Юлия Карлссон: «Красота – в деталях»

[@Work] [Пластическая хирургия]
1517
Директор Центра пластической хирургии и косметологии DoctorPlastic Юлия Карлссон – о новых технологиях в области, правильном восприятии тела и жизни на две страны.

Прежде чем возглавить в 2010 году DoctorPlastic, Юлия Карлссон на протяжении четырех лет занималась развитием одной из крупнейших европейских клиник эстетической, реконструктивной и пластической хирургии Академклиникен в Стокгольме, принципы которой и легли в основу работы DoctorPlastic. Юлия Карлссон рассказала Marie Claire об особенностях пластики груди, коррекции возрастных изменений лица, а также о том, какие процедуры она испробовала на себе.

М.С.: Когда женщина решается на операцию, что вы ей рекомендуете? В каких случаях вы отговариваете от операции?

Юлия Карлссон: Мы отговариваем от операции, когда видим, что пациентке совершенно не нужна эта процедура. Например, когда к нам приходят девушки весом 50 кг и просят сделать им липосакцию. Разумеется, хирург, который выступает еще и как психолог, объясняет, почему операция пациентке противопоказана. Здесь зачастую идет речь о психологических нарушениях восприятия собственного тела, по-английски это называется BBD – body dysmorphic disorder. Бывает, что врач отговаривает от операции по увеличению груди, если видит, что пациентке объективно это не нужно. В процессе подготовки операции мы всегда объясняем все возможные риски, потому правильное информирование — это залог успешной операции: важно, чтобы у женщины были реалистичные ожидания, чтобы она понимала, что объективно в силах пластического хирурга, а что нет.

М.С.: Вообще о каких рисках, связанными с пластическими операциями, нужно знать?

Ю.К.: Должна сказать, что риски с каждым годом уменьшаются. Что касается маммопластики, существует крайне низкий риск кровотечения, но это довольно быстро корректируется. В 1% случаев имплант вызывает образование вокруг него тонкой пленки – капсулярной контрактуры, которая, впрочем, лишь в некоторых случаях требует нового хирургического вмешательства и удаления.

М.С.: Какие процедуры, позволяющие корректировать возрастные изменения лица, наиболее востребованы у вас в клинике?

Ю.К.: Сегодня пластическая хирургия шагнула далеко вперед, и если лет пятнадцать-двадцать назад у нас был только скальпель, то сейчас существует множество малоинвазивных процедур, которые позволяют корректировать овал лица, восстанавливать утраченный объем, приподнимать скуловую зону с помощью всевозможных косметологических нитей и филеров. Такого рода манипуляции мы проводим в большом количестве. У нас в клинике есть прекрасная методика, которую мы шесть лет назад привезли из Европы, – soft lifting, представляющая собой серию уколов ботулинового токсина и гиалуроновой кислоты. Если обычная контурная пластика точечно корректирует те или иные возрастные изменения, например, носогубные мимические морщины, то soft lifting предполагает комплексный подход, позволяющий ремоделировать лицо.

М.С.: Эти манипуляции относятся к пластической хирургии или косметологии?

Ю.К.: Это косметология. К пластической операции лица можно идти достаточно долго, продолжительное время поддерживая его состояние аппаратными процедурами и при помощи нитей и филеров, о которых я уже говорила. Когда в определенный момент клиентка решает, что нужны более эффективные меры, она обращается к хирургу, который рекомендует ей тот или иной вид пластики. Это может быть блефаропластика век, подтяжка лба или бровей или же чек-лифтинг, то есть подтяжка средней части лица, или комбинация нескольких процедур – все зависит от конкретного случая. 

М.С.: На ваш взгляд, где та грань, за которую не стоит переходить, когда начинаешь менять собственное тело искусственным путем?

Ю.К.: Думаю, человек всегда должен сохранять свою индивидуальность, абсолютно не поддерживаю, когда женщина пытается изменить себя до неузнаваемости и в какой-то момент начинает походить на мультяшный персонаж. Каждое лицо уникально, и вся прелесть – в деталях.

М.С.: Могу я позволить себе вопрос — вы сами прибегали к услугам пластического хирурга?

Ю.К.: Да. Я мать троих детей – естественно, после родов и кормления форма груди поменялась, и я сделала коррекцию, чтобы вернуть былую форму. Кроме того я постоянно, по возможности раз в один-два года, пользуюсь нашей процедурой soft-lifting и подкалываю ботокс.

М.С.: Раз уж мы заговорили о детях — расскажите о своей семье.

Юлия Карлссон: У нас интересная семья. Старшим сыновьям 24 и 23, младшему 13. Муж – швед, занимается шоу-бизнесом. Так сложилось, что мы живем на две страны. Собираемся всей семьей каждые выходные или каждые вторые выходные в Стокгольме или в Москве. И это время я полностью посвящаю семье: дети получают маму, супруг – жену на 24 часа в сутки. В пластической хирургии существует сезонность, и летом, когда работы меньше, я могу больше времени проводить в Стокгольме с семьей.

М.С.: Как получилось, что вы стали жить на две страны? Ведь до этого вы были вместе семьей в Швеции.

Ю.К.: Шесть лет назад меня пригласил на работу основатель клиники DoctorPlastic Илья Вячеславович Сергеев. Изначально мы договорились на год, а потом поняли, что у нас неплохо получается и решили продолжить сотрудничество. Для меня и моей семьи это достаточно комфортная ситуация, тем более что бизнес мужа предполагает большое количество путешествий, его часто не бывает дома. Вообще я знаю немало семей, которые так живут, это особенность времени. Я же для себя выделяю еще несколько лет существования в таком режиме, но пока не загадываю.

М.С.: Какие у вас есть семейные традиции?

Ю.К.: Очень любим вместе ходить в кино, смотрим все премьеры. Я до сих пор обожаю мультики, так что не упускаю случая сводить младшего на что-нибудь новое и интересное. В воскресенье у нас всегда семейный бранч. В последнее время ребята почти всегда сами что-нибудь готовят, что мне очень нравится. Можно сказать, что готовка в нашей семье сейчас на мужчинах.

М.С.: Какие шведские национальные традиции вы переняли?

Ю.К.: Мне очень нравится традиционная шведская fredagsmys – «милая пятница», когда вся семья собирается дома, а детям разрешают есть что-нибудь, что обычно не слишком приветствуется, например, чипсы. А в субботу детям дают карманные деньги на конфеты, и для них это настоящий праздник, которого они ждут целую неделю.

М.С.: Ваши любимые места в Швеции?

Ю.К.: Очень люблю Гетеборг, Мальме и север Швеции, где особенно хорошо летом.

М.С.: А помимо Швеции, где любите бывать, отдыхать?

Ю.К.: Я всегда ограничена во времени, поэтому обычно выбираю места, в которые можно быстро долететь. Семьей мы довольно часто бываем в Греции – нам нравится климат, продукты, общая атмосфера. Мой супруг и дети невероятно любят Крым. Хотя, казалось бы, откуда? Помню, через год после знакомства, он попросил меня отвезти его в Крым, который был его мечтой много лет. Мы тогда много где побывали и сейчас возвращаемся туда раз в два-три года.

М.С.: Какой стиль в одежде предпочитаете?

Ю.К.: Мой собственный элегантно-консервативный стиль, отдаю предпочтение платьям и юбкам. Всегда подолгу и с опаской присматриваюсь к новым веяниям. В перелетах люблю джинсы, у меня их, наверно, десятка три, а любимых пары четыре. Ну и кеды – я все-таки демократ.

М.С.: Ну и напоследок – что нужно женщине, чтобы быть и чувствовать себя красивой вне зависимости от возраста?

Ю.К.: Никогда не забывать, что женщина прекрасна! Баловать себя, в том числе процедурами и уходом, это дает результат – а хороший результат доставляет истинное удовольствие. Ну, и иногда давать себе слабинку: позволить себе, например, кусочек чего-нибудь сладкого. И обязательно отдыхать — это залог нашего прекрасного самочувствия и настроения!

Нажмите и читайте нас в Facebook
Спецпроекты
НовыйНоябрь 2017
2.0 лет в России