Особенности национальной работы: что такое «русский менеджер»?

[@Work] [карьера]
1288
О разных стилях менеджмента у людей разных национальностей рассуждает Людмила Зуева – региональный директор по маркетингу в Philips Asia Pacific.

Все восемнадцать лет своей трудовой офисной биографии я работала только в международных компаниях, поэтому буду писать только о них. Понятие «русский менеджер» для меня не абстрактное, а определенное и даже режущее глаз. Мне бы хотелось его описать, систематизировать, а потом уже сравнить с менеджерами других национальностей. Попробую осмыслить и обобщить не только тему о том, что такое русский менеджер, но и как ему (а еще интереснее – ей) эффективно и с удовольствием работать с людьми из других стран.

«Других» я уже повидала немало, к тому же, в последние несколько месяцев наблюдаю за ними каждый рабочий день, поскольку переехала на работу в Сингапур. Это город, в котором, как нигде, уже много лет или даже столетий происходит замес азиатских и проевропейских культур с австралийским акцентом.

Итак, я «The RUSSIAN manager». И первая колонка - о том, как меня можно узнать.

У меня как у всех есть бейдж, который я регулярно ищу по всему офису в конце рабочего дня, чтобы все-таки покинуть то место, где я провожу большую часть своей жизни. Есть корпоративная почта, на которую при желании можно отвечать 24 часа в сутки, но я опытный корпоративный почтальон и иногда довожу содержимое своего ящика до рекордных 3000 непрочитанных писем, которые раз в полгода удаляю в один клик. Этим, к слову, я уже отличаюсь от большинства зарубежных коллег, у которых с организацией процесса дело обстоит лучше, чем у меня. Просто для информации: обрыв жизненно важных бизнес-коммуникаций от таких безответственных действий с моей стороны пока не случался, и, мне кажется, не случится.

Еще у меня есть корпоративный Skype и телефон, где когда-то был очень личный WhatsApp, который со временем стал еще одним способом общения с коллегами по рабочим вопросам, и правда заключается в том, что если знать мой мобильный номер, меня можно достать (в прямом и переносном смысле) практически всегда.

Я говорю на английском. В офисе в России общаюсь на страшном «рунглише», а написание деловых писем на русском а-ля «уважаемый Иван Семенович, мне бы хотелось представить Вам на рассмотрение проект по реструктуризации...» вызывает у меня боль в пальцах, которая отзывается в нейронах головного мозга. За свою офисную жизнь я сделала или объяснила, как сделать, около 6000 страниц презентаций и провела суммарно не менее 72-х полных дней на телефонных конференциях. Мне кажется, это все же меньше, чем делают люди в консалтинге. Может быть, поэтому в консалтинг меня не тянет. Я гордо несу свое профессиональное знамя маркетолога.

«Русский менеджер» – есть ли у этого словосочетания значение или это просто набор случайных слов как «индонезийский мухомор»? А если все-таки значение есть (иначе – зачем все эти абзацы ниже), то что значит быть «русским менеджером»? Хорошо это или плохо?

Дресс-код я соблюдаю, но в широком его понимании: не появляюсь в офисе в экстремальном мини или макси, а для поддержания имиджа креативного человека уже второй год хожу на работу в кроссовках не только по пятницам.Почему же я принимаю офис, почту и презентации такими, какие они есть: нужными, но одновременно нудноватыми, и не ухожу в креатив или в какой-нибудь дауншифтинг? Потому что моя профессия мне нравится.

Я не перестаю находить совершенно чудесным, когда из идеи продукта или нового сервиса, благодаря лично мне, рождается план действий с короткой и долгосрочной перспективой, появляются деньги на его реализацию (чем выше у меня позиция в компании, тем больше становится денег). Постепенно этот план уже живет своей жизнью, становится все более конкретным, в него вовлекается все больше людей, и вот («дзинь!») тебя уже ругают – мол, почему продажи в этом месяце ниже прогноза. Ты аргументировано объясняешь и начинаешь работать над новым планом. Но самое главное то, что все получилось – идея стала реальностью! Конечно, важно, чтобы идеи приносили доходы, потому что иначе нельзя будет приступить к следующему проекту, а еще именно за это мне платят зарплату.

Я знаю, что есть другие профессии, и как у любого нормального офисного менеджера, у меня бывают обострения на предмет никчемности жизни при искусственном освещении и в «переговорках», когда где-то за окном существуют пляжи Бали и горные вершины Кавказа. Но обострения проходят, особенно когда абстрактный рай на Бали я заменяю вполне реальной пробежкой на 10 километров (кстати, в марте напишу отдельную колонку об этом), после которых много ненужных вопросов и желаний исчезают сами собой.

Думаю, для первого знакомства пока достаточно. В следующей колонке (через неделю) я поделюсь своими подробными наблюдениями о том, чем я (как и многие другие) отличаюсь от NON-RUSSIAN managers.

Об авторе:

Людмила Зуева – маркетолог с амбициями и философским образованием МГУ. Имеет десятилетний опыт работы в Procter&Gamble, затем в Phlilps на позиции маркетинг-директора. Из достижений отмечает два "подарка" миллионам домохозяек – мультиварка и вертикальным отпариватель в свое время появились на российском рынке благодаря ее бизнес-рекомендации, пониманию потребностей потребителя и серьезной проектной работе при подготовке запуска. А еще Людмила обогатила русский интернет тремя хештегами: #чистазм (чувство удовлетворения после чистки зубов электрической щеткой Soniccare); #япрошла (социальный призыв с целью сподвигнуть женщин проходить регулярные обследования у маммолога); #dressdoesntsayyes (девиз благотворительного забега по сбору средств в поддержку «горячей линии» центра «Сестры»). В свободное от работы и хештегов время воспитывает двоих детей, бегает полумарофоны. Следующие три года планирует жить в Сингапуре. Благодаря этому событию уже появился новый хештэг #говоритипоказываетсингапур.

Фото: архивы пресс-служб, Getty Images

Нажмите и читайте нас в Facebook
Спецпроекты
НовыйНоябрь 2017
2.0 лет в России