Почему мы больше не боимся стареть

[Красота] [Anti-age]
4064
Тема возраста постепенно становится неактуальной. Светлана Кольчик о том, как и почему сегодня женщине гораздо легче оставаться вечно молодой.

«Мне кажется, я с каждым годом молодею», – призналась мне подруга. Ей исполнилось 38, и я сама вспомнила о ее возрасте только по случаю дня рождения. Потому что в последнее время мы (то есть те, кому едва тридцать, и те, кому уже почти сорок) все меньше и меньше обсуждаем возраст друг друга. И не потому что не хотим друг друга обидеть, просто всем это как-то перестало быть интересно. Когда нам было двадцать, цифры в паспорте значили гораздо больше. Дни рождения были вехами, источником гордости или тревоги, словно с каждой новой датой мы должны были передать палочку эстафеты некоей новой версии себя – разумеется, с оглядкой на достижения ровесниц. 

А сегодня говорить о возрасте (своем и, главное, чужом) ужасно немодно. Большинство людей, которых я знаю, уже давно интуитивно поняли, что анкетные данные (все – и сколько тебе лет, и семейное положение, и место жительства, и образование) – не более чем условность. Это уже не мера всех вещей, поэтому, кстати, так трудно стало заполнять анкеты – совершенно непонятно, как отвечать на прямо поставленные вопросы. Тем более что существует по крайней мере четыре вида возраста – биологический (то, в каком состоянии действительно в данный момент находится наш организм – сосуды, тонус мышц, кожи и т.д.), социальный (это наше социальное положение – в первую очередь профессиональный статус), интеллектуальный и эмоциональный. Я считаю, что эмоциональный интеллект – умение осознавать эмоции, гармонично сочетая разум и чувства, интуицию и интеллект, а также способность строить отношения, – самая объективная оценка того, насколько ты уже взрослая. По паспорту, например, уже тридцать пять, IQ впечатляет, за твоим резюме охотятся хедхантеры, но думаешь и чувствуешь ты все еще как подросток. Что, собственно, и происходит все с большим количеством современных тридцатилетних яппи, не говоря уже о представителях поколения Millennials, – тех, кто появился на свет в конце прошлого века. Если еще лет двадцать и даже десять назад был актуален культ молодости, то теперь, в эпоху «ми-ми-ми» и социальных сетей, все говорят об эпидемии инфантилизма. А это, как вы понимаете, история вообще не про возраст. 

По прогнозам ученых, к 2050 году число обитателей Земли, которым за шестьдесят, превысит число тех, кому еще не исполнилось 15. Старые люди живут долго и не особенно желают отказывать себе в удовольствиях. Но – стоп! – разве они старые? Мама моего бывшего мужа-итальянца в 74 года решила воплотить мечту своей жизни и стала учить французский. Примерно в этом же возрасте она начала ходить к психологу (чтобы наконец избавиться от детских комплексов) и записалась с мужем на еженедельные лекции по истории искусств. Не говоря уже о том, что она гораздо лучше меня знает полный ассортимент новой коллекции Prada (в которую одевается уже много лет и не намерена отказываться от этой приятной привычки). Я вообще могу бесконечно рассказывать о пожилых европейцах, которых у меня язык не повернется назвать стариками, хотя это поколение, которое отлично помнит войну, голод, бедность. 

Но у многих из них правильная, на мой взгляд, философия, суть которой в том, что активная жизнь продолжается в любом возрасте, независимо от количества морщин и даже состояния здоровья, на которое там принято жаловаться гораздо меньше, чем у нас. Недавно меня поразила еще одна итальянка – 70-летняя Джованна Феррагамо, дочь основателя флорентийского дома Salvatore Ferragamo, по уровню энергии способная дать фору целому полку молодых (по паспорту) людей. У нее четверо детей, 12 внуков, и она до сих пор работает без поблажек себе – так же, как и ее мать, которая в свои 93 каждый день приезжает в их семейный офис-палаццо на Виа Торнабуони. Когда я спросила у Джованны, как сохранить молодость, она в ответ пожала плечами: «Неважно, сколько вам лет, главное – насколько вы сильная личность». А еще никогда не забуду Билла из Майами, где я была пару лет назад.

Шестидесятипятилетний и абсолютно седой, в прошлом профессор Нью-Йоркского университета, Билл был продавцом-консультантом в огромном магазине Apple. Когда он расписывал мне достоинства нового MacBook Air, его глаза горели, как у мальчика, с которым девушка впервые согласилась пойти на свидание. Я спросила у Билла, не смущает ли его, что средний возраст его сослуживцев «мак-гениев» составляет 25 лет. «Я, когда ушел на пенсию, сразу свалил из Нью-Йорка сюда, в тепло, и специально, чтобы тусоваться с этими ребятами», – ответил он. Впрочем, активные и энергичные – до вполне преклонного возраста – люди есть и у нас, только их меньше. Бабушка моей подруги умерла в 86 лет. Причина – в их старом доме в Замоскворечье случился крайне затяжной ремонт лифтов, и ей стало тяжело каждый день спускаться и подниматься на седьмой этаж на каблуках. Каждый день – потому что она читала лекции на истфаке МГУ. А ходить без каблуков считала неуважением к себе и студентам. Энергия – то есть активный образ жизни, ощущение нужности, востребованности, наличие вдохновляющих хобби, а также регулярное общение – это то, что радикально продлевает жизнь. Ну и хорошая медицина, конечно.

Моему поколению особенно повезло. Социальных рамок становится все меньше, и мы можем жить как хотим, совсем не обязательно «соответственно возрасту». Еще недавно существовал только один удачный жизненный сценарий – школа, институт, замуж, работа, пенсия. И спать. Сейчас вариантов самореализации множество, а про тех, кто будет смотреть на вас косо, можно сказать, что они просто завидуют. Слово «инфантильный» перестало быть обидным. В любом возрасте можно начать все сначала­. Главное – это как вы относитесь к себе и к жизни. Часть моих подруг замужем (не всегда со свидетельством о браке), часть развелись и наслаждаются свободной жизнью, а часть замужем никогда не были. В Европе или Америке не сильно на счет последнего переживают. Хотя прессинг и там и тут все меньше и меньше. У многих перед глазами красноречивый пример – их собственные родители. «Моей маме 69 лет, выглядит она на 55, а ощущает себя максимум на сорок, – говорит моя парижская подруга Александра. – Мама – архитектор, каждый день встречается с новыми людьми, каждый вечер где-то веселится». Самой Алекс – 37, она никогда не была замужем, путешествует, заводит романы один безумнее другого. Она не против семьи и детей – говорит, что, возможно, еще не пришло время, да и вообще это история не для всех. Она занимается благотворительностью и утверждает, что на данный момент ее дети – это многочисленные подопечные. «Недавно я летела в самолете, и ко мне стал активно приставать молодой человек – он сказал, что ему 25 и был уверен, что мне столько же. Я не стала его разубеждать. Важно, кстати, как ты одеваешься, – добавляет Александра. – Парижанки, например, умеют до очень зрелых лет одеваться почти как подростки, но без цирка. И им это очень идет. Особенно если не позволяешь себе толстеть.

Возраст стремительно выходит из моды. Не только в Париже – по всему миру, включая Россию, сегодня пятидесятилетние женщины носят примерно то же, что и двадцатилетние. Опять же, если фигура позволяет. В beauty-индустрии набирает обороты тренд не столько косметики anti-age, обещающей радикальный омолаживающий результат, сколько средств, помогающих обеспечивать комфорт коже в любом возрасте. Все больше производителей не стесняются указывать на упаковке, для какой возрастной группы продукт предназначен, – «45+», «55+»... У меня есть подруга – ей 42, она мама взрослого уже сына и выглядит от силы на тридцать (без ботокса и прочих инвазивных помощников – я точно знаю!). Свой официальный возраст она ни от кого не скрывает. Я спросила у нее, считает ли она себя молодой. Она посмотрела на меня удивленно и утвердительно кивнула: «В двадцать я уставала гораздо больше, чем сейчас. Мне, например, ничего не стоит встать в семь утра, убрать квартиру, приготовить обед, пойти на работу, а вечером – еще на какое-нибудь мероприятие. И когда я, бывает, прихожу домой около полуночи, то не падаю без сил. Наоборот – интересное общение и активный образ жизни меня подзаряжают».

Я заметила, сейчас многие так говорят. Вот еще из моей записной книжки (респондентке – 38): «В двадцать мне жилось намного сложнее, чем сейчас. Масса нерешенных проблем, депрессии – мне казалось, что в жизни ничего хорошего не будет. А сейчас все по-другому: я научилась чувствовать связь с собой. И управлять своей энергией, поэтому почти не устаю».

Мне тоже в 25 жилось гораздо сложнее, чем сейчас, спустя десять лет, о двадцати я уже не говорю. С карьерой все шло нормально, а строить отношения было сложно. Я тоже не ощущаю цифры в паспорте – особенно после того, как год назад родила ребенка. Сейчас мне кажется, что я начинаю жить заново. И энергии тоже больше. Раньше я спала как минимум до десяти, но все равно просыпалась уставшей. И не представляла, как это – вставать ни свет ни заря, а сейчас это для меня норма. Кстати, в аюрведе считается, что ранние роды старят женщину, а более поздние – после тридцати – наоборот, укрепляют и омолаживают организм.

Говорить про человека «молодой» или «старый» уже неприлично. Есть гораздо более четкие критерии. Например, «энергичная – вялая» или «веселая – депрессивная». Этими качествами можно обладать в любом возрасте. И это, как когда-то возраст, выдают глаза – так что приходится следить за своими мыслями и, соответственно, выражением лица.

И в качестве эпилога: В Великобритании в 2013 году вышла третья книга Хелен Филдинг о нашей любимой Бриджет Джонс – «Без ума от этого мальчика». В первой книге, «Дневник Бриджет Джонс» (1996 год) ей 32 года. Во второй – 37, примерно как героиням «Секса в большом городе» в лучшие годы этого сериала. Сейчас Бриджет 51 и личная жизнь у нее есть. Потому что она в расцвете сил – так же, как и многие современные женщины в этом возрасте. Мы росли вместе с Бриджет. Когда выходит очередная книга, это женщине ровно столько, сколько представительницам самой активной на данный момент возрастной группы. В 90-х и начале нулевых в центре внимания были тридцатилетние, сегодня – те, кому за сорок и за пятьдесят. Они востребованы, сексуальны, они в моде. Кейт Бланшетт, Тильда Суинтон – это главные сейчас fashion-иконы.

Источник фото: GettyImages

Нажмите и читайте нас в Facebook
Спецпроекты
НовыйАпрель 2017
Star & Fashion Issue