Духи и яды: ароматы, вдохновленные всемирной историей отравлений

[Красота] [Ароматы]
3473
Интригующий и опасный мир ядов и отравителей – злодеи, негодяи и их невинные жертвы в нашем парфюмерном обзоре.
Кадр из сериала «Борджиа»

Снова и снова убеждаемся, что парфюмерия – это поразительное и по большей части необъяснимо-волшебное явление. В процессе работы парфюмер позволяет себе фантазировать абсолютно на любую, даже запрещенную тему. Покупатель, как еще один важный участник процесса, вдыхает аромат и позволяет себя накрыть эмоциями. Чем щекотливей тема у первого, тем больше ассоциаций у второго: любовные драмы, секс, всякого рода зависимости…

«Лукреция Борджиа со своим отцом Папой Александром VI», Джузеппе Боскетто (1841-1918)

Средневековый замок Градара всегда был окутан легендами. Здесь жила известная семья Борджиа, которая до сих пор остается олицетворением алчной жестокости. Умная, красивая и коварная Лукреция, дочь Александра VI (самого скандального за всю историю римских пап) виртуозно манипулировала судьбами людей, отправляя (или отравляя?) их к проотцам всеми возможными ядовитыми способами. Лукреция могла мастерски разрезать персик отравленным ножом так, чтобы самой съесть одну половинку и остаться невредимой, в то время как обладатель второй половинки сочной мякоти погибал в страшных мучениях. Она также владела коллекцией полых перстней, внутри которых хранились мышьяк и стрихнин, чьи порошки часто и незаметно сыпались в кубки с вином и тарелки с едой. У нее даже был цветник из амарантов, которые она выращивала в память обо всех отравленных мужчинах в ее жизни. Находясь при смерти, именно о сохранности цветника она переживала больше всего, но в ответ заслуженно обрела лишь забвение и могильный камень с высеченной надписью «Нет сомнений, что попала она в ад, получив наиболее достойного ей любовника — дьявола».

Восточно-древесный аромат Mandragola, V Canto с нотами лайма, бергамота, шафрана, абсента, розы, жасмина, гваяковой смолы, уда и ванили; кадр из сериала «Борджиа»

Коллекция ароматов V Canto в красном бархате целиком и полностью посвящена великой отравительнице, той, что сделала этот вид преступлений искусством и «подсадила» на него всю Европу. Конечно, ароматы Lucrethia, Cicuta и Mandragola лишь фантазии на заданную тему и никаких страданий своему обладателю не несут. Если, конечно, не считать страданиями вашу зависимость быть уверенной в себе и соблазнять всех на своем пути гипнотическим шлейфом. Властное и завораживающее зелье Lucrethia, которое всеми нотами раскрывает непростой характер герцогини. Сладкий яд Cicuta, который использовал аптекарь Сатаны (зловещее прозвище отца Лукреции). И одурманивающее снадобье Mandragola, фантазийный рецепт которого был найден в секретных дневниках Королевы ядов.

Маргарита Терехова в роли Миледи в к/ф «Д`Артаньян и три мушкетёра»; цветочно-фруктовый аромат Miledy, Boadicea the Victorious с нотами мандарина, фиалки, черной смородины, морской соли, жасмина, гвоздики, розы, ванили, пачули, мускуса

К Миледи Винтер, одной из самых ярких героинь киносаги «Д`Артаньян и три мушкетера» в исполнении Маргариты Тереховой, равнодушных нет – женщины бесятся, мужчины тают. Шпионка и злодейка с клеймом в виде лилии на левом плече, всегда умела задать жару по ходу сюжета. Ничто и никогда не могло остановить куртизанку перед воплощением своих замыслов и интриг – без малейших угрызений совести с лицом ангела в кудряшках она отправляет на тот свет Констанцию Бонасье. К сожалению, киноисточник не уточняет разновидность яда и делает уклон на характер героини – хитрой, умной и бессердечной. Парфюмер Boadicea the Victorious Кристиан Провенцано вряд ли наслаждался игрой Маргариты, но точно изучил повадки коварной британки Люси Хей, ставшей прототипом Миледи. Одноименный аромат парфюмер задумал как омут, в который каждому захочется окунуться по своей воле, не задумываясь о последствиях. Притягательный, загадочный, опасный и непредсказуемый – все благодаря необычному сочетанию нот морской соли с цветами, пряностями и разгоряченной от страсти кожей.

Фигурка колдуньи с цветками дурмана; восточно-гурманский аромат Datura Noir, Serge Lutens с нотами кокоса, туберозы, бобов тонка, миндаля, османтуса, гелиотропа, мирры, ванили

Дурман, называемый еще шальной или дьявольской травой, известен своими токсичными свойствами с древних времен. Это растение с крупными чуть желтоватыми цветами, особенно ценилось индейцами и ацтеками для изготовления различных снадобий. Варьируя концентрацией, вытяжка из дурмана может быть  лекарством, а может быть смертельным ядом. Давным-давно, в местах, где сжигали ведьм, на пепелищах высаживали дурман, чтобы его корни впитали в себя дух дьявола. Безумная и двоякая натура цветка не смогла не тронуть впечатлительного Сержа Лютанса. Ближайший и совершенно неядовитый родственник дурмана – бругмансия или Труба Ангела – стал отправной точкой в фантазиях на заданную тему. Именно его экстракт впервые и, возможно, единственный раз предстал во всей своей темной красе, накрывая влажным, опьяняющим шлейфом. Также варьируя концентрацией на грани, маэстро добивается невидимой границы между наслаждением и испытанием.

Цветочно-древесный аромат Venenum Kiss, Ex Nihilo с нотами нероли, шафрана, мускатного ореха, розы, ванили, полыни, амбры; кадр из к/ф The Snake Woman, 1961 год

Отрывок из книги Леонида Андреева «Рассказ змеи о том, как у нее появились ядовитые зубы»: «Как могла я защищаться? У меня были только мои беленькие, чудные, острые зубки – они  пригодны лишь для поцелуев. Смотрю и качаюсь, в зеленом тумане вижу тебя – ты так далеко. Подвинься ближе. Видишь: даже в печали я прекрасна,  и томен мой взор от любви. Смотри в зрачок: я буду суживать его и расширять, и дам ему особый блеск, мерцание ночной звезды, игру всех драгоценных камней: алмазов, зеленых изумрудов, желтеющих топазов, рубинов кроваво-красных. Смотри в глаза: это я, царица, венчаюсь короною моею, а то, что сверкает, горит и падает, отнимает у меня разум, волю и жизнь – это яд. Это капелька моего яда». Капельку яда, такого же сладкого, нежного и совсем безобидного, ищите в аромате Venenum Kiss, Ex Nihilo. Несмотря на опасное название, антидот к нему точно прилагается.

Фреска на вилле Мистерий, Помпеи, II-I вв. до н.э.; древесно-гурманский аромат Cinabre, Maria Candida Gentile с нотами роз, имбиря, черного перца, бензоина, ванили, стиракса

Работая с несколькими видами безопасных на первый взгляд алых роз, Мария Кандида Джентиле, создатель аромата Cinabre фантазирует на тему киновари. Ядовитую киноварь, придающую румянам и помадам красный оттенок, использовали с античных времен. Об опасных для здоровья свойствах минерала знали, но желание прекрасно выглядеть побеждало все страхи», – рассказывает Мишель Пастуро, искусствовед, автор книг об истории цвета и профессор курса «Красный» в Школе Лувра. Это ядовитая ярко-красная краска на основе серы и ртути, особо любимая творцами римских фресок и художником Уильямом Тернером. Момент появления киновари описывает Плиний: «Это все итог битвы дракона со слоном — дракон нападает на слона, вонзает в его тушу свои клыки. Слон погибает, но вместе с ним и змей, раздавленный тяжестью жертвы. Из смеси крови дракона и слона получается киноварь». В пирамиде Cinabre также неравная схватка – хрупкие цветы и тяжеловесные бальзамы. Кто кого не разобрать, но месиво мучительно прекрасно.

Архивная иллюстрация; шипровый аромат Ormonde Woman, Ormonde Jayne с нотами кардамона, кориандра, фиалки, жасмина, тсуги, ветивера, сандала

Основатель бренда Ormonde Jayne Линда Пилкингтон всегда держит при себе большой ботанический справочник, который называет ценным источником вдохновения. Обнаружив что-то интересное, ничто не останавливает ее от путешествия, чтобы увидеть цветок вживую, где бы он ни рос – в Африке или Южной Америке. Ради болиголова, травянистого растения из семейства Зонтичных, далеко ехать не пришлось. Удивительная трава, обросшая множеством слухов и поверий, упоминается в мифах Древней Греции и легендах о воинствующей королеве Боудикке.  Внешне болиголов неприметен и напоминает огородную петрушку. В момент цветения он источает неприятный мышиный запах, вызывающий головную боль при длительном контакте. Линда, однако, отметила, что минимальные дозы болиголова используются в гомеопатии, и поспешила применить подобный принцип в парфюмерии. О, чудо! Едва уловимая (и слабо измеримая) доза болиголова, оказывает опьяняющий, слегка возбуждающий эффект. Его запах утонченный, ненавязчивый и травянистый.  В аромате Ormonde Woman болиголов оттеняет ароматные пряности, диетические сласти и магические заклинания. «Аромат был создан в 2002 году, - рассказывает Линда, - но когда я его использую, он до сих пор изумляет профессионалов и обычных людей. Магия, не иначе».

Белладонна в ботаническом атласе; цветочно-фруктовый аромат Venetian Belladonna, Parfums Quartana с нотами сливы, коньяка, стиракса, замши, листа черной смородины, меда, туберозы, пачули, ириса, пчелиного воска

Коллекция Les Potions Fatales («Смертельные яды») от Parfums Quartana – это соблазнительно-опасное исследование девяти самых ядовитых растений. В результате получились цветочные ароматы – милые и абсолютно безумные в своей опасной красоте. А как вы хотели, когда трогательные цветки аконита таят в себе смертельный яд для стрел, а милый ваточник слывет самым известным ядом бразильской сельвы. В упаковке для ароматов также все не просто так: художник Aerosyn-Lex Mestrovic вдохновился явлением апосематизма (предупреждающая окраска ядовитых животных, растений и насекомых) и разукрасил коробки в угрожающе-прекрасные акварельные разводы. Часть средств, полученных от продажи ароматов, перечисляется в Американские ассоциации токсикологических центров. Идейный вдохновитель бренда Джозеф Картана рассказывает о Venetian Belladonna: «Аромат посвящен белладонне. Кто-то использовал капли для глаз на ее основе, чтобы сделать взгляд привлекательным, а кто-то умышленно перебарщивал с концентрацией, как, например, Ливия, отравившая императора Октавиана Августа. Наверное, поэтому у аромата две стороны – горькая и сладкая, темная и светлая, что совершенно не мешает им быть вместе».

Фото: Getty Images, архивы пресс-служб

Нажмите и читайте нас в Facebook
Спецпроекты
НовыйАвгуст 2018
Ciao