Марина Росс: «В Америке нет принципа «хапнуть и убежать»

[@Work] [карьера][Истории успеха]
1110
Она первая в России начала производить нанокосметику для одежды и обуви – и преуспела! Дарья Сачкова поговорила с Мариной Росс о том, как сделать так, чтобы на тебя работали бесплатно.
Марина Росс, сооснователь ООО "Нанобарьер" (бренд Hydrop)

В 29 лет стать первой российской финалисткой статусного конкурса для женщин-предпринимателей Cartier Women’s Initiative Awards – это говорит само за себя. Путь в бизнес-элиту был адски непрост: Марина стартовала распространителем в косметической компании и промоутером на рынке. «Первое, что вспоминается про тот период, – я постоянно мерзла, – рассказывает Марина. – И нервы, и питалась без логики. Это сейчас я стала в десять раз сильнее, смеюсь над проблемами, а 10 лет назад было не до шуток. Приходила домой, ложилась на кровать и плакала от усталости». Но... вскоре девушку заметило рекламное агентство и пригласило обучать новых сотрудников. За агентством – киностудия им. Горького, где Марина занялась персоналом, потом «Амедиа» и телеканал «Россия». Работала много, но параллельно искала по-настоящему «свое». И вот в 2010-м Росс получила степень МВА в школе управления «Сколково», уеха­ла на стажировку в Бостон, чтобы через два года вернуться и создать «Нанобарьер» – бизнес, который позволил ей с компаньоном получать 40 миллионов выручки в год.

О слезах сильной женщины. Я не стесняюсь признаться, что стрессы и срывы у меня случались и тогда, когда я, набравшись опыта, возглавила «Нанобарьер». Где-то раз в месяц я подумывала бросить всё. Сама для себя я плохой психолог. Выручают муж, друзья. В подобных ситуациях очень важно поплакать в чье-то плечо. Но какой бы сильный стресс я ни испытывала, понимаю, что жить иначе не смогу. Потому что только это дело меня вдохновляет и без него я себя не представляю.

О доверии. Мне важно, чтобы продукт приносил не только выгоду, но и пользу обществу и планете в целом. Это всё Сколково! Там «зомбируют» на тему социально ответственного отношения к окружающей среде. Да и жизнь в Штатах наложила отпечаток: в Америке нет принципа «хапнуть и убежать», надо работать на доверии и не скрывать умыслов. Правда, такой подход год назад довел меня до микроинсульта. В прошлом году проворовался один из наших сотрудников, отвечавший за производство и складской учет. Нам с Андреем Груниным, моим компаньоном, стоило его чаще проверять, но мы этого не делали. Хороший урок! Теперь я считаю, что самое сложное в любом бизнесе – собрать достойную команду.

Сооснователь "Нанобарьера" Андрей Грунин

О зашоренности умов. В Бостоне на девушку, открывшую бизнес, смотрят с уважением, а у нас – до сих пор чаще с недоумением. Да что далеко ходить: моя мама все еще не теряет надежды, что я завяжу с нанотехнологиями и найду себе «нормальную» работу. Она знает, что моя подруга трудится в Министерстве юстиции, и мечтает, чтобы я присоединилась к ней. В период становления бизнеса, когда наш первый и главный продукт Hydrop (защитные спреи с наночастицами для одежды и обуви) был в разработке, а его перспективы на рынке­ выглядели весьма туманно, меня не отговаривал от этой затеи только ленивый. И даже знакомые по Сколково посмеивались, мол, ты же симпатичная, выйди замуж и не забивай себе голову фантазиями!

Друг опустил галстук в стакан с соком. На ткани – ни следа! Революция, поняла я и назавтра уволилась со всех работ, чтобы двигать изобретение

О фантазиях и деле случая. Я, наверное, одна из немногих, кто получил выгоду от дождливого лета этого года. Хотелось даже разместить на сайте шуточный баннер: «Спонсор лета – HYDROP». Спад продаж по нашему основному продукту на 30% ниже обычного летнего падения. Этот бизнес стал возможен благодаря одному случайному знакомству. Пять лет назад, Бостон. В общей компании я знакомлюсь с физиком Андреем, окончившим МГУ. Моим будущим компаньоном. С Андреем было так интересно! Меня с детства тянуло к необычному, технологичному, инновационному. Тянуть тянуло, но эти знания давались с большим трудом. В точных науках я жуткий неуч. Поэтому ухватилась за нового знакомого, попросила Андрея, который согласился стать моим репетитором, дать мне несколько уроков на научно-популярные темы.

Марина Росс на церемонии награждения предпринимательской премии Forbes

Идеей сделать одежду непачкающейся мы загорелись в первый день общения. Говорю Андрею: мечтаю вернуться в Москву и ходить в белом плаще, но мешает вечная слякоть. А он: мол, попробую создать средство, которое поможет одежде сохранять чистоту. Фантазер, думаю.

Через месяц после нашей беседы я вернулась из Бостона в Москву – фактически в никуда. За два года в Штатах растеряла все связи. Начался творческий поиск – искала себя, интересные предложения, пыталась, например, создать соцсеть для гонщиков и яхтсменов. А Андрей продолжал «химичить» в лаборатории над тем самым волшебным средством, которое позволит ходить по лужам в дорогих замшевых ботинках.

Через полгода мы встречаемся с Андреем, идем в кафе, и... он вдруг окунает галстук в стакан сока манго. И – о чудо! – капли жидкости скатились по ткани. Галстук был пропитан разработанным Андреем составом. Сработал «эффект лотоса», листья которого, плавая на поверхности воды, обладают гидрофобным эффектом – не смачиваются водой и способны к самоочищению. Я поняла, что хочу и буду продвигать и продавать только это, и на сле­дующий день уволилась со всех своих работ.

В одну прекрасную ночь мне приснилось слово «Сколково». С утра я первым делом загуглила, построили ли школу...

О бесплатных сотрудниках. Да, меня мучали опасения: смогу ли разобраться­ в высокотехнологичном бизнесе? Буду ли в нем нужна? Но человек такое существо – адаптируется ко всему. Мы с Груниным начали работать: он пропадал в лаборатории, я носилась по городу, предлагая наше нано-средство, у которого еще не было ни названия, ни упаковки – так, бутылек с мутной жидкостью. Параллельно Андрей погружал меня и двух сотрудников, которых мы наняли, в детали изобретения, знакомил с его свойствами, особенностями использования.

Выступление на конференции TED x Kazan 2016

У нас с Андреем было полмиллиона накоплений на двоих – на них и крутились. Не поверите, первые полгода нанятые нами люди трудились бесплатно! Мне удалось заразить их энтузиазмом, убедить, что деньги будут, но – позже. И люди прониклись. Вскоре я нашла инвесторов, которые вложили в «Нанобарьер» первые 10 миллионов рублей. Один из инвесторов был также выпускником «Сколково».

О йоге и амбициях. О школе предпринимателей «Сколково» я услышала в 2005 году, за год до ее официального открытия. Оказалась свидетельницей беседы Ирины Прохоровой и Григория Мазманянца, исполнительного директора фонда «Подари жизнь». Они с таким восторгом говорили о будущем детище, что я поняла: я должна учиться в этом новом Хогвартсе. Подумала и забыла. Надо было на жизнь зарабатывать. А спустя три года, когда ударил кризис и я фактически осталась без работы, встал вопрос, чем заниматься.
И вот в одну прекрасную ночь мне приснилось слово «Сколково». С утра я первым делом загуглила, построили ли школу. Оказалось, до конца приема зая­вок на первый поток full-time MBA осталось 4 дня! В срочном порядке я собрала документы и спустя несколько месяцев сложных тестов и испытаний поступила. Потом были стажировки в Китае и Америке.

Мы всегда приносили извинения, и, вы знаете, люди вели себя лучше, чем мы могли предположить. Один мужчина даже заметил: «Чего не сделаешь ради науки...»

В Бостоне я моментально ощутила, что этот город пропитан духом предпринимательства – за каждым столиком в кафе люди обсуждали новые проекты. Мне это понравилось, ведь я с самого детства хотела работать на себя. В Бостоне я нашла близких по духу людей и открыла небольшой бизнес: коврики для йоги Spiky Life – наподобие иппликатора Кузнецова. Но спустя год поняла, что это не соответствует моим амбициям, хотя продукт и пользовался спросом.

О наборе юного химика. Который год не могу найти баланс между сном и бодрствованием – сплю по 4 часа в сутки. К сожалению. Но лед тронулся: в июле впервые за три года мы с мужем Сергеем позволили себе отдых – две недели на островах. Правда, полноценный сон мне светит не скоро. Сейчас мы с компаньоном разрабатываем для «Роснано» учебный модуль на 500 школ – наборы химика, в которых будут наши составы и инструменты для проведения экспериментов. Также запускаем продажи в Америке – в ближайшее время наши средства будут доступны на amazon.com. С сентября запустятся продажи во Франции.

В России на данный момент Hydrop представлен в 24 городах, но я планирую вдвое сократить количество точек сбыта. Быстрый рост за счет франшиз принес и плюсы, и проблемные зоны: выполнение плана продаж хромает. Сейчас наш товар (это средство Textile, отталкивающее грязь от обуви и одежды из замши, текстиля и нубука, пенящаяся чистка Clean, жидкий утюг Fresh и светоотражающий спрей Phantom) ежемесячно покупает около двух тысяч клиентов, но мы надеемся, что с осени, когда мы начнем продаваться в сетевых магазинах, цифра увеличится. А вот интернет-продажи в регионах хромают – все-таки в России пока правит оффлайн.

Марина Росс с мужем Сергеем

О жертвах ради науки. Один из принципов нашего бизнеса – гарантированный возврат денег недовольным качеством товара. Нетипично для России, к тому же есть риски столк­нуться с непорядочными покупателями, которые могут начать паразитировать, раз за разом требуя «кровные». Даже менторы отговаривали нас от подобной политики. Но первые месяцы существования бизнеса недовольство клиентов было оправданным: формула состава не была совершенной. Мы всегда приносили извинения, и, вы знаете, люди вели себя лучше, чем мы могли предположить. Один мужчина даже заметил: «Чего не сделаешь ради науки...» А теперь, когда состав довели до ума, жалобы прекратились – совсем.

О бизнес-качествах. Я считаю себя нетипичной женщиной в бизнесе. Полагаю, что бизнесвумен не стоит развивать мужские качества. Это как в вождении: есть мужское, есть женское, и оба способа имеют право на существование. Хотя, признаюсь, иногда моя доброта­ и мягкая улыбка играют против меня. Слышала, что некоторые за глаза усмехаются: «Что эта девчонка с шухером на голове понимает в бизнесе?» Но мы существуем и развиваемся больше трех лет, и это говорит само за себя. Тем не менее, я считаю, что женское предпринимательство должно быть женским. Например, мы по праздникам дарим постоянным клиенткам цветы, а клиентам – конфеты. Любовь и забота – главное женское орудие.

Фото: архивы пресс-служб

Нажмите и читайте нас в Facebook
Спецпроекты
НовыйНоябрь 2017
2.0 лет в России