Клэптомания: звезда YouTube Катя Клэп и ее миллионы

[@Work] [Знаменитости][Интервью]
28436
Самая популярная девушка русского YouTube Катя Клэп рассказала Раисе Мурашкиной о том, сколько зарабатывают на рекламе блогере и как она делает деньги из воздуха. А еще мы сыграли с Катей в проект-перевоплощение: четыре визажиста примерили на звезду Рунета неожиданные образы - бизнес, pop-star, it-girl, honey. Катя запостила look в синем бомбере в Instagram через 10 минут после съемки, и за сутки он набрал 350 тысяч просмотров и 60 тысяч комментариев. А вам слабо? :)

Возраст: 23 года
Город: Москва
Семья: мама, папа, бабушки, дедушки, собака – такса по кличке Изюмка
Карьера: ведет два канала на YouTube: FoggyDisaster (публикует скетчи и музыкальные пародии) и основной – TheKateClapp (видео в стиле lifestyle). В 2014 году как блогер-миллионник получила сразу две «Золотые кнопки» (высшая награда фестиваля «Youtube видеоpeople»). Видеопроекты входят в топ-10 самых прибыльных в России
Духи: Foggy от Kate Clapp
Марка одежды: очень нравится FENDI
Обувь: восхищаюсь Manolo Blahnik
Книга: «Американский психопат» Брета Истона Эллиса
Фильм: «Молчание ягнят»
Места для отдыха: дом, милый дом

Катя Клэп включает камеру, съедает лимон, и это видео собирает 6 миллионов просмотров. Берет кисти, консилер, подводку, и за ее make-up-фокусами наблюдает уже 7 миллионов зрителей. Вам любопытно, в чем прикол? Он у нее во всем. Оказывается, именно этот контент продается в Сети лучше остального.

Блогеры-миллионники сегодня в тренде, а 23-летняя Катя Клэп на виртуальном рынке – один из основных игроков. Первая девушка-блогер русского YouTube имеет 5 миллионов подписчиков на своем канале и почти столько же в Instagram (с показателем 8 тысяч лайков в минуту за первый час просмотра). Кроме впечатляющих цифр и славы, тут уже давно идет речь о прибыли, сравнимой с доходом топ-менеджера приличной компании. Пока люди, далекие от digital-бизнеса, все еще смотрят на «шалости» миллениалов свысока, рекламодатели аккуратно выстраиваются в очередь. И вот уже Катя дегустирует зефир в рекламе «Билайн», шлет горячий привет со съемочной площадки сериала «Молодежка» (в котором играет саму себя) и учит Ивана Урганта в эфире Первого канала азам топ-блогинга.

Свой хит с лимоном Катя, кстати, не любит. Говорит мне, что это «самое глупое видео трехлетней давности, которое неоправданно часто приводят в пример», а ведь цвет волос у нее уже совсем другой, как и внутренний мир. Она поправляет розовый норковый помпон на модном рюкзаке и напоминает мне героиню Льюиса Кэрролла, которая точно знала, кем была утром, когда проснулась, но с тех пор уже несколько раз поменялась. Это, конечно, мило, но мы ведь об успешной модели бизнеса говорить собирались. Катя выпивает пару чашек горячего чая, немного приходит в себя после очередного длинного съемочного дня, наконец, отодвигает в сторону розовый рюкзак и начинает рассказывать, кто она на самом деле.

Тайна - вещь полезная

По сути, я и бизнес-леди, и режиссер, и блогер. Три в одном. Люблю обе свои платформы: и блог в YouTube, и Instagram. Но, конечно, съемка сложнее намного. Это не из пятидесяти селфи выбрать лучшее лицо. Лицо для видео снимается три-четыре часа. Оно одуревает из-за софитов и макияжа, корежится от камер. Начинает бесить каждое слово. А потом тебе приходится еще минимум пять часов смотреть на это же лицо – во время монтажа.

Мой роман с YouTube начался с музыкальных клипов. Потом захотела научиться краситься – не давали мне покоя безупречные соболиные брови Меган Фокс! Сегодня рисую их идеально. Я и английский язык выучила благодаря тому, что смотрела много видео – скетчи, показы. Часто слышу от иностранцев, что говорю так, будто несколько лет жила в Америке. Не жила. Но спасибо, очень приятно.

Мое первое видео (вспомнить бы!) – дурацкие кривляшки с подругой – набрало 300 или 500 просмотров. 2007 год, лайков тогда еще не было, в российском YouTube искали исключительно трансляции футбола и демонстрировали котиков. Считаные люди знали про некий «заграничный интернет», интересовались тем, как развивается диджитал в Штатах. До того момента в чем только я себя не искала: от конной езды до балета, от рисования до игры на фортепиано. Начинала, а потом: «Нет, не мое!» Родители, конечно, намекали: «Катя, надо определяться», а бабушки и дедушки выступали за то, чтобы я непременно получила высшее образование. Но никто на меня не давил.

В Институте современного искусства я проучилась полгода. И мне прямо вилами по душе скребли, потому что заставляли снимать то, что я не люблю. Я люблю ярко и весело. Преподаватель прямым текстом говорил: «Снимайте чернуху». Объясняю: «Супер! Но я такое не могу снимать». «Но такое продается!» – «Значит, я не хочу продаваться». Возник внутренний конфликт, началась депрессия. Через короткое время я забрала документы. А еще через пару месяцев случился качественный скачок на моем интернет-канале.

Под псевдонимом Kate Clapp я появилась в YouTube в 2008 году. Могла бы остаться Катей Трофимовой. Почему Clapp? Это секрет небольшой, но большой. Тайна в Сети – вещь полезная.

Упорство и комплексы

Всем занимаюсь сама и строю себя сама. Первый полноценный скетч (музыкальную пародию с перевоплощениями) сделала на фильм «Сумерки». Написала текст, записала звук, придумала спецэффекты, смонтировала. Камера дома была ужасно старая, она снимала на мини-диск и регулярно без предупреждения обнуляла память. Штативом служила стремянка с книгами. Вместо профессионального света – строительный, он дешевле. Слепил так, что я ничего не видела, даже зрение посадила. Но получилось же! Народ посмотрел: «Ничего себе! Молодец!» Начал постить у себя. Я поняла, что меня оценили, и сказала: «Буду продолжать в том же духе!»

У меня почти 5 миллионов подписчиков в YouTube и почти столько же в Instagram. Визуально не могу представить, сколько это людей, если они физически собрались бы в одно время в одном месте. Да, я многим в YouTube дорожку протоптала. Секрет моего успеха – это упорство и... комплексы. В том числе комплексы от того, что я не нравлюсь людям – в нашем обществе к блогерам ведь относятся пренебрежительно, с апломбом. Раньше отрабатывала этот момент на школе, на одноклассниках – хотелось завоевать их любовь во что бы то ни стало. И я старалась, развивала свой бренд. И мне совсем не жалко, что другие подключались к моим каналам и «питались», копировали.

Личный водитель? Директор? Охрана? Мне это ни к чему. В Москве люди заняты сами собой, на других им плевать. Бывает, едешь в метро: все сидят в телефонах, иногда смотрят там меня. Но то, что я стою рядом, не заметят ни за что! Так что лучшая защита от Интернета – реальная жизнь.

20 тысяч лайков - это мало!

С трудом назову момент, когда число моих подписчиков «перевалило» за первый миллион. Вот первые 10 тысяч фолловеров – эту цифру я помню, тогда был другой Интернет. Чтобы на тебя смотрели, нужно было реально напрячься. Сейчас можно и 10 миллионов за полгода наработать. Огромная аудитория ищет новый контент. Видео с полезным лайфхаком, а еще «лучше» – с каким-то скандалом, с грудью на превьюхе – соберет минимум 2 миллиона. Но я так не делаю. Гонюсь не за цифрами.

Первая зарплата была для меня как «взрыв мозга». 14 тысяч рублей в 2010 году. Мне заплатили за полгода подключения партнерской системы на YouTube. Шла из банка не дыша, будто в сумке у меня лежал миллион! Крутые ощущения. Если бы там лежал реальный миллион, я бы, наверное, разменяла его купюрами по 50 рублей и осыпала ими себя. Когда еще сможешь себе такое позволить? Если серьезно – живые большие деньги находились у меня в руках всего один раз, когда мы с мамой год назад платили ипотечный взнос за мою квартиру. Большую часть той суммы заработала я сама на рекламе в моем видеоблоге. «Все, что нажито непосильным трудом». Мама спросила: «Хочешь подержать?» Говорю: «Да!» Держала и думала: все-таки хорошо, что сейчас в основном практикуют электронные переводы. К виртуальным деньгам меньше привязываешься.

К любому успешному блогеру рано или поздно постучится рекламодатель. Вас найдут, главное – не обжечься. Мой печальный опыт таков: взяла заказ и только через время узнала, что рекламодатель активно участвует в одном политическом проекте. С иронией подумала: «Господи, сколько же денег от меня утекло, если я на них за три копейки работала».

Главная платформа, двигающая продажи сегодня, – это Интернет. Знаменитости хорошо это понимают. Приходит артист А-уровня в YouTube, в Instagram – и на первых порах он там никому не нужен. Что делать? Вот и накручивают ему подписчиков-ботов. Он же А-знаменитость, он должен быть выше статусом, чем те плебеи, которые ведут свои блоги о помадках. Хорошо, кто бы спорил. Но... «Блоги о помадках» посещает, на минуточку, реальная аудитория. Большинство не пойдет в ресторан, который рекламирует А-звезда, решат, что там 100% пафосно, дорого, испугаются. А если в это место придет свой в доску блогер, снимет развернутое видео, доходчиво расскажет – у человека появится и доверие, и желание.

Проверить, реальны ли у блогера подписчики, – проще, чем кажется. Нужно элементарно соотнести коэффициент лайков и комментариев к числу подписчиков. Не может быть у крупного 6-миллионника меньше, чем 20 тысяч лайков за пост – и то это ничтожно мало. В противном случае – какая, к черту, у тебя армия, если она не хочет идти за тобой?

Интернет слезам поверит

Тест на искренность мне уже давно не нужен: научилась распознавать людей, манипулирующих дружбой ради подписчиков. Шрамик зажил, но остался, и он свербит, когда начинается: «Вот, тут я ей комплиментик, а здесь что-то на ушко шепну. Может, и сойдет, она же такая хохотушка». Нет, простите. Не надо думать, что я повесила на себя звезду. Но меня так больно били, что я точно знаю, куда целиться в ответ.

Доход блогера сильно зависит от рекламного агентства. Есть хорошие агентства. А есть не очень. Я о тех, что любят говорить про заработки топовых блогеров от одного до двадцати миллионов в месяц. Последняя цифра, конечно, нереальный контракт.
Большие деньги не всегда доходят до блогера. Условно, заказчик приносит в агентство миллион, а блогер может получить всего 100–200 тысяч. Так что не стоит думать, что блогеры «зажрались». Скорее, некоторые рекламные агентства откровенно «перегибают» и портят блогерам имидж. Неудивительно, что бренды умнеют со скоростью, с которой меня лайкают в Instagram, и все чаще предпочитают работать напрямую.

Безусловно, агентство - удобный посредник, снимающий с тебя все юридические вопросы. Потому что передо мной стоит мультизадача. Меня вообще не существует в тот момент, когда пишется видео. Занимаюсь делом, и второе, как правило, уже на подходе.

Теоретически блогер может заработать и 600 тысяч в месяц. Но он возьмет на себя такой объем рекламы, что его перестанут смотреть, а достойные бренды – приходить. Лучше один хороший проект, чем множество и за короткий срок. Получить 600 тысяч можно только с кучей всякого рекламного хлама, и еще наверняка сталкивая конкурирующие бренды. Аудитория не будет верить этим публикациям. Зритель – он умный. Я часто говорю брендам или агентствам: «В ближайшие два месяца не беру никаких заказов». Не буду нагружать себя лишним, денег мне хватает. Плюс реклама «в лоб» раздражает аудиторию: «Посмотрите, мне дали утюг. Самый лучший на свете утюг. Его берите». Глупо! Всегда говорю: «Если хотите красивую и эффективную рекламу – заставляйте делать то, что ново для меня».

Блогер-миллионник – это серьезная работа. Ты не можешь поехать на дачу уже последние года три, потому что это физически невозможно. Рядом постоянно должен быть Интернет. Ты должна быть всегда на связи! Иначе мгновенно снесет волной, и зритель тебя забудет. Но сегодня, например, у меня было очень милое семейное утро. Предыдущее – тоже. Стала выделять хотя бы день-два в неделю на личную жизнь, и тогда не захожу в Интернет. Захожу, конечно, но ничего не распространяю. Готовлю и смотрю целый день глупые фильмы.

Если ты сильно облажался и подписчики стали терять к тебе интерес, тут ничего не нужно делать – просто поплачь перед камерой, и тебе всё простят. Но это только в России работает. Наши люди очень любят жалеть. Меркантильные блогеры на этом играют нехило. Каюсь, я тоже один раз плакала. Подсознательно, наверное, это была манипуляция. Плюс еще гормоны. Но что увиливать: у тебя всегда есть выбор – оставить это или вырезать...

Завидую Кардашьянам, которые снимают реалити-шоу о себе. Когда у меня спрашивают, куда вы, Катя, дальше планируете расти, отвечаю: «Я поставлю камеру за семейным обедом!». Персонажи – прямо до слез, от бабушки «из высшего общества» до дедушки, который ходит в тельняшке, курит махорку, и может поставить какую-нибудь неуместную штуку на стол, и из-за этого случится скандал. Есть собака, которая ведет себя как кот, кот, который ведет себя как принц голубых кровей. Но любая, даже самая серьезная ссора заканчивается слезами от смеха. Мне кажется, я самая несмешная в семье.

Кризис жанра - это нормально

Среди моих подписчиков разные люди. Две основные группы. От 16 до 18 лет - это самая активная аудитория, у них в школе есть время и смотреть, и комментировать. С 18 до 20 лет – студенты первых курсов, они еще не совсем ушли в свои отношения, в работу, они еще открыты миру, но, при этом уже стабильны в интересах. Есть детишки, и женщины 40 + - без каких-либо комплексов по поводу моего возраста. Они спокойно общаются с девушкой, которая моложе, но может дать полезные советы.

Кризис жанра – это нормально. Около двух лет я не снимала видео на своем скетчевом канале, потому что темы иссякли: там я конкретно по полочкам высмеивала все свои комплексы. Закончив истории, накопленные за 19 лет, поняла: «Вау!» Понятно, что на своем лайф-канале я могла говорить о том, что со мной происходит сейчас. А здесь взяла паузу. Зрители переживали: «Как так можно!» Сказала: «Извините, пока не о чем говорить». И за эти два года я получила такой колоссальный жизненный опыт... «дружбы», взаимоотношений, финансовых проблем. Прожила конкретную взрослую жизнь, которую, видимо, слишком долго откладывала после школы, снимая и монтируя свои скетчи. На основе нового опыта сняла три части скетчевых историй, таких мини-фильмов. Они смешные, не серьезные. Но с множеством метафор, сравнений. И меня порадовало, что мои зрители начали копать в глубину. Читают все мои знаки! Для меня очевидно: аудитории надоело «хавать фастфуд». Она хочет глубину и тайну.

Я - большая собственница

Растить других блогеров – нет, спасибо. Пыталась, но, к сожалению, поняла: талантливым помощь не нужна. А те, у кого таланта нет – обычно слишком рано зазнаются, получают первый миллион подписчиков и уходят. Неблагодарное дело. Вот будет у меня ребенок – его и буду учить. Мне кажется, мамой я буду строгой…

Личную жизнь держу по контролем. Человек я семейный и большая собственница. Если это мое, люблю до безумия. И никому не показываю. В широком смысле.

Не поддерживаю связи ни с кем из одноклассников, но не могу сказать, что со всеми из них я в плохих отношениях. Была связь, а потом разошлись дороги. У всех свои заботы и, конечно же, знакомые, которые на данный момент отвечают их интересам (в школе ты все-таки не по интересам находишь друг друга, а по обстоятельствам). Я немного другой человек, может, даже «много».

Я хорошистка, не отличница. Мне кажется, все, кто в школе был пошебутнее, больше положительного кипеша теперь создают на своей работе. Потому что те, кто «в низах», у кого оценки похуже, дальше имели все шансы переродиться – им было куда расти. А тот, кто казался на уровень выше, считал, что он уже и так крут, поэтому быстро погас.

Институт – большая роскошь. Не понимаю людей, которые говорят: «Вот! Я страдаю, я учусь!» Если ты работаешь, тогда да, ты страдаешь и учишься. А если ты просто учишься, это же удовольствие. Если бы у меня было много свободного времени, которое не жалко потратить, я бы с удовольствием целыми днями только читала книги. Но это время, тем более, молодое, мне сейчас тратить жалко.

В России есть хорошее высшее образование. Но я человек быстрого формата, я за лекции. Это как с поисковиком. Тебе нужно изучить вопрос про полевой лютик. Ты не открываешь энциклопедию и не читаешь про все цветы. Ты задаешь конкретный вопрос, получаешь детальный ответ. Любой сжатый формат, видеотрансляции, конференции – это прям моя стезя. Иду по теме, которая на данный момент мне актуальна, забираю самое лучшее, все, что профессионалы «сжали» в два часа, и ухожу.

Да, хейтеры пишут негатив. Конечно, можно не читать. Но я читаю. Хочется, чешется же. И вот тут все зависит от женских гормонов: когда фон идеальный, оно как горохом о стену. Когда эмоциональный спад, думаешь: «Ну вот! Это все правда. Они это заметили». Как бы там ни было, «в низах» настроения у меня рождаются самые классные идеи.

Фото: Альберт Плехов

Нажмите и читайте нас в Facebook
Спецпроекты
НовыйДекабрь 2016
Dream