Азбука сексизма: абьюз, эйджизм и другие виды женоненавистничества

[Life&Love] [Работа над собой]
7874
Составили наш собственный алфавит с конкретными примерами, как общество все еще притесняет женщин.

У современного сексизма много масок, но все они даже не пытаются скрыть его истинную сущность — угнетение женщин и сохранение патриархата. Важно понимать, с каким конкретно проявлением женоненавистничества вы сталкиваетесь, чтобы на него можно было ответить — в конце концов, только так можно положить конец мизогинии не только в России, но и во всем мире. Наша «азбука» — вам в помощь!

А — Абьюз

Абьюз в современном русском языке значит примерно то же самое, что и «насилие». Почему примерно? Потому что разница все же есть: говоря о насилии, мы чаще всего имеем в виду только его физическую составляющую, в то время как абьюз — это множество самых разных форм унижения, в том числе и психологических. Абьюзер может использовать как прямые оскорбления, так и завуалированные: к последним, например, относится газлайтинг — форма психологического насилия, используя которую насильник заставляет жертву усомниться в реальности происходящего или в собственной адекватности (фраза «да тебе кажется» — отличный маркер газлайтинга).

Б — Бодишейминг

Бодишейминг в самых общих чертах — это осуждение других людей только за их внешность. Жертвами бодишеймеров могут стать не только женщины, но и мужчины. Правда, «сильная половина», как она сама себя любит именовать, в меньшинстве: это отличие связано с тем, что к мужской внешности патриархальное общество требований практически не предъявляет. Зато к женской — хоть отбавляй. «Вот корова!»,— говорят, когда вес женщины больше 55 килограммов; «доска — два соска», — так намекают на «несексуальный» размер груди; «такие кривые ножки нужно прятать», — пишут в комментариях под фотографиями звезд злопыхатели: эти и другие подобные формулировки — явный, ничем не прикрытый бодишейминг.

Топ-модель Эшли Грэм — «любимица» бодишеймеров: модель часто критикуют за натуралистичные фотографии в собственном Instagram

С бодишеймингом тесно связан бодипозитив: эта установка учит людей принимать свое тело и относиться к нему без ненависти. Многие думают, что бодипозитив — это «пропаганда ожирения», но это, конечно же, не так. Ожирение — это медицинский диагноз, и как можно пропагандировать заболевание — вопрос открытый. Бодипозитив говорит, что не нужно истязать себя за лишнюю булочку за ужином или доводить себя до состояния живой комы в спортзале. Спорт и принятие себя сосуществуют только в том случае, если спортзал делает вас счастливее, продуктивнее и в целом лучше. Если физкультура — способ соответствовать чужим (читай: придуманным) стандартам красоты, счастье она не принесет, а только укоренит вашу ненависть к собственному телу.

В — Виктимблейминг

Виктимблейминг — это перекладывание вины за произошедшее насилие с агрессора на жертву. «Сама виновата», «будешь знать, как в коротких юбках ходить», «не надо провоцировать мужчин», «будешь меньше пить», — такие реплики может услышать женщина, подвергшаяся насилию. Часто они произносятся без осуждающей интонации, а еще чаще  — как способ поддержать (чтобы жертва, видимо, вынесла из этой ситуации какой-то ценный урок). На деле такая «поддержка» психологическому исцелению не то, что не способствует — она его тормозит. Давайте уже, наконец, запомним: в любой ситуации, связанной с насилием, виноват только тот, кто насилует. Совсем не важно, «провоцировала» ли его жертва или нет.

Девушка на феминистском митинге в Испании 27 апреля 2018 года, организованном против оправдательного приговора пятерым соучастникам группового изнасилования. Вердикт был основан на утверждении, что жертва якобы «не сопротивлялась»

Г — Гендер

Гендер — это наши «социальный» пол; то, какими нас в контексте нашей половой принадлежности видит общество, в котором мы живем. Пол человека и его гендер — не одно и то же: если первое — это биологическая характеристика, первичные и вторичные половые признаки, то «гендер» — это набор социальных ролей и моделей поведения, с ним связанных. В общих чертах, от носителя мужского гендера общество ждет «мужественности», а от носителя женского — «женственности». Эти ожидания называются «гендерные стереотипы», которые утверждают, что есть что-то, что мужчина и женщина должны (или не должны) делать просто из-за их половой принадлежности. На самом деле, конечно, никто никому ничего не должен: женщина, например, не обязана убираться или готовить просто потому, что она женщина, а мужчина спокойно может уйти в декретный отпуск, и такое решение не должно отразиться на его «мужественности».

Иногда бывает так, что пол человека и его гендер не совпадают. Это явление называется «трансгендерность». Согласно международной классификации болезней десятого пересмотра (МКБ-10), трансгендерность описывается, как «расстройство гендерной идентичности», но есть основания полагать, что в следующей МКБ это явление будет исключено из списка заболеваний. В любом случае, трансгендерные люди не должны преследоваться за свою «инаковость»: задача общества — прекратить травлю и всячески способствовать социализации (в том числе сделав возможным транссексуальный переход).

Д — Доброжелательный сексизм

«Для девочки неплохо», «ты же девочка, ты не должна нести тяжелую сумку» — все это проявления того, что называют доброжелательным сексизмом. На первый взгляд ничего плохого в нем нет, ведь такие высказывания — проявление внимания, заботы и любви. Но на деле они не так безобидны, какими кажутся: женщины в подобных ситуациях кажутся инфантильными, хрупкими и беспомощными настолько, что мужчинам непременно нужно «о них заботиться». При этом действительно ли женщине нужна помощь, в расчет не берется. Кроме того, доброжелательный сексизм сохраняет систему «угнетающий — угнетаемая», что установлению настоящего равноправия мужчин и женщин, конечно, не способствует. Помогать нужно только тем, кому действительно нужна помощь, но пол в таком случае не может выступать единственно верным критерием.

Ж — Женственность

Ключевое понятие, которым оперирует патриархальное общество, описывая женщин, — это женственность. Считается, что «настоящая женщина обязательно должна быть женственной», причем категории, как правило, сформулированы очень условно. Длинные волосы, уложенные небрежными локонами, пухлые губы, внушительный бюст в комплекте с осиной талией и пышными бедрами — все это признаки традиционной «женственности», которые обычно идут вместе с соответствующей «женственной» одеждой. Но стоит ли говорить, что такие стандарты — не более чем сексуализированный женский образ, соответствовать которому хочет далеко не каждая?

Мэрилин Монро — пример канонической женственности

И — Интерсекциональный феминизм

Феминизм — очень неоднородное движение, внутри которого существует несколько разных направлений. Одна из ветвей феминизма — его интерсекциональная версия, согласно которой женские права неотделимы от общечеловеческих прав, за которые нужно бороться не только женщинам, но вообще всем людям. Чаще всего интерсекциональный феминизм поддерживают другие представители угнетаемых категорий, среди которых ЛГБТ-сообщество, люди разных рас, инвалиды и все остальные, кому пришлось столкнуться с дискриминацией.

К — Кэтколлинг

Наверное, многие сталкивались с неприятными «подкатами» мужчин на улице, сдобренными омерзительными «комплиментами» с сексуальным подтекстом. Это называется «кэтколлинг», и он лишний раз демонстрирует, как свободно чувствуют себя мужчины даже с незнакомыми им женщинами. Многим из них просто невдомек, что женщинам это общение может быть банально неприятно, а отвешенные «комплименты», кроме рвотных позывов, ничего не вызывают.

Л — Лукизм

Лукизм — это способ делать выводы о человеке с помощью оценки одной лишь внешности. Тут кому как повезет: либо объект выигрывает в генной лотерее и рождается «конвенционально красивым» (и тогда ему будет многое прощаться и дозволяться только из-за внешности), либо «проигрывает». Кроме того, лукизм — это еще и нежелательные комментарии, касающиеся внешнего вида («что-то ты помятая какая-то сегодня»), которые в депрессию хоть и не вгоняют, но настроение портят точно.

М — Мэнсплейнинг

В 2014 году лингвисты Оксфордского словаря включили в него новое слово — мэнсплейнинг. Этот англицизм обозначает снисходительную манеру мужчин объяснять женщинам что-то на банальном, примитивном уровне. Менсплейнинг подразумевает, что женщина не сможет понять что-то, если мужчина не будет пользоваться аналогиями с туфлями, сумками, губной помадой, коробкой зефира и другими, «исконно женскими» вещами. Уровень компетенции объясняющего, как обычно, не важен: он может быть полным профаном в выбранной области, но будет продолжать объяснять женщине-эксперту очевидные для нее вещи с лицом как минимум профессора, а как максимум — Нобелевского лауреата.

Женщина, видимо, может освоить биржу только в том случае, если обложка пособия будет розового цвета, а нарисована на ней карикатурная блондинка
Сложные инструкции, даже если речь идет всего лишь об iPad, женщина, видимо, понять не может

О — Объективация

Показную, нередко вульгарную демонстрацию женской сексуальности часто используют в рекламе. Она взывает к самым низменным чувствам мужчин, заставляя их рассматривать женщину только как объект для секса — это явление зовут сексуальной объективацией. Удивительно, но обнаженное женское тело до сих пор используется, чтобы продать все, что угодно — от «двушек» в новостройках до третьесортного сериала.

Рекламный постер сериала «Филфак» на канале ТНТ

Сейчас (и, надеемся, грамотные рекламщики не дадут нам соврать) объективация — дурной тон, но она все еще появляется и на рекламных билбордах, и в промовидео. Обычно такую рекламу используют бренды, выпускающие продукцию массового спроса — из чего можно сделать вывод, что эстетические и другие вкусы широкого потребителя оставляют желать лучшего.

П — Пролайф

Пролайф — это движение против абортов. Его активисты считают, что женщина ни в коем случае не должна прерывать беременность — даже в том случае, если она возникла после изнасилования, несет угрозу жизни матери или рождение ребенка невозможно по социальным причинам. В таком мировоззрении материнство — священный долг каждой женщины, от которого она просто не может отказаться.

Общественная дискуссия по вопросу абортов — одна из самых неоднозначных. Пролайферы в качестве главного довода используют право каждого на жизнь, закрепленное в Декларации прав человека. Однако вопрос, с какого момента плод считается ребенком, до сих пор не решен. Самые ярые противники абортов убеждены, что это происходит в момент зачатия, то есть оплодотворенная яйцеклетка — это уже ребенок. Их противники уверены, что до того момента, пока ребенок не родился (или хотя бы до срока в 24 недели — того периода, когда плод начинает чувствовать боль), он не может рассматриваться, как отдельный организм, потому что полностью зависит от матери — а значит, ей и решать, что с ним делать.

Пролайферской позиции придерживается главный сексист не только Америки, но и, пожалуй, всего мира Дональд Трамп: 45-й президент США продвигает возможность прекращения финансирования абортов

Концепция движения пролайф, тем не менее, должна быть признана однозначно вредной. Аборт — базовая медицинская процедура, которая в России включена в систему ОМС. Это значит, что его проводят квалифицированные врачи с помощью средств, которые женщине не навредят (или этот вред будет минимальным). С запретом абортов нет никаких гарантий, что их число уменьшится — просто женщины, решившие прервать беременность, превратятся в маргиналок. Они все равно будут обращаться к врачам, но в этом случае закон их уже не защитит. Или того хуже — будут делать аборт сами в подпольных условиях или с чьей-то неквалифицированной помощью, результатом которых может быть инфекция, бесплодие, сепсис или даже смерть.

Р — Репродуктивное насилие

С темой пролайфа тесно связано репродуктивное насилие, однако это понятие гораздо шире. Под насилием в этом случае понимается любое давление на женщину в вопросах деторождения — оно может быть и пролайферским, и прямо ему противоположным. Насильник может заставлять женщину рожать, если та хочет сделать аборт. И наоборот: он может настырно уговаривать прервать беременность, если она хочет рожать. Кроме того, к репродуктивному насилию стоит отнести и давление партнера в вопросах контрацепции: мужчина может отбирать у женщины контрацепцию, прокалывать презервативы и, как пишет Wonderzine, даже собственноручно вынимать внутриматочные спирали, хотя эту процедуру может проводить только гинеколог. Репродуктивное насилие считают вариантом домашнего насилия, поэтому и отношение к насильникам должно быть соответствующее — не бойтесь жаловаться, если вы с ним столкнулись.

С — Слатшейминг

Либеральный феминизм признает и поддерживает право женщины быть такой, какой она хочет — в том числе желанной и сексуальной. Женскую привлекательность патриархат не просто поддерживает — он ее требует. Но если вдруг женщина «слишком привлекательна», ее могут заподозрить в легкомысленности или даже легкодоступности — это явление называется слатшейминг. Количество сексуальных партнеров при этом не имеет никакого значения: привлекательная девушка даже будучи девственницей может удостоиться сомнительных комплиментов, намекающих на ее «низкую социальную ответственность».

Фото из Instagram Ким Кардашьян
Фото из Instagram Эмили Ратажковски

Кроме того, в отношении мужчин, женщин и их сексуальности существуют двойные стандарты: если у мужчины сексуальная жизнь богата на подробности и действующих лиц, общество обычно поощряет это («вот это мужик!»), но когда то же самое касается женщин, на нее вешают ярлык «шлюха» — проще говоря, слатшеймят. Мы уже писали про этот сексистский феномен — подробнее о нем читайте в нашем материале «Право на сексуальность: что такое слатшейминг».

Т — Тренинги

В последнее время количество тренингов, посвященных теме «женской реализации», превысило все мыслимые границы. На этой теме спекулируют не только психологи, способные хоть как-то аргументировать свою позицию, но и все, кому не лень: «женскому предназначению», «истинной женственности» и вообще «как быть женщиной» учат самые отъявленные сексисты нашего времени.

«Спрос рождает предложение», — считает Маша Арзамасова, автор блога о сексе «Маша, давай!». Основное женское настроение в патриархальном обществе — найти мужчину, который тебя обеспечит. Не надо обеспечивать себя самой и быть с любимым равноценными партнерами, нужно сидеть дома и ничего не делать — ведь муж есть, он все даст. Все эти курсы — это всего лишь «стрижка бабла». Подобные коучи предлагают  решить проблему легко, пара занятий — и все готово. Я считаю, что правильнее было бы обратиться к психологу, работать над собой и действительно решать свои проблемы. Люди, прошедшие терапию, более адекватны и психически здоровы. А те, кто не может разобраться сам со своими проблемами, идут к «ведическим женщинам», которые учат крутить воронки на привлечение богатых мужчин и другим, не менее странным ритуалам», — говорит она.

Ф — Феминитивы

Еще одна горячая дискуссия последнего времени — использование в речи феминитивов, то есть слов-аналогов исконно «мужским» профессиям. Авторка, юристка, гинекологиня — наверняка и вы встречали подобные написания. Сторонники феминитивов утверждают, что их использование делает женщин заметными в обществе (и попутно напоминают, что женские аналоги профессий в русском языке есть, но они не всегда приличные — уборщица, проститутка, прачка и так далее). Противники ратуют за чистоту русского языка (пока что феминитивы не закреплены в качестве лексической нормы), а также уверяют, что в профессии подчеркивание половой принадлежности ни к чему. Консенсуса по этому вопросу нет, и вряд ли он будет достигнут в ближайшее время: базовые языковые нормы, как известно, меняются довольно медленно.

Х — Харассмент

На слуху и это слово, правда, мало кто знает его истинное значение: харассмент — это простое домогательство. С новой силой о харассменте заговорили благодаря Харви Вайнштейну — опальному голливудскому продюсеру, домогательствам которого подверглись больше 80 женщин. Харви, добиваясь желаемого, использовал весь спектр своих возможностей — от обещаний сказочных гонораров, новых ролей и «Оскаров» до прямого шантажа, угроз и даже применения физической силы. Не надо уточнять, что любое домогательство — даже с обещаниями золотых гор — абсолютное зло. Тем более, когда силы не равны, как это обычно бывает в системе «начальник — подчиненный» или в других подобных им комбинациях.

Харви Вайнштейн

Ч — Чайлдфри

Чайлдфри — сознательный отказ взрослых людей заводить собственных детей. Многие считают, что чайлдфри связан с ненавистью к подрастающему поколению, однако это совсем не так: чайлдхейт и чайлдфри — далеко не одно и то же. Чайлдхейтеры могут заводить детей, ненавидя их, а могут и не заводить; чайлдфри же могут не испытывать ненависти к чужим детям (а могут и симпатизировать им), не планируя заводить собственных в будущем.

Чайлдфри особенно популярен в развитых странах — там, где у женщины есть возможность посвятить время себе самой, выстроить карьеру и не становиться заложницей собственных детородных органов. Кроме того, эта позиция очень созвучна одному из основных феминистских тезисов о том, что быть матерью — это право, а не обязанность женщины. Она может им воспользоваться, а может и проигнорировать вовсе. При этом отсутствие ребенка не должно становиться стигмой и неким показателем «женской неудачи»: чайлдфри — такой же разумный выбор каждой конкретной женщины, и его в любом случае нужно уважать, не вынося собственных суждений о его моральности или аморальности.

Э — Эйджизм

У Бальзака, как вы, наверное, помните, 23-летняя Евгения Гранде уже «потеряла свежесть». Сейчас это утверждение кажется абсурдом, но привычка судить о женщине по ее возрасту, которая называется эйджизмом, никуда не исчезла. Эйджистскими следует признать любые замечания о возрасте женщины, если они содержат не факты, а оценки. «Слишком стара для этого», «часики тикают» и другие подобные замечания — отличные примеры. Впрочем, эйджизм — это не только хамские реплики о цифре в паспорте, но и вполне реальная общественная проблема: женщины старшего поколения нередко сталкиваются с дискриминацией при приеме на работу. 

Эммануэль и Брижит Макрон часто становятся жертвам эйджистских выпадов из-за разницы в возрасте: ему — 40, ей — 64

Фото: Getty Images, Instagram, архивы пресс-служб

Нажмите и читайте нас в Facebook
Спецпроекты
НовыйСентябрь 2018
IQ