Эмили Ратажковски: сексуальная красотка или икона феминизма?

[Life&Love] [Истории успеха]
4629
Пытаемся ответить на главный вопрос, который преследует 27-летнюю модель: как примирить страсть к обнажению и любовь к громким феминистским лозунгам.
Эмили Ратажковски

Эмили Ратажковски — удивительная девушка. Воплощая образ идеальной глянцевой красотки, она декларирует приверженность феминизму, а публикуя сотни откровенных снимков в Instagram — высказывается против сексистских стереотипов. Так Ратажковски отстаивает собственное право быть сексуальной, за что ей часто достается: знойную шатенку критикуют за поверхностность суждений, а ее горячие фотосессии — за желание нравиться мужчинам (что в определенном контексте кажется потворством патриархату). Справедливо ли? Давайте разбираться.

Популярность к модели пришла пять лет назад. Весной 2013 года в сеть попал видеоклип на песню Робина Тика, Фаррелла Уильямса и рэпера T.I. Blurred Lines. В ролике Дайан Мартел бравое трио плейбоев резвится в компании трех полуобнаженных красоток, одна из которых — та самая Эмили Ратажковски. Клип жестко раскритиковали за объективацию и пропаганду сексуального насилия — настолько явную, что 20 британских университетов запретили песню к публичному прослушиванию. Но все это уже не важно, ведь Эмили успела засветиться (а в версии 18+ — еще и полностью обнажиться).

Ратажковски, активно эксплуатируя собственную сексуальность, строила карьеру стахановскими темпами. Вслед за съемками в клипе Тика в ее фильмографии появилась роль в видео Maroone 5 Love Somebody, а затем — еще и «горячий» эпизод в фильме «Исчезнувшая» (Gone Girl) c Беном Аффлеком. Горячее музыкальное видео перемежалось не менее горячими фотосессиями юной американки: в 2014 и 2015 годах модель снялась в купальнике для Sports Illustrated, в сексуальном белье для DT и совсем без белья для GQ. На Instagram Эмили подписано почти 20 миллионов человек, но навряд ли среди них найдется хоть один, кому не понравятся ее модные съемки, селфи и круглогодичные фотографии в купальниках — а то и вовсе без них.

Впрочем, сейчас портфолио Эмили — это не только откровеные роли и съемки в мужских журналах, но и целый набор рекламных контрактов с брендами А-списка: DKNY, Kérastase, DL1961. Недавно к своему резюме Ратажковски прибавила и титул дизайнера: прошлой осенью модель выпустила коллекцию купальников Inamorata Swim, для которой сама и стала лучшей рекламой. Коллекция разлетелась вмиг, и этой скорости есть простое объяснение: так, как Эмили, демонстрировать купальники сможет далеко не каждая.

Эмили Ратажковски в купальнике собственного дизайна

То, что ее главный козырь — безупречная внешность, Эмили прекрасно понимает: об этом она в декабре 2016 года сама рассказала австралийскому Oyster. Спортивная фигура, длинные густые волосы и большие карие глаза — такая красота в любой стране мира будет канонической. Однако за рядами однотипных фотографий, демонстрирующих, как щедро Эмили одарила природа, скрывается феминистка и противница объективации — во всяком случае, такой Ратажковски считает себя сама.

«В каждой статье обо мне обязательно пишут что-то вроде: «О, она такая горячая, она настоящий секс-символ. И при этом, представляете, разбирается в политике!» И вот это яркий пример сексизма. Почему одно невозможно без другого?», — вопрошала Эмили в интервью американскому Marie Claire.

Эмили Ратажковски на обложке американского Marie Claire, май 2017 года

И правда, почему? Могут ли в голове сексуальной особы уживаться любовь к обнаженным снимкам и искренний, неподдельный интерес к насущным проблемам — в том числе, связанным с угнетением женщин? «Мы — это не только наши тела, но это не значит, что нас нужно стыдить за то, что мы их показываем, и за нашу сексуальность», — написала она в эссе, посвятив его двойным стандартам в обществе.

«В феврале я имела честь выступать на митинге в Нью-Хэмпшире. Мне хотелось поддержать кандидата, в которого верила. Однако в сети многие пользователи мои действия поняли иначе. В ответ на свою речь о важности равной оплаты труда, отпуска по беременности и родам, а также о проблеме экономического неравенства, я получила комментарии, что страдаю от «избытка красоты и отсутствия мозгов». И тогда я поняла, что женщин часто обвиняют в намеренном поиске большого внимания. О мужчинах так не говорят. Наша культура содержит двойной стандарт», — продолжила Эмили.

В том же эссе модель вспомнила трагедию в Квинсе, когда в августе 2016 года была убита молодая девушка. Местная пресса, рассказывая об убийстве, проиллюстрировала материал селфи девушки, которые взяла в ее Instagram. «Один из комментаторов сказал, что бедная девочка копировала Ким Кардашьян, и добавил, что поэтому она должна была быть готовой как к хорошему, так и к плохому вниманию. Это подтверждает идею, что яркий макияж некоторые преподносят как причину убийства. А если бы жертвой оказался мужчина, его бы обвинили в том, что он привлек к себе внимание злоумышленников? Женщина должна иметь возможность быть собой. Мы не должны быть обязаны объяснять каждое свое движение, не должны извиняться за желание получить внимание. Обществу следует по-другому смотреть на всех своих членов», — написала Эмили.

К ее персоне можно относиться по-разному — в сети можно найти десятки самых разных обращений к модели, в которых ее осуждают даже сами феминистки. Последние советуют каждый шаг оценивать критически, выясняя истинные причины, по которым девушка хочет быть сексуальной. Впрочем, у Эмили есть ответы на все вопросы — и на этот тоже. «Я думаю, что многие люди считают, что если женщина сексуальна, то это противоречит идее феминизма, но когда женщинам говорят, как они должны одеваться и как себя вести, это является большим противоречием и ущемлением наших прав», — заявила она в интервью Harper’s Bazaar. В этом она действительно права: каждая женщина может делать и говорить то, что хочет — и никто не может судить ее за это.

Фото: Getty Images, Instagram

Нажмите и читайте нас в Facebook
Спецпроекты
НовыйСентябрь 2018
IQ