Виндзорская нахалка: гордость и предубеждение принцессы Майкл Кентской

[Life&Love] [Династии][Истории жизни]
38840
Она публично извинилась за то, что оскорбила Меган Маркл на банкете у Елизаветы II, но в глубине души своей вины, конечно же, не признала. Иного от нее ждать и не следовало, ведь сама Мария Кристина положила не один десяток лет на то, чтобы аристократы помнили, что именно отличает их от других людей.
Принцесса Майкл Кентская во время государственного банкета в честь визита президента России В.В.Путина, Лондон, 25 июля 2003 года

Светлые волосы, голубые глаза, бледная кожа, нос с горбинкой, – не нужно долго рассматривать внешность принцессы Кентской, чтобы понять: перед вами настоящая аристократка. Она будто сошла со страниц величайших готических романов, хотя сама она предпочитает не только читать книги, но и писать собственные сочинения. Из-под ее пера вышло более пяти книг – большинство из них посвящены знаменитым королевским историям любви… ее предков. И это отнюдь не последние имена в истории. Вот лишь некоторые герои ее романов: Екатерина Медичи, король Франции Генрих II, его возлюбленная фаворитка Диана де Пуатье. В жилах принцессы Кентской течет кровь их всех. И это – главный предмет ее гордости.

И ее главная трагедия.

Абсолют величия

Мария Кристина всегда знала, кто она такая. Ее предки правили сначала Францией, затем – княжествами Священной Римской империи, в ее генах – талант художника Рубенса (с ним была в родстве ее мать, графиня фон Сапари), а в сердце – осознание, что именно она остается физическим воплощением былой аристократической мощи. Были в ее роду и влиятельные политики: дед – Фридрих Сапари, последний посол Австро-Венгрии в России, уведомивший Санкт-Петербург о начале Первой мировой войны. Отец – барон Гюнтер фон Рейбниц, нацистский офицер, который, впрочем, так и не был признан военным преступником. Сама Мария Кристина никогда не признавалась в том, что знала, чем занимался ее родитель: барон бросил их с матерью, когда Марии Кристине не было и года. Но, разумеется, никто ей не поверил: урожденная баронесса фон Рейбниц слишком гордилась своей родословной, чтобы за сорок лет (а именно в 1985 году деятельность ее отца была предана огласке) не поинтересоваться прошлым своего ближайшего родственника.

Принцесса Майкл Кентская, 1986 год
Диана де Пуатье - фаворитка короля Генриха II и предок Марии Кристины

«Это бремя на моих плечах, – рассказывала принцесса много лет спустя, – и мне придется его нести. Но когда все это происходило, я еще даже не родилась. Так что, надеюсь, что люди будут судить меня исключительно по моим поступкам».

Но как бы то ни было, за нацистские (по умолчанию – расистские) взгляды отца семье девочки пришлось расплатиться сполна. С матерью и братом они были вынуждены надолго эмигрировать в Австралию, где, разумеется, о своем аристократическом положении и некогда благородной немецкой фамилии пришлось позабыть. Мария Кристина выучилась в обычной католической школе для девочек, а затем – за неимением никаких средств – начала помогать матери в ее бизнесе. 

И все же роль забытой баронессы, владеющей обыкновенным салоном красоты вдали от венценосной Европы, Марию Кристину не прельщала. Девушка твердо решила заявить о себе. На заре 70-х она отправилась назад – туда, где ее титул еще мог сослужить ей хорошую службу.

В Европе новоявленная аристократка жила сразу на несколько стран. В Великобритании она выучилась искусству и дизайну интерьера, что спустя всего пару лет начало приносить ей баснословные заказы от ведущих отелей по всему континенту (в том числе и в России). За проектами последовали и влиятельные друзья – от московских олигархов и европейских политиков до таких же богом забытых аристократов, как и она сама. Природная стать баронессы очаровывала и подкупала: у нее было много поклонников, но связать себя браком девушка решила с богатым банкиром и братом английского баронета Томасом Троубриджем. Союз, однако, оказался несчастливым – пара разошлась всего через два года, а уже в 1977 году Мария Кристина и Томас развелись окончательно. 

Валькирия-выскочка

Римская католическая церковь официально аннулировала первый брак баронессы только в мае 1978 года, очевидно, узнав, что Мария Кристина нашла себе нового супруга – да не какого-то там баронета, а самого настоящего британского принца. Семья Майкла Кентского, в силу неудавшегося заговора против короля Георга в начале века, так и не стала править Великобританией. Да если б и стала, избранник Марии Кристины, как младший сын дяди Елизаветы II, все равно никогда не надел бы на себя корону. Но, возможно, баронессе фон Рейбниц иного было и не нужно: красавец-Майкл ей искренне нравился, к тому же, ради брака с ней он и вовсе готов был отказаться от престола (законы того времени запрещали претендовать на Корону тем, кто состоит в браке с католиком).  

Принц Майкл Кентский и баронесса фон Рейбниц объявляют о своей помолвке, 31 мая 1978 года

Мария Кристина хоть и была блюстительницей голубой крови, но – в отличие от той же Уоллис Симпсон – она никогда не охотилась за Короной. По крайней мере, так откровенно.

У них не было королевской свадьбы – из-за предыдущего развода Марии Кристины они могли сочетаться только гражданским браком и только за пределами Англии. И, тем не менее, теперь новоиспеченная принцесса Майкл Кентская официально входила в самую закрытую, таинственную и могущественную правящую монархию в мире. 

Свадьба Марии Кристины и Майкла Кентского...
... 30 июня 1978 года

Никаких земель и доходов принц и принцесса Кентские не получили. Фактически, знатью они считались только по праву рождения (в жилах Майкла Кентского течет также кровь российских царей)… и по светскому образу жизни. Денег, однако, было немного. Пара зарабатывала себе на жизнь, как простые англичане: Майкл занимался консалтингом, а Мария Кристина продолжала собственный бизнес по дизайну интерьера. И все же они были элитой – неприкасаемыми, меценатами, с влиятельными друзьями по всему миру. Говорят, что бурная светская жизнь супругов вскоре вылилась в формат свободных отношений: Марию Кристину, к примеру, замечали в компании русских бизнесменов (один из них, Михаил Кравченко, владел мебельной фирмой, с которой сотрудничала компания принцессы, и был жестоко убит в 2012 году), а Майкла Кентского подозревали в связях с американскими актрисами. Но принц и принцесса были женаты – и в отличие от потомков Елизаветы II – никогда не выносили сор из избы.

Королевская принцесса Анна (в центре), принцесса и принц Кентские на скачках в Суррее, 1982 год

А в это время дети правящей Королевы один за другим превращали институт монархии в мыльную оперу. Принцесса Кентская никогда не стеснялась высказывать свое мнение относительно странного поведения принца Чарльза, неравного брака принцессы Анны, мезальянсов принцев Эдварда и Эндрю. За свой острый язык и воинственное отношение к делам правящей династии Мария Кристина получила от Королевы ироничное прозвище «наша валькирия». Более прямолинейная Анна, однако, не скупилась на ответные обидные выпады, прозвав принцессу Кентскую «принцессой-выскочкой». И все же монархиня признавала за своими своенравными родственниками заслуги перед Короной – в благодарность она даже в тайне выплачивала за них аренду апартаментов в Кенсингтонском дворце до 2010 года (а это около 120 тысяч фунтов в год – и все с личных доходов Елизаветы II).

Елизавета II, принц и принцесса Кентские в королевской ложе на дерби в Суррее, лето 1988 года.

Но даже такая благосклонность Ее Величества не могла заставить принцессу прекратить высказывать свои мысли относительно института монархии в современном мире. Начиная с 2000-х годов, Мария Кристина успела заявить во всеуслышание, что «в ней больше королевской крови, чем у всех тех, кто сочетался браком с членами королевской семьи после принца Филиппа», что запрет ее семье претендовать на трон из-за того, что она католичка, не имеет никакого смысла (это было признано, и с 2013 года Кентские вновь встали в очередь). Были и откровенно расистские скандалы: когда принцесса в 2004 году пожаловалась на темнокожих гостей ресторана в Нью-Йорке и посоветовала им «вернуться в свои колонии» (по ее версии, она сама в тот вечер готова была уехать в Африку, чтобы не слышать их шума). С тех пор, к слову, она много высказывалась о темнокожих людях – но какие бы слова она ни подбирала (порой она даже признавалась им в любви), все ее комментарии звучали так, что себя – «бледную, со светлыми глазами» – она ставит несоизмеримо выше. 

Фотосессия 80-х годов, принцсса Майкл Кентская позирует в чалме.

От едких высказываний принцессы Кентской не спаслись ни принцесса Диана (такая «скверная» и «необразованная»), ни принц Чарльз (дескать, он «завидовал» популярности своей первой жены), ни принц Уильям (в 2005 году Мария Кристина посоветовала ему поскорее «сворачивать» роман с безродной Кейт Миддлтон, «пока не стало слишком поздно»). Сама принцесса Кентская чувствовала себя совершенно комфортно: в конце концов, она действительно имела право ругать Виндзоров за то, что те разбавляют королевскую кровь.

Но так было до 2009 года – пока ее собственный сын не сделал предложение простолюдинке.

Принцесса Майкл Кентская и принц Чарльз на матче по поло, 1 июля 1979 года

Виндзорский бумеранг

Единственный сын принца и принцессы Кентских, лорд Фредерик Виндзор получил отменное образование в лучших учреждениях Великобритании (от Итона до Оксфорда) и, разумеется, мог бы выбрать себе любую знатную невесту. Но, по иронии судьбы, амбиции родителей разбились вдребезги, когда их отпрыск ультимативно заявил, что рядом с собой он хочет видеть лишь одну Софи Уинклман – простую актрису, дочь обыкновенного издателя. У Марии Кристины были связаны руки: она не могла мешать счастью любимого сына. Чисто технически британской Короне было все равно, на ком женится Фредерик, но с этого момента репутации принцессы как блюстительницы чистокровных союзов был положен конец. 

Лорд Фредерик Виндзор и его невеста Софи Уинклман, 5 сентября 2009 года

О помолвке было объявлено официально. Ехидные насмешки и саркастические ухмылки последовали незамедлительно. Принцессе Кентской вернулся ее же собственный снобизм и лощенное высокомерие.

Мария Кристина была в отчаянии и все же она твердо решила: раз уж и ее семью настиг мезальянс, она сделает все, чтобы никто не догадался о ее отношении к этому браку. Она демонстративно отвешивала комплементы своей невестке («Она уже нам, как дочь»), лично представила ее Королеве (вот уж точно неловкая ситуация), а в завершении ко всему задумала устроить своему сыну настоящую королевскую свадьбу во дворце Хэмптон-корт. 

Лорд Фредерик Виндзор с родителями и со своей возлюбленной на частной вечеринке в Лондоне, 16 октября 2008 года

Денег на нее, разумеется, не было, поэтому принцессе пришлось поднять все свои старые связи, чтобы получить максимальные скидки на услуги ключевых подрядчиков. В этом, к слову, ей действительно помогли: например, светская дама леди Аннабель Голдсмит предложила оплатить банкет, а русская подруга принцессы Анна Быстрова по сниженной цене сшила для Софи подвенечное платье. «Отбить» все затраты семья жениха планировала, продав эксклюзивные права на освещение мероприятия одному изданию. Интересно, что сама невеста впоследствии признавалась, что – будь на то ее воля – они с Фредериком отметили бы свадьбу в Starbucks. Но, увы, это торжество не принадлежало ни ей, ни ее жениху. Всем руководила только Мария Кристина.

Свадьба Фредерика и Софи, 12 сентября 2009 года

Но «королевской» свадьба все же не получилась – просто потому, что на ней совсем не было гостей из правящей династии. Разумеется, свои приглашения получили все родственники Елизаветы – вот только совершенно неожиданно никто из них не смог освободить свой «чрезвычайно занятой график». Сомнений не оставалось: никто из британских full-time royals не счел свадьбу сына принцессы Кентской столь важным событием, чтобы пересмотреть свое расписание. На мероприятие от Королевы поехала только принцесса Евгения Йоркская и то – исключительно для отвода глаз. Была ли это месть? Возможно. Холодная виндзорская месть.

Родители жениха...
...И другие гости свадьбы

Не приехали и звезды А-класса. Никаких шикарных платьев, никакого повышенного внимания журналистов, очень скромные жених и невеста… Единственной, кто продолжал источать показное величие, оставалась униженная мать жениха.

Бремя правды

Оскорбленное самолюбие, однако, так и не смогло исправить своенравный характер принцессы Кентской. Удивительно, но как только в 2013 году у Софи и Фредерика появилась дочь, радостная бабушка сразу же выразила надежду на то, что малышка Мод подружится с принцем Джорджем Кембриджским. И, кажется, это были не просто слова, ведь не кто иная, как внучка принцессы Кентской, стала одноклассницей сына Уильяма и Кэтрин в этом году.

«Люди, которые думают, что иерархия не свойственна человеческой натуре, глубоко заблуждаются. Я всегда это говорила», – хвасталась принцесса, когда в свет вышло исследование, подтверждающее, что наследование какого-либо ранга наблюдается даже у приматов, – Только что мы получили эволюционное подтверждение!»

Принц и принцесса Майкл Кентские, 26 июля 1982 года

Удивительно, но случись принцессе жить сто лет назад, она наверняка бы снискала славу, как одна из самых образованных женщин своего времени. Ведь, как ни крути, но она действительно права, когда говорит о том, что людям свойственна иерархия. С ней также невозможно не согласиться, когда она заявляет, что животные не могут обладать правами, так как у них нет обязанностей (при этом ее нельзя обвинить в ненависти к ним – она лично патронирует фонд защиты гепардов и является известной любительницей кошек). Принцесса Майкл Кентская просто отказывается следовать глобальным трендам, возводящим человеческую толерантность в абсолют. Она платит за это каждый раз (извинение перед Меган Маркл за «расистскую брошь» – очередное тому подтверждение), но все равно не может отступиться от своих принципов.

Принцесса Майл Кентская с той самой скандальной брошью перед банкетом, на который также приглашена невеста принца Гарри Меган Маркл, 20 декабря 2017 года

К сожалению или к счастью, грань между истиной и снобизмом сегодня тонка, как никогда – но урожденная баронесса фон Рейбниц, очевидно, навсегда обречена ее пересекать. В конце концов, именно это и делает ее главной Валькирией и главной Выскочкой королевского двора Великобритании.

1984 год
1988 г.
1985 г.
1995 год
1989 год
Принц и принцесса Майкл Кентские танцуют на благотворительном балу, 5 декабря 1986 года
1995 год
1996 год
Чета Кентских развлекается на олд-каре в Гайд-парке, 1996 год
Принцесса Кентская на благотворительном показе мюзикла "Кошки" в поддержку приюта на востоке Лондона, 16 ноября 1996 года
На свадьбе Татьяны Блатник, 2010 год
На Royal Ascot, 2012 год
БАл домашних животных, 2014 год
Принцесса Майкл Кентская с Елизаветой II на фестивале Derby, 7 июня 2014 года
Принцесса Майкл Кентская на Royal Ascot, 16 июня 2016 года

Фото: Getty Images

Нажмите и читайте нас в Facebook
Спецпроекты
НовыйФевраль 2018
In love