Ивета Манашерова: «Личной охраны у нас нет и никогда не было»

[@Work] [Интервью][карьера]
3151
Вице-президент одного из самых успешных холдингов в Европе, меценат, коллекционер современного искусства, организатор выставок и концертов, а еще счастливая мама четверых детей Ивета Манашерова рассказала Marie Claire о том, что для нее в жизни гораздо важнее успеха

Ивета Манашерова, 45 лет, основатель – вместе с мужем Тамазом – и вице-президент группы компаний Unident (1700 сотрудников; на сегодняшний день – лидер медицинского и стоматологического рынка в России).

Проекты: соучредитель культурно-благотворительного фонда U-Art, а также фестиваля виолончельной музыки Vivacello. Манашеровы входят в попечительские советы Русского музея в Санкт-Петербурге, Государственного центра современного искусства, Мультимедиа Арт Музея Ольги Свибловой.

Дети: два сына, 23 и 15 лет, и две дочери – 19 и 3 года.

Образование: факультет прикладной математики Тбилисского государственного университета; отделение истории искусства истфака МГУ.

Языки: русский, грузинский, армянский, французский, английский, итальянский

Хобби: классическая музыка, балет, опера, театр, коллекционирование живописи начала XX века

МС: Вам часто завидуют?

Ивета Манашерова: Мне кажется, нет. А стоит ли? Я сама этим свойством не обладаю. Правда, иногда думаю: вот бы чуть-чуть свободного времени – счастливые те, у кого оно есть!

МС: Бизнес, искусство, меценатство, воспитание четырех детей – действительно, это много. Вы сознательно выстраивали свою карьеру и жизнь такими, как они получились?

И.М.: В жизни важен случай, но мне кажется, все сложилось логично. Я всегда хотела заниматься языками, хотя заканчивала физико-математическую школу и поступила на факультет прикладной математики и кибернетики, где мы познакомились с будущим мужем. А к языкам я все равно после университета вернулась – пошла на высшие курсы синхронных переводчиков. В детстве ходила в школу искусств. Школу заканчивала с медалью, а на выпускной родители мне подарили альбом Ван Гога. Дальше была наша с мужем компания, работа.

МС: Откуда же возникла тема бизнеса?

И.М.: На четвертом курсе муж начал работать коммерческим директором в стоматологической клинике. Мы думали, что станем программистами – за этой профессией будущее, но тогда, в 1990-е годы, люди всем занимались. В то время если ты что-то делал хорошо, упорно, целенаправленно, то у всех все получалось. Десять лет мы работали по 24 часа в сутки, не поднимая головы. Мы начали вместе – даже не представляли, как может быть по-другому. И я рада, что так получилось.

МС: Какие у вас были амбиции?

И.М.: Мы перфекционисты. Думаю, Тамаз – даже больше, чем я. А я не могу от него отставать. В паре важно быть интересными друг другу: если что-то интересует его, значит, я должна знать больше. И наоборот – такое внутрисемейное соревнование. Результат наших амбиций – компания занимается не только стоматологией, но и производством продукции в области гигиены полости рта, и клиниками, и общемедицинскими направлениями. С зубными пастами – та же история. Мы начали с того, что представляли пасту Rembrandt американского производителя, которая тогда была лучшей в мире. В России еще не существовал премиальный рынок зубных паст. У американцев менялись хозяева, каждый из них варьировал условия – и в какой-то момент мы сказали себе: надо браться за свое дело. Мы должны были сделать лучше, и у нас получилось. Так же и с увлечениями. Кстати, страсть к музыке и коллекционированию у мужа даже сильнее, чем у меня.

МС: Семья, бизнес, искусство – что у вас все же в приоритете?

И.М.: Семья всегда на первом месте. Ничего нет важнее – а все остальное может жить параллельно. И я не представляю себя без работы или без искусства..

МС: Почему вы не поставили бизнес на «автопилот», чтобы целиком посвятить себя увлечениям?

Ивета Манашерова: По-моему, можно работать до тех пор, пока тебе интересно. Если это так, ты не захочешь от дела отойти. Я детям всегда говорю: выбирайте то, что вам нравится, и делайте это хорошо. И тогда будете успешны и счастливы. Заниматься любимым делом – это основное.

Ивета Манашерова (в центре) с мужем (слева) и тремя старшими детьми в путешествии по Исландии, 2015 год.

МС: А деньги?

И.М.: Они никогда не были самоцелью. Если ты что-то делаешь хорошо, все равно будет отдача. Финансовая или какая-то другая. Но важнее удовольствие. Конечно, деньги для нас – это и возможность дать детям лучшее образование. Например, дочь учится в Колумбийском университете – у них две тысячи человек на курсе, и только два студента из России. Она школу окончила в Москве, поступила сама, хорошо учится, сейчас помогает с математикой тем, кто отстает, в летние месяцы занимается волонтерством, хочет быть врачом, считает, что это ее призвание. Раз в неделю работает в больнице, возглавляет совет общежития и общество любителей итальянского языка, организует конкурс танцев на 1 200 человек. Я ею горжусь, она большая умница. Правда, говорит: «У меня такие родительские ориентиры, что мне немножко сложно».

МС: Сколько вы даете детям на карманные расходы?

И.М.: Для нашего 15-летнего сына мы рассчитываем сумму карманных денег исяходя из того, сколько ему нужно, например, сколько стоит школьный обед, – и папа дает ему немножко больше, просто округляет сумму, чтобы сын мог что-то откладывать. Потом он всегда делает нам маленькие подарки на дни рождения – и считает, что покупает их на свои деньги. Мне кажется, у наших детей есть хорошее понимание того, что, пока не начинаешь сам зарабатывать, ты тратишь только родительские деньги – в этом нет твоего труда. Поэтому нужно бережно к ним относиться. Кстати, в прошлом году сын летом месяц работал – помогал в нашем офисе, в отделе маркетинга, получил свои 15 тысяч.

МС: У вас есть охрана?

И.М.: Нет и никогда не было.

МС: В семейных парах есть распределение ролей, обязанностей – у вас оно какое?

И.М.: За дом, быт отвечаю я, но муж никогда и ни в чем не бывает безразличным. У нас нет решений, которые мы принимаем каждый отдельно – может быть, потому еще, что знаем друг друга с 18 лет. На работе и в семье мы все обсуждаем, нет закрытых тем.

МС: Бизнес не мешает личной жизни? Принято считать, это разные области.

И.М.: Нет, нам не сложно. Когда мы начинали, у нас был один кабинет, где мы сидели вдвоем. Потом появился помощник, мы работали в смежных офисах, затем разъехались на разные этажи, а сейчас занимаемся разными направлениями. Моя ответственность – производство зубных паст, а у Тамаза остальные – оборудование, клиники, сервис. Мы советуемся друг с другом..

МС: Бизнес – дело жесткое. Не бывает желания покритиковать?

И.М.: Ну, это мы любим. Как без этого! Но жестко я не умею. Просто надо быть принципиальным, не обязательно для этого быть жестким. Что нравится или не нравится – мы все говорим открыто, не скрываем друг от друга, не делаем поблажек. Если ты должен что-то сделать, значит, должен. Нам даже помогает, что мы – семья: иногда есть возможность что-то обсудить вне рабочей обстановки. Нас часто спрашивают: не хотите ли вы отключиться от работы? Для этого есть каникулы – они у нас всегда семейные. Пару лет назад мы с мужем впервые уехали не в командировку, а отдохнуть вдвоем. И дети возмутились: как, без нас?!

МС: Вы производите впечатление человека очень мягкого, деликатного – как действуете, если надо принять какое-то экстремальное решение? Например, в периоды кризиса?

И.М.: Ты ответственен за людей, которые у тебя работают. Продержаться, не сокращать сотрудников и зарплаты – каждый раз это было задачей номер один. Но, скажем, в 1998 году было проще, чем сегодня. Ключевых людей мы всегда выбираем сами. Мне кажется, атмосфера сохраняется семейная, как в маленькой компании, которая была когда-то. А вообще все эти кризисы дают возможность заново взглянуть на ситуацию и найти другое решение. Важна гибкость, надо не опускать руки. И всегда найдется выход.

МС: И такое отношение к персоналу себя оправдывает?

И.М.: По крайней мере, нам так легче жить.

МС: В каком плане?

И.М.: В моральном – в первую очередь. Если удается сохранить людей, компания какое-то время может не получать прежней прибыли, зато потом у тебя будет рост. За счет лояльности сотрудников, их заинтересованности в том, что они делают.

МС: Вам не кажется, что это немножко «женский» подход?

Ивета Манашерова: Женский или мужской – для меня в бизнесе нет деления. Вообще умная женщина – этот сила. Мой муж всегда говорит: «Для меня красивая женщина – это умная женщина». У нас руководящие позиции занимают и мужчины, и женщины – я не чувствую, что они что по-разному ведут дела.

МС: Выбирая из нескольких кандидатов, кого вы возьмете, а кого нет?

И.М.: Всегда слушаю интуицию. Но я не возьму карьериста. Людей, которые ничем другим не интересуются, кроме работы. У человека должны быть увлечения, тогда он что-то интересное принесет и в компанию.

МС: А чем вас можно подкупить?

И.М.: Умный взгляд, открытая улыбка. Честность и порядочность – самые основные показатели. Тут очень редко обманываешься.

МС: Вы ощущаете себя успешной женщиной?

И.М.: Как только ты сказал себе: вот, это успех, – все для тебя заканчивается. Хотя, конечно, было приятно, когда в позапрошлом году нашу пасту признали лучшей в Европе. И когда на концерты собираются полные залы и нет билетов – ты же всегда волнуешься, как это пройдет, может быть, даже больше, чем музыканты.

МС: У вас очень личное отношение – вы словно обустраиваете мир «под себя», по своим взглядам.

И.М.: Да. Если видишь в этом смысл и есть возможность помочь, то мы всегда помогаем. И для детей это важно. Мы вместе и на благотворительные концерты, на ярмарки и в детские дома ездили. Нужно, чтобы дети многое видели. Тамаз всегда говорит: даже если ты заработал 10 тысяч, тысячу отложи на помощь людям. Пусть у тебя немного возможностей, все равно можешь что-то сделать для тех, у кого их еще меньше.

МС: Как вам удается все совмещать? Какой-то особый тайм-менеджмент?

И.М.: Я веду органайзер – в голове давно уже не могу всего сохранить. Пишу от руки, на бумаге – люблю писать. Если встречи не в офисе, не удается провести больше 2-3 в день. Стараюсь на письма отвечать сразу, телефон всегда под рукой. Главный принцип: если можешь сделать сегодня, никогда не откладывай на завтра. Как мама говорит: не оставляй грязной посуды. И конечно, интересы детей всегда в приоритете.

МС: От чего в жизни вы больше всего хотели бы их предостеречь?

Ивета Манашерова: От того, чтобы быть праздными. Так много людей, которые проживают скучную жизнь. Я хочу, чтобы они могли удивляться, чтобы всегда хотелось что-то делать, чтобы занять себя было несложно. Чтобы умели дружить, любить. Но знаете, сколько ни учи, они всегда растут на семейном примере. Это в голове остается.

МС: И какой семейный пример для вас главный?

И.М.: Мне кажется, когда ты честно живешь сам с собой, то все получается хорошо. Хотя в семье, конечно, бывают сложности. Любовь всегда должна оставаться лейтмотивом. Нельзя говорить только об уважении, каких-то дружеских чувствах – должно быть желание удивить, сделать сюрприз. Надо уметь уступать, прислушиваться. И очень важно, чтобы были общие увлечения. Я, например, впервые попала на стадион на десятилетие нашей свадьбы – мы полетели на чемпионат мира по футболу, это был мой подарок мужу к нашему юбилею. А он с удовольствием ходит со мной на балет, хотя я не могу сказать, что он очень его любит.

МС: Вам удается заниматься собой?

И.М.: Если честно, у меня на это не много времени. Стараюсь два раза в неделю заниматься спортом: один день nordic walking в парке, второй – фитнес в зале. Спа-процедуры – это только когда мы уезжаемв отпуск. А в обычные дни – крем, прическа, чуть-чуть косметики.

МС: Когда вы чувствуете себя по-настоящему женщиной?

И.М.: Когда принимаю дома гостей. Дети вокруг, я вкусно готовлю…

МС: Вы еще и готовите!

И.М.: В выходные. Я в эти дни всегда дома, мы очень любим гостей, к нам друзья приезжают. Уверенной я ощущаю себя часто, но дома, в окружении мужа, детей и друзей – я в полной гармонии с самой собой.

Фото: Анастасия Хавжу, личный архив

Нажмите и читайте нас в Facebook
Спецпроекты
НовыйИюнь 2017
Fun & drive