Opium, Cocaine, Narcotico: ароматы, названия которых лучше не произносить вслух

[Красота] [Ароматы]
1235
Рассказываем о самых провокационных названиях ароматов и о том, что за ними стоит на самом деле.

Секс и скандал – главные двигатели торговли. Не важно, музыкой вы занимаетесь, рекламой или парфюмерией. Туман недосказанности, двусмысленные намеки, фантазии на тему и названия в лоб – все это было, есть и будет отражаться в разной степени вседозволенности. Запрет чего-то вовсе не означает желание это попробовать, достаточно просто пофантазировать на заданную тему и соблазнить потребителя. 

Парфюмеры, как и покупатели, люди увлеченные: играют то с жасмином, то с коноплей, смотрят то «Аватар», то Trainspotting. Такая щепетильная тема вообще не редкость в парфюмерии – слово «наркотический», явление некой зависимости, интоксикация, невозможность противостояния очень часто используется в описании цветочных или восточных ароматов.

Из множества цветов особенную славу снискала тубероза – все благодаря своему всепроникающему, насыщенному и головокружительному запаху. Если аромат назван в честь запрещенного препарата, это вовсе не означает, что композиция отстраненно напоминает его запах, эффект или что-то вроде того. Здесь все рассчитано на вашу впечатлительность, потому как нет сильнее и опаснее наркотика, чем запах и способности вашего тела. В свое время Том Форд, работавший тогда на Gucci и выпустивший аромат Rush (на сленге ─ удовольствие от приема наркотиков), сказал: «Вы же наносите аромат на обнаженное тело, почему бы его тогда не показать?». Парадокс в том, что шокирующее название или шокирующий, но завуалированный источник вдохновения, на аромате никак не сказываются. Про духи часто говорят, что они обладают провоцирующим запахом, но на деле это совсем не так. Шокировать должен не запах (вам его продавать/покупать), а легенда, с которой он появляется в поле зрения.

В конце 70-х Yves Saint Laurent открыто предложил попробовать «Opium». Несмотря на провокационное название, рекламную кампанию и флакон, напоминающий японскую шкатулку для маковых слезок, аромат удержался на плаву. Выпавшие на его долю злоключения возникали только по причине названия. Сам же аромат нареканий не вызывал даже у самых законченных ханжей, он до сих пор узнаваем и очень хорошо продается, несмотря на адаптированную к условиям парфюмерной современности формулу. (Читайте: Легендарный и дерзкий: Opium от Yves Saint Laurent)

Слева: восточно-пряный аромат Opium, YSL с нотами бергамота, ландыша, гвоздики, жасмина, мирры, пачули, амбры и ванили. Справа: антикварная шкатулка для табака.

Крайне опасный фентанил, начавший свою печальную историю с допинга на лошадиных скачках и закрепившийся в подпольном сознании сленговым названием «белый китаец» в 80-х, стал отправной точкой в создании фантазийного аромата China White от Nasomatto. Потрескавшийся фарфор, едкая зелень, отчетливый запах медицинских бинтов в шлейфе и несуразные поцелуи белых роботов из клипа All Is Full Of Love Бьорк. При всей явной синтетической составляющей аромата, он, тем не менее, через холмики из белой пудры, прорастает во вполне себе живые диковинные цветы и обостряет едва уловимый запах кожи пребывающего в бессознательном состоянии горе-фаталиста.

Слева: обложка альбома Бьорк Vespertine. Справа: цветочно-древесно-мускусный аромат China White, Nasomatto. Пирамида нот засекречена.

Игра с правописанием аромата Methaldone намекает на коварный метадон, который появился еще во времена Второй мировой войны. Тогда полностью прекратились поставки опиума, в результате чего зависимые нацисты, включая Главу элитного подразделения Лювтваффе и преемника Гитлера Германа Геринга, остались в плену своих нестерпимых ломок. В ответ на это немецкая фармацевтика создала синтетический опиат, который, как оказалось, вместо помощи еще больше усугублял ситуацию. Синтетический аромат Methaldone (основу композиции составляют молекулы Dynamone, Ambermax, Silvanone, Boisiris и Rosyrane) по медицинским параметрам абсолютно безопасен, что не мешает ему играть с нашим воображением на полную катушку. По задумке парфюмера Родриго Флореса-Ру он должен напоминать абстрактный запах галактики, врывающийся в распахнутые двери космического корабля.

Слева: фужерный аромат Парфюм Methaldone, Aether с нотами металла, ладана, амбры, древесины, смолы и мускуса. Справа: дизайн космического корабля.

За три тысячи лет до рождества Христова древние инки в Андах жевали листья коки, чтобы нормально жить в условиях разреженного горного воздуха. Коренные перуанцы жевали их строго в ходе религиозных церемоний. Табу было нарушено после вторжения испанских солдат в 1532 году: индейцы, принудительно работавшие на серебряных рудниках, снабжались кокой не по доброй воле, а в целях их контроля и порабощения. Были времена, когда кокаин с подачи психоаналитика Зигмунда Фрейда даже считался тонизирующим средством для борьбы с депрессией, а предприниматель Джон Пембертон включил листья коки в состав нового безалкогольного напитка Coca Cola. Звезды немого кино Томас Эдисон и Сара Бернар стали своего рода посланниками кокаина в массы. Потребление кокаина в обществе выросло, и угрозы, которые таил в себе наркотик, постепенно стали заметными. В 1903 году общественное давление заставило компанию «Кока-кола» убрать кокаин из своего напитка, а к 1920 году он был благополучно запрещен на официальном и уголовно наказуемом уровне. Нет его и в аромате Cocaine, что совсем не помешает ему стать вашим тайным объектом вожделения. 

Слева: фужерный аромат Cocaine, Franck Boclet с нотами табака, карамели, орхидеи, лилии, туберозы, пачули, ванили и монои. Справа: Portrait de la baronne Deslandes, 1894

Сицилия – это не просто часть Италии, а словно целая страна со своей памятью, традициями и историей из глубин веков. Молодая марка Meo Fusciuni – это кличка прадеда основателя плюс обозначение источника, вытекающего ниоткуда. Химик, фармацевт и травник Джузеппе Импреццабиле вообще мастак экспериментировать. Провокационный аромат приглашает шагнуть на некогда белые ступени храма, посреди запущенного сада, с ликом падшего ангела, затянутого мхом и патиной. Какофония нот как отголоски сотен тысяч людей, прошедших сквозь дверь храма и оставивших там свои эмоции, страсти, боль и радость. Есть в нем что-то личное, рефлексивное и очень глубокое. Несмотря на свое название, аромат Narcotico идет по пути «Опиума» ─ шумный, но безвредный.

Слева: Церковь в Палермо. Справа: восточно-древесный аромат Narcotico, Meo Fusciuni с нотами ладана, бензоина, бобов тонка, пачули, ванили, мускуса и уда.

В свое время марокканский Танжер стал центром притяжения европейских музыкантов, контрабандистов, шпионов, писателей, путешественников, художников и всяких аферистов. Покоренные ассортиментом доступных наркотиков, здесь расчехляли свои музыкальные инструменты Rolling Stones, стучал по клавишам печатной машинки Уильям Берроуз, писал свои картины Анри Матисс. После массового ухода европейцев, портовый город затих, но не растерял своей атмосферы творческих изысканий. Все это сделало Танжер больше чем декорацией к фильму Джима Джармуша «Выживут только любовники» ─ с шумной мединой и тихой касбой, запахом моря и мяты, молчаливыми фигурами вдоль уличных лабиринтов, всегда готовых предложить искушенному покупателю пригоршню удовольствия. 

Слева: Лабиринт улочек Танжера. Справа: пряный аромат Kasbah, 19-69 с нотами сладкого апельсина, меда, герани, амбры, пачули, ванили, сандала и кожи.

Город Маскат построен вокруг бухты, над которой возвышаются две крепости Мирани и Джелали. Оказавшись в центре оманской столицы, вам ждет важное дело – базар – прицениваться к серебряными кинжалами «ханджар», греметь медной посудой, запускать руки в россыпи ладана и катить во все стороны рулоны декоративных тканей. Наторговавшись вдоволь, не отказывайте себе в удовольствии сбросить тяжелые тюки с покупками и спрятаться в сыром полумраке кальянной. На протяжении многих веков дым кальяна упоминается в восточной прозе, стихах, поэмах и живописи. Он стал обязательной частью местного стиля жизни, источником расслабления, спасением от изнуряющей жары, разговоров за жизнь и игрой в шахматы. Кажется, что даже белая дишдаша, в которую одеты все мужчины вокруг, насквозь пропитана кружевным дымом с ароматом травы, специй и сухофруктов. 

Зелено-древесно-кожаный аромат Opus VII Library Collection, Amouage с нотами пажитника, гальбанума, кардамона, уда, костуса и сандала.

Французский парфюмер Пьер Гийом в профессиональных кругах известен как красавчик, новатор и смельчак. В своих работах он старается если не изобрести что-то новое, то хотя бы взглянуть по-новому на привычные вещи. Одним из процессов, который он использует в создании ароматов, стал «фото-аффинаж». Простыми словами, это сглаживание композиции путнм ультрафиолетового облучения. В аромате, который он называет «Уютным» (не поспоришь!), он умудрился сочетать темные по своей природе (эбеновое дерево, шоколад, липкие стручки ванили) и немного опасные в нашем сознании ноты (масло семян индийской марихуаны, известной также как гашиш). У Parfumerie Generale эксклюзивные права на использование этого ингредиента, и никакой опасности он здесь не представляет, если не считать зависимости от тепла и комфорта, который он подарит своему обладателю.

Слева: иллюстрация в технике «батик» на ткани: Шива готовит бханг (смесь на основе каннабиса). Справа: Восточно-древесный аромат PG 02 Coze, Parfumerie Generale.

Еще один «безопасный» опыт с марихуаной предлагает марка IL PROFVMO. Основательница бренда Сильвана Казоли любит идти против правил в использовании сырья. Например, когда все работают с подземной частью ветивера (корневища), она пускает в ход свежие листья и стебли растения. С коноплей, вместо «травки» из спичечной коробки и катышков в кулечках, ей приглянулись зеленые листочки и соцветия. Что ж, провокация удалась, и острожные вопросы из окружения вам тоже будут задаваться.

Слева: восточно-цветочный аромат Cannabis, IL PROFVMO с нотами конопли, амбры и ванили. Справа: конопля посевная в ботаническом атласе

Композиция аромата Luxury Overdose играет на тему галлюцинаций от чрезмерного употребления абсента. Создатель марки Паскаль Роллан мгновенно придумал аромат, едва оказавшись в ресторане Opera в Сен-Тропе, где проходила провокационная фото-выставка Филиппа Шангти о пресыщении и крайностях роскоши. Ведущая нота аромата – полынь – считается противоречивым ингредиентом с «горьким запахом забвения и одиночества», что совсем не мешает ей быть афродизиаком и эфемерным признаком роскоши. Естественно, почти в смертельной дозе.

Слева: восточный аромат Luxury Overdose, Absolument Parfumerie с нотами полыни, пудры, ириса, жасмина, лакрицы и груши. Справа: фото Филиппа Шангти.

Нади Бенемар – женщина, стоящая за брендом Initio, известна регулярным желанием воссоздать провокационные эффекты без вреда здоровью. Все знают, что многие ее ароматы содержат гедион в неприлично высокой концентрации. Он знаменит тем, что активирует области мозга, отвечающие за сексуальное либидо. В аромате Psychodelic Love пошли еще дальше и добавили к гедиону гелиотропин. Последний выделяют из ядовитого растения Гелиотроп опушечный. Он пахнет чем-то средним между ванилью и миндаля, входит в состав ЛСД и имитирует психотропный эффект близкий по ощущениям к оргазму. Не волнуйтесь, гелиторпин в аромате синтетически синтезированнный, он официально разрешен к применению в позволительных концентрациях наружно и не имеет ничего общего со своим опасным природным аналогом. Ну а эффект от применения целиком и полностью зависит от вашей впечатлительности. 

Слева: инсталляция Лорен Бейкер. Справа: цветочный аромат Psychodelic Love, Initio с нотами бергамота, иланг-иланг, болгарской розы, мирры и сандала.

Фото: Getty Images, архивы пресс-служб

Нажмите и читайте нас в Facebook
Спецпроекты
НовыйДекабрь 2017
Fantasy