Speak Russian!

168
Русские дизайнеры больше не пытаются удивить Европу – и предпочитают одевать своих. Алена Исаева – о новом патриотизме.

Спроси любого, как узнать русскую девушку на улице Парижа, Лондона или Нью-Йорка. Услышишь в ответ: «Да очень просто – по высоким каблукам и платформе, мини-юбке и распущенным белым волосам». И ведь еще вчера все так и было! А сегодня – по-другому. Началось с того, что пару лет назад любимица модных блогеров, дизайнер и просто светская девушка Ульяна Сергиенко приехала на показы в Париж в скромном приталенном платье собственного дизайна с закрывающей колени юбкой-солнце и нарядила в очень похожее модель и свою подругу Лену Перминову, а потом владелец марки Alexander Terekhov Оксана Лаврентьева оделась в простое, как школьная форма, черное платье с маленьким белым воротничком, сшитое Тереховым. Ни глубоких декольте, ни мини, ни 13-сантиметровых каблуков. И при этом нет никаких сомнений: новые скромницы выглядят очень по-русски. За ними во время недель моды бегают блогеры, про них пишут все fashion-журналы Европы и США. Они не поймали тренд – они почувствовали, что в нем есть необходимость, и создали его! И их успех в глобальной fashion-индустрии создал им репутацию и клиентуру в России.

Дизайнер марки A la Russe Анастасия Романцова говорит: «Когда я сделала первые платья-футляры с юбками ниже колена, мне со всех сторон говорили, что это бабушкин сундук, что это никто не наденет. И вдруг через полгода, через год все в Москве стали такими кисейными барышнями, всем эти платья понадобились. Я вижу это по байерским заказам, которые все время растут. Или вот платья из настоящих оренбургских платков. Еще год назад мне приходилось убеждать заказчиц в том, что это хорошо и красиво, а сегодня мы не успеваем их шить и продавать. В своих коллекциях я философствую на тему “Как бы могла одеваться русская женщина, не случись революции?”. Я думаю, когда в жизни­ все складывается правильно, у женщины нет потребности невероятно оголяться или носить дикие цвета. Мне кажется, мы, русские, очень ценим качество – поэтому я крайне внимательно отношусь к тому, как обработана вещь внутри. Я была хилым ребенком, и бабушка завязывала мне на запястье или на поясе красную ленточку – для усиления энергии. Именно поэтому мы обязательно делаем хотя бы один красный кант внутри на подкладке вещей A la Russe».

Дизайнер Ульяна Сергиенко – еще один пример того, как можно оставаться безусловно и узнаваемо русской без павловских платков, хохломы и матрешек. Ее «русский код» – это скромность, романтизм, неагрессивная женственность и рукотворное качество. И кажется, уловила она его очень точно – не случайно вчерашние поклонницы леопардов и декольте с такой готовностью переоделись в шерстяные приталенные платья с юбками ниже колен, разом превратившись из кукол Барби в тургеневских барышень. Этим летом Ульяна впервые показала в Париже свою коллекцию haute couture – яркую, местами нарочито театральную. Тут были и жакеты-телогрейки, и юбки-одеяла, и пальто-ментики, и, конечно же, желание удивить. Но главное чувство, которое оставляет вся коллекция, можно свести к простому: «Вы полагаете, все это будет носиться? – Я полагаю, что все это следует шить». Нет, конечно же, русские девушки не скоро разлюбят туфли Louboutin и сумки Birkin, но похоже, что они окончательно перестанут стесняться одеваться в свое, и даже наоборот – станут этим гордиться.

Значки по мотивам советских орденов и украшения в виде деталей сталинской архитектуры, которые выпускает марка Gourji, тоже пользуются все большей популярностью. Основатель марки Дмитрий Гуржий рассуждает так: «Раньше, чтобы выделиться, все покупали Hermes, Prada, Versace... А теперь хотят выделяться на основе собственной культуры. Пусть даже ура-патриотической. С этой точки зрения я не отделяю советскую эстетику от царской (та же империя!). Вот сталинский ампир, например, в основе своей очень языческий – он весь построен на идее плодородия: снопы, здоровые женщины с детьми, яблони с яблоками... Конечно, по большей части мы лишь копируем дизайн, придуманный кем-то до нас. Но выработать новый национальный стиль, как это сделали конструктивисты в 1920-х, не так просто. На это нужно время. Хорошо, что все больше людей этим занимается. Рано или поздно количество перейдет в качество – я уверен. Главная трудность в том, что единый национальный стиль может существовать в однородном едином обществе, а у нас сегодня все “разбежались”. Вот мы и сделали серию платков, посвященную балету: императорскому, дягилевскому, Большому театру – кому какая эпоха ближе. Но можно пойти вглубь и взять такую тему – “скифское золото”. Там все объединятся. Ведь скифы – это наше общее прошлое».

Ювелир Петр Аксенов, чьи украшения сегодня носят такие девушки, как Дарья Мороз, Татьяна Геворкян, Света Маниович, тоже не ожидал, что его «русские» украшения окажутся столь востребованными: «Наши серьги-колоски просто сметают. Ева Грин снялась в моем кольце в фильме “Камелот”. Это вдохновляет! Мне нравится русская тема – мы же великая страна­ с великим наследием, но при желании я могу обратиться и к Востоку, и к Грузии, и к волшебным сказкам. Я думаю, то, что мы, русские, любим роскошь – мех, вышивку, кружево, – это совсем не плохо. Мы не урбанисты, не модернисты. Но с роскошью надо уметь обращаться благородно, чтобы современная жизнь не превращалась в оперу “Борис Годунов”. Мне хочется создать новый образ русской женщины – самобытный, но современный. Чтобы никакого “Арбата”, матрешек, прямолинейного копирования. Мне нравится, что русские дизайнеры переста­ли пытаться подражать итальянскому стилю или американскому, а пытаются найти свой и вписать его в европейскую культуру – как это было в начале 20 века».

Глядя на то, что происходит сегодня в нашей моде, я думаю примерно следующее. Для того чтобы полюбить других, нужно сначала полюбить себя. И если нам начинает нравиться выглядеть и быть русскими, значит, остался всего один шаг к тому, чтобы сказать себе: я люблю эту страну, и мне нравится в ней жить.

Нажмите и читайте нас в Facebook
Спецпроекты
НовыйАпрель 2017
Star & Fashion Issue