Синдром принцессы: куда приводят мечты и как оттуда выбраться

[Life&Love]
2266
Каждая девочка мечтает быть принцессой. У кого-то этот период заканчивается быстро, а кто-то остается в нем навсегда. Анастасия Харитонова о том, куда приводят «розовые» мечты и ... как оттуда выбраться?
Волшебник страны Оз (1939)

Недавно, проходя мимо площади Мадлен в Париже, я обратила внимание на стайку французских детей. Малыши четырех-пяти лет под руководством воспитателей играли в какую-то увлекательно-познавательную игру. Глядя на них, я вовсе не пыталась разгадать «почему же французские дети не плюются едой» (вот уж не понимаю ажиотажа ни вокруг этой темы, ни вокруг этой книги!), а просто любовалась тем, как стильно и не похоже друг на друга они были одеты. Сарафаны, шорты, кепки, майки и кофточки – все было свободно, разнообразно, многослойно, радовало глаз, не стесняло детских движений и полета фантазии.

Этот милый эпизод вспомнился мне совсем недавно, уже в Москве, когда во время, так называемых «народных гуляний», взгляд то и дело натыкался на бедных девочек, беспомощно барахтающихся в отрезах тюля, скованных по ногам золотыми, в лучшем случае, серебряными туфельками, сжимающих мертвой хваткой сумочки в жутких розочках… Откуда такая неоправданная женственность и вопиющая нарядность в столь раннем возрасте? Не сами же крохи себя так нарядили... Но тут наступило озарение, и я вдруг поняла – они принцессы! Да, все как одна – принцессы.

Золушка (2015)
Золушка (1950)

Похоже, именно так, еще в детстве начинает закладываться особый тип женственности – «принцесса по жизни». С годами этот распространенный в наших широтах стиль приобретает все более характерные черты – высокие каблуки, глубокие декольте, обилие декоративных деталей, цветы на самых неожиданных местах (в том числе и на джинсах), незатухающий ни днем, ни ночью блеск благородного металла и розовый цвет во всех его проявлениях. В макияже «почти сказочных героинь» тоже наблюдаются определенные закономерности: густые черные ресницы невероятной длины, легкий невинный румянец на щеках и нежено-розовый блеск на губах. Эти прелестные создания всегда готовы к встрече с прекрасным принцем, бесконечной кружевной фате и жизни в сказочном королевстве.

Джессика Честейн стала принцессой Меридой
Фотограф Энни Лейбовиц сняла актрису для рекламной кампании Disney.

Что ж, если вселенная отвечает на такие запросы совсем не часто, то дизайнеры и стилисты не оставляют подобный тренд без внимания и время от времени с удовольствием подливают масла в огонь имперских амбиций. Так произошло и на этот раз. Показы осень-зима 2015-2016 в этом плане побили все рекорды. Пожалуй, такого количества разнообразных тиар, подиумы не видели со времен диснеевской «Золушки». Короны, как говорится, были представлены «в ассортименте». Цветочные венки «a ля нимфа» у Atelier Versace; украшенные золотом утонченные ободки у Valentino и Elie Saab, переливающиеся и манящие сиянием у Zuhair Murad, подчеркнуто скромные, напоминающие простую ленту для волос, у Alberta Feretti - все они служили одной великой цели – возвысить их прелестную обладательницу, выделить её из толпы, элегантно подчеркнуть превосходство. Визажисты тоже постарались, и сделали ставку на розовую помаду, объявив её «новой красной», и на румяна, назначив их главным продуктом осени.

Elie Saab
Zuhair Murad
Versace
Valentino

Не буду спорить, с таким бьюти-арсеналом несложно противостоять ведущему наступление по всему миру агрессивному феминизму и поддерживать неумолимо угасающий огонь великой женственности. Однако здесь важно не заиграться! Для зрелых умов и устойчивой психики, этот модный тренд не опасен. Он приятен взгляду, вполне уместен во время вечернего ужина на берегу моря, на свадьбе или кинофестивале. Но навязывать его маленьким девочкам, которые должны бегать, прыгать, наматывать на себя шарфы, рвать рубашки и ситцевые сарафаны, пачкать шорты и, главное, бесконечно пробовать что-то новое, искать свое личное и неповторимое – просто нечестно. Реализуя свои мечты из сказок, мы чаще всего воспитываем у детей всего лишь дурной вкус (поскольку декорирование себя требует безупречного чувства стиля и видения деталей) и что особенно опасно, лишаем их шанса найти и вырастить в себе собственную уникальную красоту. Возможно, у кого-то она и совпадет с розово-зефирным миром из девичьих грез, но это будет результат личного выбора, логичное завершение пройденного пути. И только в этом случае девушка будет выглядеть органично и в цветах, и в тиарах, и платье цвета «бедра испуганной нимфы».

Диана, принцесса Уэльская
Грейс Келли, княгиня Монако

Дело в том, что убедительным может быть только образ, идущий изнутри, из глубины характера и мировосприятия. Нарядите, например, меня принцессой… Вы тут же умрете от смеха! Нет, я конечно, постараюсь отыграть эту роль, но в моем исполнении она скорее всего сведется к череде ужимок и манерностей. Потому что это не мое. Хотя я тоже ношу кружева, но с грубыми украшениями; довольно часто надеваю платья в пол, но с макияжем nude и без украшений вообще; а под джинсы выбираю каблуки и держу под рукой красную помаду. Это моя эстетика, в которой мне знаком каждый уголок. Здесь я могу расслабиться и быть собой.

Одри Хепберн в фильме «Римские каникулы» (1953)

Дочь моей подруги, очаровательная пятилетняя Саша, особа весьма своенравная. Нет такой силы, которая способна заставить её надеть что-то против собственной воли. При этом стрелка её персонального модного барометра колеблется от тяжелого металла с уклоном в жесткую готику, до барочного великолепия с бантами и рюшами. Так целую неделю лютых зимних холодов она упорно натягивала по утрам балетную пачку и водружала на ворох своих буйных кудрей ... правильно, золотую корону. Зато, на детский праздник, где ей досталась столь милая девичьему сердцу роль феи, она пришла одетой «под мальчика» и ни мало не смущаясь, прекрасно отыграла представление. Я искренне не перестаю восхищаться ее мамой (к слову, безупречной леди в самом прямом значении этого слова). Она, конечно, обсуждает с Сашей, возможные варианты «выхода в свет», но всегда оставляет за малышкой право выбора. И приняв, этот выбор, уже не делает кислое лицо, не слушает «охи» воспитательниц, не сравнивает её с другими детьми. Она с неподдельным наслаждением, наблюдает за внутренним ростом этой маленькой женщины, давая ей таким образом, невероятный заряд уверенности в себе и огромный запас любви на будущее. Так что даже если кроха в будущем будет одеваться, как хиппи, в душе она навсегда останется принцессой.

PS. Ну а для тех, кому все же ближе образ классической злодейки, даю несколько отправных точек. Широкие темные, изогнутые аркой брови, темно-красные губы и драматический smoky eyes – все это можно найти на показах Celine, Maison Martin Margiela, Saint Laurent, John Richmond.

Celine
Maison Martin Margiela
Saint Laurent
John Richmond

Фото: кадры из фильмов, Getty Images

Нажмите и читайте нас в Facebook