Пилот Мария Уваровская: «Летать в паре с женщиной пока не приходилось»

[@Work] [карьера][От первого лица]
482
Командир пассажирского лайнера компании «Аэрофлот» Мария Уваровская – о том, почему женщина-пилот всегда является объектом повышенного внимания.
Мария Уваровская

Здравствуйте, с вами говорит капитан корабля Мария...» – когда Мария Уваровская произносит эти слова, приветствуя пассажиров на борту среднемагистрального лайнера Airbus A-320 или A-321, ее голос звучит убедительно и напрочь развеивает представления о том, что пассажирские лайнеры пилотируют исключительно мужчины. В России, кстати, больше трех десятков женщин-пилотов. Конкретно в «Аэрофлоте» – 25, но всего четыре из них – командиры воздушного судна. Для сравнения, мужчин КВС – больше тысячи. Мария получила это звание три года назад, спустя 2500 летных часов – это примерно 360 рейсов Москва–Париж–Москва.
«Женщина-пилот всегда остается объектом повышенного внимания во всех странах, это необычно и красиво, – говорит Мария. – Соответственно и авиакомпании, имеющие в своем штате девушек-пилотов, тоже объекты внимания пассажиров. В Америке и Европе около 20–30% женщин от общего числа пилотов управляют лайнерами. У нас соотношение значительно меньше, но это лишь вопрос времени...»

Воспринимаю принадлежность к «мужской» деятельности как комплимент своей женственности

Путь от второго пилота до командира – это примерно два-три года регулярных полетов и объемный теоретический тест по многим дисциплинам, тесты на тренажере, полностью имитирующем поведение самолета, и реальные полеты с инструктором. «Кульминация – самостоятельный полет в качестве командира. Это большой праздник, даже больше, чем день рождения, – такое бывает только раз в жизни. Хорошо помню этот день: 25 декабря 2013 года, отличная погода, утренний рейс в Берлин...»

Вопрос про страх и стресс на некоторое время вводит Марию в замешательство. Она объясняет: «Мы не испытываем страх, который может вызвать панику. А стрессы всегда управляемы. А как иначе? На борту пассажиры, и необходимо закончить полет так, чтобы были соблюдены все нормы и правила безопасности».

Мужская среда – мужские правила? Мария утверждает, что ей удается создавать нормальную и спокойную атмосферу в экипаже. «Воспринимаю принадлежность к “мужской” деятельности как комплимент своей женственности. Возможно, первое время мои коллеги-мужчины чувствовали дискомфорт и волнение, но, как только мы приступали к работе, становилось понятно, насколько я компетентна. Знания и опыт – единственный путь к авторитету. Мой экипаж – это второй пилот и бригада бортпроводников, всего 5–7 человек. Небольшой, но  коллектив. И от настроения каждого зависит успех рейса. Поэтому важно создать хороший настрой. К тому же часто бывает так, что мы знакомимся за час до рейса. Расположить коллег и предупредить возможное напряжение в команде помогает юмор». И за ним далеко ходить не нужно. Мария с улыбкой рассказывает, как часто ее принимают за стюардессу, специалиста отдела перевозок, в крайнем случае помощника командира, но никак не воспринимают как командира. Все это вызывает у нее не болеее чем иронию по отношению к себе.

«В Америке и Европе около 20-30% женщин от общего числа пилотов управляют лайнерами. У нас соотношение значительно меньше»

Не мешает ли профессия в личной жизни? «Слабым мужчинам сложно с сильными женщинами и наоборот, – улыбается Мария. – С этим нельзя не согласиться. Видимо, меня окружают сильные...» 

Фото: личный архив, архивы пресс-служб

Нажмите и читайте нас в Facebook
Спецпроекты
НовыйАвгуст 2017
Top Level