Алиса Чумаченко: «Деньги - это энергия. Их надо пускать в круговорот»

[@Work] [Интервью][карьера]
3286
Алиса Чумаченко – один из самых успешных в России интернет-предпринимателей. Еще она счастливая жена и мама, которая в свое время вошла в десятку самых сексуальных женщин-руководителей в мире. Все, к чему она прикасается, превращается в золото. Marie Claire выяснила, как у нее это получается.
Алиса Чумаченко НА АЛИСЕ: ТОП, CHANEL; БРЮЧНЫЙ КОСТЮМ, THE KOOPLES; ЛОФЕРЫ, CHRISTIAN LOUBOUTIN Фотография Иван Куринной

Алиса Чумаченко, 35 лет, основатель компании Game Insight (производство онлайн-игр, входит в десятку крупнейших интернет-компаний России).

  • Начала работать в 14 лет.
  • Состояние – $90 млн (номер 21 в списке 30 богатейших женщин России по версии Forbes).
  • Дети – сын, 11 лет.
  • Любимый бренд – Chanel.
  • Косметика – Valmont.
  • Любимые города: Париж, Вильнюс, Москва.
  • Любимый аксессуар – дизайнерские сумки.
  • Увлечения: верховая езда, сэйлинг, шопинг.

Как люди становятся богатыми и успешными?

Факторов миллион! Я как раз об этом думаю написать книжку. Это и вовремя увиденные шансы, и единомышленники, и вера в себя, и открывшиеся возможности на рынке, и ночи без сна, помноженные на случайность и везение. Конечно, мерило успешного бизнесмена – количество заработанных денег. Но все относительно. У вас может быть небольшое кафе, которое приносит крохотную прибыль. Но бизнес-модель этого кафе может оказаться такой удачной, что создатели со временем построят глобальный бизнес и, возможно, поменяют мир. Когда я основала свою компанию (Game Insight. – прим. MC), то, естественно, стремилась заработать денег. Но это не было приоритетом. В первую очередь хотелось создать что-то свое. Гнаться только за миллионами мне неинтересно.

Где была ваша первая работа?

Артистка цирка на льду.

Вы серьезно?

Да, я из цирковой театральной семьи, в 14 лет пошла работать в цирк и осталась там на 10 лет. Потом решила, что хватит и что нужно менять жизнь. И случайно попала в команду людей, которые занимались тем, чем я тогда страшно увлекалась, – компьютерными играми. 

Чем вас так зацепили игры?

Мне всегда нравились онлайн-игры, особенно «Бойцовский клуб». Нравились большие виртуальные миры. В такие игры обычно играют люди с хорошо развитым воображением – это возможность проживать другую жизнь. В тот момент я сидела дома с грудным ребенком и могла позволить себе заходить в Интернет и играть. Про то, что такое зависимость от компьютерных игр, я тоже знаю.

Она у вас до сих пор есть?

Уже нет. Когда понимаешь, что с тобой происходит, легче себя контролировать. Да и времени нет. 

И как в итоге вы сделали карьеру?

В 24 года я устроилась секретарем в стартап IT-Territory (мы придумывали и продвигали онлайн-игры). Тогда я не очень понимала, какие у меня цели и чего я хочу. На руках был ребенок, срочно требовались деньги. Сначала я просто носила кофе, помогала. Когда пиарщица уволилась, я стала умолять, чтобы меня взяли на ее место.

Вы тогда что-нибудь знали о пиаре?

Конечно же, не знала! Но у нас вся страна ничего о пиаре не знает – и нормально. Я была такой же девочкой-пиарщицей, которых тысячи. Но тогда этот бизнес только зарождался – не существовало ни рынка, ни индустрии, ни профессионалов. Вся команда была – такие же, как и я, энтузиасты, увлеченные игроки. 

Кого-то отсутствие опыта останавливает...

А иногда, наоборот, останавливает наличие опыта. Мне, например, это сыграло на руку. Возможно, если бы я сейчас осознавала последствия, не решилась бы так резко поменять жизнь.

Какой момент был самым трудным?

Да все! Если оглянуться на последние десять лет, то все было очень и очень тяжело. Каждый день, каждое решение, каждая встреча... Но я стараюсь не драматизировать. Еще у меня синдром отличницы: уже с утра совесть подрывает, что я не доделала, не успеваю, пропускаю. Это помогает мобилизоваться.

Алиса Чумаченко НА АЛИСЕ: ВОДОЛАЗКА, UNIQLO; БРЮКИ, BARBARA BUI; ЖИЛЕТ, SONIA RYKIEL; ТУФЛИ, MANOLO BLAHNIK Фотография Иван Куринной

На что вы потратили первые большие деньги?

Купила родителям хорошую квартиру. Когда появились первые радости жизни типа хорошей машины, стала много перечислять на благотворительность. 

Вам больше нравится копить или тратить?

Я не Скрудж, не умею откладывать. Я и в бизнесе такая – предпочитаю все реинвестировать. Деньги – это энергия, их надо пускать в круговорот. Тогда они будут приносить новые деньги.

А вы знаете, что такое – быть без копейки?

Мы с родителями жили очень скромно, если не сказать хуже. В хрущевке на окраине. На дворе голодные 90-е. У тебя зарплата 200 долларов, а чтобы ребенка устроить в детский сад, нужно 400.

Не боитесь снова оказаться в той жизни?

Не надо зарекаться, но думаю, что моего опыта и навыков хватит, чтобы достойно заработать. Сейчас мой приоритет – дать хорошее образование сыну.

Вы можете позволить себе самолет? Дом на океане?

Самолет не могу, а дом в Калифорнии – могу. Моя категория понимания денег – это не цифры, а, скорее, этапы жизни. Первый – когда ты перестаешь знать, сколько стоит молоко в магазине. Второй – перестаешь в супермаркете смотреть на чек – это 1500 рублей или 10 тысяч. Потом начинаешь думать: хватит ли денег на образование и плюс еще на один дом? А потом – что я могу сделать с помощью этих денег полезного? И это уже большая ответственность. 

Какие женские качества помогают в бизнесе?

Мы отличаемся от мужчин, но не настолько, как принято думать. Когда я стала вице-президентом и компания была уже огромной (Astrum Online Entertainment – один из крупнейших ресурсов по производству он­лайн-игр в Восточной Европе, откуда Чумаченко ушла пять лет назад и открыла свой бизнес. – прим. MC), я заходила в комнату для совещаний с кофе и меня принимали за секретаршу. Но у меня нет с этим проблем. Мне комфортно с работоспособными, активными людьми, которые все время что-то придумывают. Какого они пола – второстепенно. 

В ваших решениях много эмоций?

Больше, чем хотелось бы. Хотя лет десять назад их было гораздо больше. Но розовых очков у меня никогда не было. Я, наоборот, параноик. Любое предпринимательство связано с огромными рисками. Все можно потерять в любой момент. Твоя задача – эти риски нивелировать. Параноик ведь не значит трус и не значит лентяй. Хотя в целом я оптимист. Знаю, что завтра будет новый день. И постоянно себя спрашиваю: что я могу сегодня сделать, чтобы моя жизнь через десять лет была лучше?

Насколько в бизнесе стоит доверять интуиции?

Есть исследования, подтверждающие, что интуиция – это тот же накопленный опыт. Просто мозг эту информацию обрабатывает другим способом. В этом плане я стопроцентный интуит. Хотя без статистики и прагматичного анализа мне сложно. 

«ЕСЛИ НА ДЕТЕКТОРЕ ЛЖИ ОПРОСИТЬ МОИХ ПАРТНЕРОВ И СОТРУДНИ­КОВ, ОНИ, НАВЕРНОЕ, СКАЖУТ, ЧТО Я СТЕРВА»

Алиса Чумаченко Фотография Иван Куринной

Вы стерва?

Хороший вопрос. Если на детекторе лжи опросить моих партнеров и сотрудников, они, наверное, скажут, что да. Что Алиса умеет вдохновить, но и страху нагнать тоже может. Возможно, мне удастся в следующем витке жизни быть мягче, спокойнее.

Вы недавно ушли из очень успешной компании Game Insight, которую сами создали. Почему? 

Своя компания – она как ребенок, со временем она вырастает и ее интересы могут больше не совпадать с интересами акционеров и основателей. Она может мешать развиваться тебе, а ты – ей. 

Вы давно замужем?

Десять лет. Но я не люблю обсуждать личную жизнь.

Ваш успех в бизнесе отразился на семье?

Я преуспела в том числе и потому, что меня всегда поддерживал муж. Да, в России многие мужчины по-преж­нему домостроевские, но у нас не возникало проблем, потому что он намного успешнее меня. Он всегда на несколько гигантских шагов впереди. И 99% советов, как строить бизнес, я получила от него. Хотя как таковых советов он мне никогда не давал. Я просто наблюдала, как он принимает решения, разговаривает по телефону. Но, конечно, я его периодически напрягаю. И, наверное, могла бы быть помягче, более гибкой.

В том, что он успешен, есть, наверное, и ваша заслуга?

Может быть. Мы прошли огромный путь вместе. Где-то он меня поддерживал, где-то я его. Самое важное в отношениях – одинаковый способ мышления. Большая редкость, но овладеть этим можно. Если внимательно прислушиваться к человеку, слышать его, настраиваться на его волну, можно научиться понимать его способ мышления. Тогда вы будете эффективно друг другу помогать.

Вы считаете себя сильной женщиной?

Да.

Бывает, что такие женщины отпугивают мужчин...

Сложно сказать. Что вообще значит сильная? Властная? Я, например, вообще пупсик. Хорошо готовлю, обожаю жарить котлеты, заниматься домом. У меня две собаки и три кота. По идее, я не должна отпугивать. Сила – в другом. В гибкости, например. В умении владеть собой. В возможности встать с постели в любом состоянии, прийти на работу и улыбаться.

Лишает ли женственности необходимость принимать решения и много работать?

Я считаю, что много работать полезно всем. Что-то все время создавать, производить. Но важно уметь переключаться, отдыхать, тогда ты будешь гораздо продуктивнее. Я не верю в суперзанятых людей. Все это вопрос приоритетов. Для меня, если в день получается уделить на стряпню хотя бы час и потом поужинать с семьей, это равнозначно полноценному выходному.

«ДЕНЬГИ – ЭТО ЭНЕРГИЯ. ИХ НАДО ТРАТИТЬ, ПУСКАТЬ В КРУГОВОРОТ. ТОГДА ОНИ ПРИНЕСУТ НОВЫЕ ДЕНЬГИ.»

Алиса Чумаченко Фотография Иван Куринной

Есть мнение, что каждые пять лет надо менять работу. Вы согласны?

Все индивидуально. У каждого свои жизненные циклы. Если говорить о менеджерах – да, большинство после пяти лет на одном проекте начинают выгорать. При этом не обязательно менять работу, иногда достаточно поменять направление деятельности. Хотя жизнь сейчас так убыстряется, что циклы становятся короче – по два-три года.

Вы разрешаете сыну играть на компьютере?

У него нет компьютера. Точнее, есть, но он заперт в шкафу. Да и откуда у него время сидеть за компьютером? Уроки, дополнительные занятия, спорт. Телевизор у меня он, кстати, тоже не смотрит. Я пытаюсь приучить его к чтению книг – обычных, не электронных. У меня в доме в Вильнюсе стены со стеллажами книг, большинство из которых – старые. Обожаю ходить по букинистическим магазинам.

Почему вы живете в Вильнюсе?

Экология для бизнеса и для жизни в целом там очень хорошая. Плюс у меня отец литовец. В свое время мы перевели в Вильнюс головной офис компании, тем более что из России в тот момент приходило не более 10% выручки. А полгода назад мы туда переехали жить. Мне там все нравится – люди, природа, расположение. Наш дом – в сосновом бору, в десяти минутах езды от города. В двадцати­ метрах от окон моей спальни – озеро, по участку у меня бегают здоровенные зайцы-русаки, я постоянно встречаю лис, косуль. Воздух, конечно же, не сравнить с московским.

Изоляции не ощущаете?

Я москвичка, и у меня нет ощущения провинции, пожалуй, только в Нью-Йорке. Это снобизм, но, думаю, любой москвич меня поймет. Но в 24 года тебе неважно, чем ты дышишь и чем дышат твои дети, которых у тебя, возможно, еще и нет. Тебе важно строить личную жизнь и карьеру. А сейчас уже думаешь о будущем, о стратегии дальнейшей жизни. Я очень домашний человек. И в так называемой провинции ловлю кайф. Я уже не понимаю, как можно жить в городе и в квартире. А вообще я не сильно привязываюсь к местам, гораздо больше – к людям. И мне нигде не скучно.

Вы бы еще хотели детей?

Если получится – конечно. Карьера карьерой, это очень, очень важно, но дети – самое волшебное, что может с женщиной случиться. А главное – у нее в этом плане есть выбор, которого нет у мужчин. И я мечтаю, чтобы, когда мне будет 70, меня окружало много детей и, может быть, уже и внуков.

Нажмите и читайте нас в Facebook
Спецпроекты
НовыйФевраль 2017
Love