Принцессы против Золушек: как моделинг стал бизнесом для богатых наследниц

[Мода] [Легенды моды][Династии]
4587
Как и почему модельный бизнес закрыл двери перед девушками из небогатых семей и что об этом думают представительницы индустрии, чья карьера состоялась отнюдь не благодаря происхождению, материальному положению или связям.
Леди Китти Спенсер на показе Dolce & Gabbana Spring/Summer 2019

Давным-давно одна девушка из совсем не богатой и не известной семьи мечтала прославиться на весь мир. У нее не было ни связей, ни денег, ни подписчиков в социальных сетях – но были ослепительная красота, харизма и трудолюбие. И однажды ее заметили представители престижного модельного агентства – после чего жизнь этой девушки уже не была прежней. Она стала известной на всю планету супермоделью – узнаваемой, востребованной и, конечно же, очень обеспеченной.

В той или иной интерпретации именно так звучали истории успеха культовых моделей прошлого. Но, похоже, сегодня одна из современных версий сказки о Золушке рискует исчезнуть окончательно, ведь с недавних пор модельный бизнес больше не приветствует никому не известных красавиц. Он открывает двери только для… принцесс. Как по крови, так и представительниц бизнес-империй и звезд соцсетей.

Кейт Мосс выросла в небогатой семье в лондонском районе Кройдон (здесь – на показе Comme des Garзons Autumn/Winter 1993)
Леди Амелия Виндзор – британская аристократка, внучка герцога Кентского (здесь – на показе Dolce & Gabbana, Autumn/Winter 2017)

Некоторые модные обозреватели уже обратили внимание на эту тенденцию, однако теперь заговорили и сами модели, чьи карьеры состоялись не благодаря происхождению и знакомствам, а исключительно благодаря их собственным талантам, трудолюбию и удаче.

Линда Евагелиста родилась в рабочей семье итальянских мигрантов, в Канаде (здесь – шоу Chanel Spring/Summer 1992)
Кендалл Дженнер – представительница звездного семейства Кардашьян, блогер-миллионник в Instagram (здесь – показ Versace SS-2019)

Если вспомнить, то в 80-х, в 90-х и даже в начале двухтысячных годов попытки девушек со скромным финансовым положением завоевать подиум имели неплохие шансы на успех. Достаточно вспомнить о российских топ-моделях Наталье Водяновой и Ирине Шейк: модельный бизнес позволил им не просто стать знаменитыми, но вести образ жизни, о котором они едва ли могли мечтать в детстве (читайте также: «История Натальи Водяновой, или как Золушка превратилась в Добрую фею»). Бывшая модель Сандра Говард, ныне писательница и баронесса Говард Лимпн, в своей колонке для Daily Mail отмечает, что присутстиве на модном Олимпе таких девушек, как Кейт Мосс, Твигги, Синди Кроуфорд и Наоми Кэмпбелл, много лет назад ознаменовало собой торжество разнообразия. В конце концов, все эти они происходили из семей без особых материальных преимуществ и с самыми разными бэкграундами, но все они смогли очаровать мир своей красотой.

Ева Герцигова – дочь электрика и секретаря (здесь – на показе Dolce & Gabbana SS-2019)
Леди Китти Спенсер – британская аристократка, племянница принцессы Дианы (здесь – на шоу Dolce & Gabbana Alta Moda FW18)

 «В мое время модели появлялись из ниоткуда, тогда еще случались истории Золушки, – заметила недавно топ-модель Ева Герцигова (Ева выросла в семье электрика). – Современные же знаменитые модели росли, как маленькие принцессы, они всего лишь пользуются своими возможностями и преимуществами» (читайте также: «Модели голубых кровей: как принцы и принцессы захватывают подиумы»).

Но как же так произошло?

Синди Кроуфорд вышла из семьи электрика и медсестры (здесь – показ Esteban Cortazar Spring/Summer 2004)
И ее дочь Кайя Гербер, чья карьера во многом состоялась не только благодаря красоте девушки, но и известности Синди Кроуфорд (здесь – показ Chanel Metiers d'Art 2017/18)

«Думаю, это вина социальных сетей. Теперь скауты ищут моделей, листая ленту Instagram. Если родители знамениты, то, скорее всего, их симпатичная дочь будет замечена, а с легионами подписчиков продвижение пойдет легче. Неудивительно, что бренды предпочитают работать с моделями вроде Леди Амелии Виндзор и леди Китти Спенсер. Ничего не имею против этих девушек, но, боюсь, их успех – слишком высокая цена для других моделей и для индустрии», – пишет Сандра Говард.

Баронесса вспоминает, что на заре ее карьеры, в конце 50-х, «стеклянный потолок начал давать первые трещины», так как модели-аристократки вроде Фионы Кэмпбелл-Уолтер начинали постепенно уступать место девушкам из среднего класса. Сандра, дочь врача, обучилась азам модельного дела, посещая специальный пансион. Именно тогда ее заметил знаменитый модный фотограф Норман Паркинсон, открыв ей дорогу в глянец и на подиумы.

Наталья Водянова – девушка из малообеспеченной семьи из Нижнего Новгорода (здесь – показ Praga Spring/Summer 2003)
Кара Делевинь выросла в престижном лондонском районе Белгрейвия, окончила частную школу (здесь – на показе Burberry SS18)

«Примерно тогда же на авансцену вышла Твигги, – пишет Говард. – Дочь плотника, она была не просто девушкой с причудливой красотой. Она была исключительно трудолюбива. Твигги открыла дорогу многим. Но боюсь, теперь правила игры не равны. Когда-то каждое модельное агентство искало «новую Кейт Мосс», а теперь они ищут «новую Леди Такую-то»». И несмотря на то, что сама Сандра не стремится исключить богатых и знаменитых девушек из модного бизнеса, экс-модель все же призывает продолжать поддерживать разнообразие среди представительниц индустрии, на которых нередко равняются миллионы людей.

Фото: Legion-Media, Getty Images

Нажмите и читайте нас в Facebook
Спецпроекты
НовыйНоябрь 2018
Street de luxe