Николай Костер-Вальдау: Джейме Великолепный

[Life&Love] [Знаменитости][Истории жизни][Кино]
4214
Многие смотрят «Игру престолов» ради перипетий кровосмесительной любовной связи Серсеи Ланнистер и ее брата Джейме в исполнении датчанина Николая Костера-Вальдау. Изучив биографию Николая, Инна Логунова пришла к выводу, что жизненный путь Костера-Вальдау мог бы стать основой лихого киносценария
Джейме и Серсея Ланнистер: кадр из сериала Игра Престолов

Нарциссичный, безнравственный, острый на язык, самодовольный, – Джейме Ланнистер в одном из первых эпизодов «Игры престолов» без сожаления выбрасывает из окна ребенка, сына десницы короля Нэда Старка, имевшего несчастье застать его занимающимся сексом с собственной сестрой Серсеей Ланнистер (Лина Хиди). Персонаж Николая Костера-Вальдау – один из самых провокационных в сериале, и к его середине безусловный злодей все более теряет одиозную безусловность.

Игра Престолов, 6-й сезон

Николай вообще воспринимает и славу, и критику без излишних эмоций. «Если бы успех «Игры престолов» как-то влиял на мою самооценку, я бы уже давно оказался в психушке». Отчасти в нем говорит датская сдержанность – на его родине показуху не терпят. Да и детство с отцом-алкоголиком, умершим в 1998 году, было хорошей школой жизни, избавившей его от иллюзий. Семью с тремя детьми обеспечивала мать, дохода которой едва хватало, чтобы свести концы с концами. «Однажды мама принесла мне и двум сестрам подарки, которые в итоге пришлось отдать обратно в магазин, потому что она не смогла за них расплатиться. Помню, как было неловко, когда я возвращал свою мини-стереосистему». И все же у него было замечательное детство, подчеркивает Николай. Особенно он был счастлив, когда они с отцом, в редкие часы его трезвости, играли в карты или вместе смотрели футбол по телевизору.

Николай Костер-Вальдау

Несмотря на бедность семьи, Костер-Вальдау сумел сделать успешную театральную карьеру в родной Дании. А к выходу первого сезона «Игры престолов», среди прочего, успел сняться в «Черном ястребе» Ридли Скотта в компании с Джошем Хартнеттом и Юэном Макгрегором и в «Энигме» Майкла Эптеда вместе с Кейт Уинслет. Но популярность ему принес именно Джейме Ланнистер. Впрочем, 45-летний Николай уже не рискует стать заложником одной роли. Его прорывом на киноэкране стал триллер датского режиссера Уле Борнедаля «Ночной сторож» 1994 года об орудующем в городе серийном маньяке-убийце, в преступлениях которого подозревают героя Костера-Вальдау Мартина – бедного студента, подрабатывающего сторожем в морге. Фильм собрал множество наград европейских кинофестивалей, в числе которых – приз за лучшую мужскую роль Костера-Вальдау.

Николай Костер-Вальдау

Николай, с его пронзительным взглядом, правильными, но без слащавости чертами лица и непринужденной элегантностью, – идеальный типаж для триллера и хоррора, который с одинаковой легкостью может быть обычным парнем с соседней улицы (да, ему невероятно идет трехдневная щетина и растянутый свитер), успешным бизнесменом и загнанной в угол жертвой хтонического монстра. В числе его работ последних лет – спродюсированный Гильермо дель Торо фильм «Мама» (2013), своего рода хоррор-вариация на тему «Маугли» (кстати, сам Николай ужастики смотреть не любит), и драма оскароносного режиссера Сюзанны Бир «Второй шанс» (2014), где Николай играет полицейского, похитившего ребенка из семьи наркоманов после смерти собственного младенца. «Я встречался с настоящим копом, который работает с уличными бандами, – хотел понять, как устроены мозги человека, который ежедневно сталкивается с преступниками, как вообще можно от всего этого отключиться, приходя вечером домой».

Джейме Ланнистер, кадр из сериала Игра Престолов

Когда Николай сам стал отцом, для него это было потрясением: «Вдруг понимаешь, что мир больше не вращается вокруг тебя. И если раньше самым страшным представлялась собственная смерть и смертность, то теперь – смерть твоего ребенка». Костер-Вальдау вот уже 18 лет счастливо женат на гренландской актрисе и певице, в свое время завое­вавшей титул «Мисс Гренландия», Нукаке Мотцефелдт – этнической эскимоске с лучистым взглядом огромных, слегка раскосых глаз. О таких встречах говорят, что это судьба. У них двое дочерей – 16-летняя Филиппа и 13-летняя Саффина; старшая успела дебютировать в кино в короткометражке «Девочка и собаки», показанной в Каннах в 2014 году.

Джейме Ланнистер, кадр из сериала Игра Престолов

Костер-Вальдау вообще верит в судьбу – и собственную интуицию. Когда в начале 2000-х он уезжал на съемки за границу, директор Королевского театра Дании, где Николай тогда работал, уговаривал его остаться. «Это был лучший совет в моей жизни – в том смысле, что я ему не последовал, – вспоминает Николай. – Все-таки иногда вернее слушать внутренний голос». Который и привел его к роли Ланнистера. «Когда я прочитал первые две книги "Песни льда и пламени", меня больше всего взволновал жизненный путь Джейме». Что же его персонажа ждет в шестом сезоне? Николай отвечает уклончиво: «Он продолжает искать себя, утверждает себя как личность, а не часть семьи, интересам которой он обязан подчиняться».

Фото: Getty Images, архивы пресс-служб

Нажмите и читайте нас в Facebook
Спецпроекты
НовыйОктябрь 2017
20 лет в России