5 нескучных мужских автобиографий

[Life&Love] [Книги][Секс]
1460
Читать про жизнь замечательных людей (тем более, мужчин!) тем интереснее, чем больше в их жизни было интриг, скандалов, красивых женщин и запрещенных препаратов. Предлагаем вам пять мужских автобиографий, которые читаются. как роман.

Стивен Фрай "Дури еще хватает"

Долгожданная третья часть мемуаров человека, который олицетворяет собой все английское для самих англичан. А они от Стивена Фрая без ума. Только он мог написать книгу, в которой фигурируют все лучшие люди Соединенного Королевства - от Принца Уэльского до Чарли Лори - и ни с кем не поссориться. Чисто английские воспоминания.

Цитаты

Я появился на свет с наклонностью впадать в наркотическую зависимость от всего, что начинается на "К". От конфет и вообще сахара (С12H22O11) в обличии конфет, коврижек и какао-бобов (переработанных в шоколад), от курева, кредитных карточек (прежде всего чужих), комедии, Кембриджа, классичсеких автомобилей, клубов и так далее. Но коакин. О боже. Тут следует вести себя осторожно. 

Ношение Маек решительно неприемлемо и объявляется Правилами Клуба незаконным. В мире и так уже хватает горя (из Правил клуба "Граучо").

Кстати, если вам захочется узнать, каких глубин падения может достигнуть человек, сведите знакомство с исполнительным директором какого-нибудь большого отеля - любого. И вы никогда уже не станете прежним. 

Честно говоря, мне слишком везет. Пару дней назад заполнял опросный лист "Гардиан". И на вопрос "Когда и где вы были счастливее всего?" ответил: "Рискуя искусить провидение, скажу все же, что как раз в эту минуту я бодр и весел как никогда". 

Звонит дверной колокольчик. Если открыть дверь сразу, они решат, что я торчал у двери, как добропорядочный кот, коим я и являюсь, поэтому я, желая упразднить это впечатление, считаю до пятнадцати и в самом начале второго звонка распахиваю дверь, улыбаясь:

- Ваше Королевское Высочество...

Жерар Депардье "Такие дела..."

В воспоминаниях французского актера достаточно скандальных подробностей и громких имен, чтобы нажить себе врагов по гроб жизни. Хотя бы в лице бывшиих жен. Но, похоже, Жерара Депардье это не пугает. Может, это и не самое политкорректное чтение, но очень увлекательное. 

Цитаты 

Актерством я занялся, чтобы не остаться неграмотной голытьбой, мог бы с тем же успехом заняться чем-то другим, это получилось само собой, случайно, я не выбирал.

Состояние влюбленности — это род безумия, это непрестанное внимание к человеку. Я прошел через это с Элизабет, а потом с каждой из женщин, которых любил. Ты можешь сам этого не сознавать, но постоянно думаешь о ком-то. И отдаешь, отдаешь. Это утомительно и не может длиться вечно. Малейший изъян — и ты испытываешь разочарование. Со временем ты понимаешь, что эти разочарования — тоже неотъемлемая часть влюбленности, что ты не можешь день и ночь держаться на такой высокой ноте. Неизбежны моменты, когда ты больше не слышишь, больше не видишь, когда ты возвращаешься к себе. Ты прекрасно понимаешь, в чем тебя упрекают, но что поделать, ты устал. Ты, однако, продолжаешь отдавать, но замечаешь, что иной раз брать уже некому.

Ни с одной из трех женщин, родивших мне детей, я не создал семьи. Семьи я не хочу. Семья — это гнусность, она убивает свободу, убивает желания, убивает влечение, она тебе лжет. Вроде картинки в телевизоре — лжет во всем. Само понятие семьи — ложь. Видимость, ширма, а человека за ней нет, она его уничтожает. Это мерзость, семья, это филлоксера жизни, грибок, разъедающий все… Моя семья — я чувствую ее скорее в России, в Китае, где-то там…

Если мы встретились с Путиным, если с первого взгляда «признали» друг друга, то это потому, что мы оба могли кончить на дне. Я думаю, ему сразу понравилось во мне именно это, моя хулиганская натура — что я могу помочиться в самолете, боднуть в живот папарацци, что меня подбирают мертвецки пьяным на улице. И я, разговорившись с ним, понял, что он тоже вышел из низов и что за него, как и за меня, никто не дал бы ломаного гроша в пятнадцать лет.

Никита Михалков "Территория моей любви"

Презентация книги прошла в рамках 37-го Московского Международного кинофестиваля. На удивление уравновешенная литература, с которой не стыдно ознакомить детей и старших членов семьи. Хороший стиль, правильные темы, любовь к родине, семье и профессии - краснеть за автора точно не придется. 

Цитаты 

Мне достаточно легко пережить критику в свой адрес, даже несправедливую. Потому что я абсолютно не чувствую за своей спиной груза снятых картин. Во мне не живет это накапливаемое самозначение, ощущение весомости созданного.

Не должны главными ценностями быть лишь те, которые можно купить или потрогать руками. Об этом я давно хотел сказать и чрезвычайно счастлив, что Господь даровал мне шанс снять «12». В картине нет блеска, шика или постановочного масштаба, зато есть боль, которую я считал долгом донести до других. Пусть не все со мной согласятся, примут позицию, поймут ее, но хотя бы задумаются, и этого будет достаточно.

Когда мои дети были маленькими, я повел их от нашей дачи вниз, в поле, и там за рекой, на другом берегу, за церковью, садилось солнце. И я просто без всякой патетики сказал: «Вот, ребятки, это ваша родина». И после этого почти каждый вечер, пока мы жили там до переезда в город, они просили меня, чтобы мы пошли посмотреть на родину.

Меня никогда не занимали бытовые подробности чужой жизни. Я никогда не коллекционировал слухи и сплетни, на которые так падка наша богема. Ненавижу перемывание чужих косточек, поскольку сам неоднократно оказывался объектом досужего любопытства.

Крис Хэдфилд "Руководство астронавта по жизни на Земле. Чему научили меня 4000 часов на орбите"

Перед нами одна из самых ожидаемых книг 2015 года, неожиданно живая, понятная и земная, если так можно сказать. 

Цитаты

Иногда, когда люди узнают, что я астронавт, они спрашивают: «А чем ты занимаешься, когда не летаешь в космос?» У них сложилось впечатление, что между запусками мы большей частью проводим время в комнатах ожидания в Хьюстоне и переводим дыхание перед следующим стартом. Обычно об астронавтах слышно тогда, когда они уже в космосе или собираются туда отправиться, поэтому такое впечатление не лишено оснований. Мне всегда кажется, что я разочаровываю людей, когда рассказываю им правду: почти всю свою трудовую жизнь мы проводим в тренировках на Земле.

Я боюсь высоты. Когда я стою на краю обрыва или смотрю вниз с балкона высотного дома, у меня начинается бурление в желудке и потеют ладони, а ноги отказываются идти вопреки растущей панике, которая требует, чтобы вернуться в безопасное место немедленно. Тем не менее эта физиологическая реакция меня не беспокоит. Я научился не обращать на свой страх внимания. Если понимаешь, чего опасаться, уже не чувствуешь себя беспомощным и можешь контролировать ситуацию".

Как 12 пьяных канадцев заставить выйти из бассейна? Сказать: "Пожалуйста, выйдите из бассейна

Недавно мы в шутку обсуждали, а что если сделать такое приложение для смартфона, которое будет злобно произносить подходящие фразы на любой случай, и название уже есть – «Говорит полковник». Отличная идея, хотя я считаю, что достаточно четырех: «Будь готов. Трудись. Тяжело трудись. И получай удовольствие!». Они подходят для любой ситуации.

Есть астронавты, которые никогда не полетят в космос. Они пройдут подготовку и тренировки в полном объеме, но так и не покинут Землю. Я шел на эту работу, зная, что могу стать одним из них.

Кит Ричардс "Жизнь"

Эта книга вышла не вчера, но обойти вниманием воспоминания легендарного гитариста The Rolling Stone невозможно. Во-первых, потому что это бестселлер, за который автор получил литературную премию Нормана Мейлера. А во-вторых, это же воспоминания Кита Ричардса!

Цитаты

Попробовали бы вы году эдак в 1964-м, или 1965-м, или 1966-м заявиться на стоянку автофургонов где-нибудь глубоко на юге или в Техасе. Здесь было куда опаснее, чем в любых городских трущобах. Ты заходишь, вокруг солидное мужское общество, и постепенно понимаешь, что отдохнуть с комфортом здесь, на виду у всех этих дальнобойщиков с наколками и уставным полубоксом, у тебя не получится. По-быстрому, нервно подметаешь еду с тарелки: “Ой, а это, если можно, с собой”. Они нас называли девочками — из-за длинных волос: “Как дела, девчонки? Потанцуем, не?” Да уж, волосы… Мелочи, о которых не задумываешься и которые меняют целые культуры. То, как реагировали на нас в те годыв некоторых частях Лондона, несильно отличалось от того,как на нас реагировали здесь, на Юге. “Привет, красавица” и вся такая херня.

Долгие годы я спал в среднем по два раза в неделю. Это значит, я провел в сознании по крайней мере три жизненных срока. А до них было еще детство, которое я оттрубил к востоку от Лондона, на берегах Темзы, в Дартфорде.

У нас с ними было общество взаимного обожания. Мы с Миком восхищались спетостью их голосов и авторскими способностями; они завидовали нашей свободе движений и нашему имиджу. И они хотели действовать с нами заодно. Правда в том, что между нами и Beatles царило сплошное дружелюбие. И еще у нас была хитрая система сотрудничества, потому что в ту пору синглы выходили
каждые полтора-два месяца, и мы специально подгадывали так, чтобы не сталкиваться по времени. Помню переговоры с Джоном Ленноном по телефону: “Слушай, мы еще с микшированием сидим”. “А у нас уже одна готовая есть”. — “О'кей, вы первые”.

А потом случилась Satisfaction — вещь, которая заработала нам всемирную славу. У меня в то время был перерыв между подружками, который я коротал в своей квартире на Карлтон-хилл, в Сент-Джонс-Вуде. Оттуда, наверное, и взялось настроение песни. Я написал Satisfaction во сне. Я и не запомнил ничего, и слава богу, что у меня имелся маленький филипсовский кассетник. Чудо в том, что когда я с утра на него глянул, то знал, что вечером заправил в него новую чистую кассету, а теперь вижу — она отмотана до конца. Тогда я на-
жал на перемотку и нашел на ней Satisfaction. Всего лишь набросок, голый скелет песни, где, конечно, не было никакого шумового эффекта, потому что я бренчал на акустике. Плюс сорок минут моего храпа. Но больше скелета и не нужно. Я хранил ту кассету какое-то время и сейчас жалею, что ее больше нет.

В редкий выходной между гастролями я умудрился купить “Редлендс”, дом в Западном Суссексе, недалеко от Чичестерской гавани, с которым я не расстался до сих пор. Дом, в котором нас накрыли, который дважды сгорал и который я по-прежнему люблю. Мы просто приглянулись друг другу в тот момент, как повстречались. Дом, крытый соломой, совсем не огромный, с канавой по кругу. Я заехал туда по ошибке. У меня был буклет с парой отчеркнутых вариантов, и я пижонил по сельским дорогам в своем “бентли”: “О, здорово, куплю себе дом”.

Нажмите и читайте нас в Facebook
Спецпроекты
НовыйАпрель 2017
Star & Fashion Issue