мы приезжаем в гости в деревню или небольшой город и заодно делаем какое-то простое и понятное дело: расчистка свалки, ремонт лавочек в парке». Для примера – весенняя поездка на уикенд: «Путешествие в заповедник «Дорогою бобра»». Несколько дней в деревне Гоголево альтуристы проходили по Полистовскому заповеднику, посмотрев, как живут бобры в дикой природе. А потом помогали местным энтузиастам на субботнике в музее деревенского быта. В июле 7-15 числа Катя собирает группу в Карелию: кроме обычных карельских радостей, альтуристы будут строить причал на Онежском озере вместе с местными жителями. Жить – в палатках. Готовят бабушки из рыбацкой деревни или сами на костре.

Как проект зарабатывает

С 2014 года Катя организовала тридцать четыре таких путешествия, выручка за прошлый год составила 1 млн 700 тыс руб. Маржа – 25 процентов. Средняя стоимость поездки – 11-13 тысяч рублей, а группы собираются от 4 до 8 человек (до места все добираются самостоятельно). Кроме того, Катя открыла на сайте altourism.ru «онлайн-сельпо», где можно купить товары, которые делают вручную жители малых городков и деревень. Например, полезная и красивая для дачи история – это деревенские «снеги»: укороченные валенки на резиновой подошве, которые делают в Псковской области. 

Автор:

Анна Карабаш – журналист.

Фото: Getty Images, личные архивы, altourism.ru

Нажмите и читайте нас в Facebook
Спецпроекты
НовыйСентябрь 2018
IQ