Матильда и Николай II: что связывало балерину и наследника престола на самом деле

[Life&Love] [Династии][Истории любви]
10767
Матильда Кшесинская познакомилась с цесаревичем в 1890 году, а их романтическая связь продлилась четыре года. Но что же было, а чего не было между ними в действительности?

О скандальной картине Алексея Учителя «Матильда» в конце 2017 года не слышал только ленивый. По мнению многих критиков, фильм о любовной связи балерины Кшесинской и будущего царя Николая II вышел излишне «эротическим» и от того далеким от правды. Сторонники консервативной версии этой истории настаивают, что отношения цесаревича и балерины были сугубо платоническими. Но мог ли, в самом деле, Николай устоять перед женскими чарами Матильды?

Восстанавливать детали этих отношений сегодня приходится буквально по крупицам. И дело не в отсутствии архивных материалов – с ними как раз все в порядке. Но многие из них противоречат друг другу. Загадочным образом одни и те же события сама Матильда Кшесинская по-разному описывала в своих дневниках, которые вела во время романа с цесаревичем, и в мемуарах, которые написала многие годы спустя.

Разногласия начинаются с истории о самой первой встрече Матильды и Николая. Дневнику молодая балерина доверила рассказ о том, как она испросила разрешения у Александра III пригласить цесаревича к себе за столик. Тогда как мемуары, написанные ею десятилетия спустя, рассказывают совсем иную, лестную для Матильды версию о том, как царь Александр заприметил юную красавицу и предложил ей присоединиться к их столу.

Зная, как услужлива бывает память, искажая, приукрашая или вытесняя значимую информацию, мы склонны больше доверять тем откровениям, которые юная балерина Кшесинская оставила на страницах своего дневника. Примечательно, что в тот же самый период Николай тоже записывал события своей жизни в дневник. И если записи девушки, касающиеся цесаревича, всегда эмоциональны и подробны, то его о ней – скупы и на слова, и на эмоции. Тем интереснее сопоставить откровения Матильды и Николая и попробовать пролить свет на эту «темную» историю царской аддикции.

Знакомство балерины и наследника престола

Николай II, автор портрета - художник Илья Галкин, 1898 год
Матильда Кшесинская, иллюстрация из французского журнала «Le Theatre», 1909 год

Первая встреча цесаревича и юной танцовщицы, выпускницы Императорского театрального училища, произошла 23 марта 1890 года во время спектакля, на котором присутствовала вся императорская семья. Матильда писала в своих дневниках, что на ней был голубой костюм, который казался ей очень изящным. Когда спектакль окончился, высокопоставленные гости остались отужинать вместе с балеринами. Описывая тот день, Кшесинская упоминает и о своем знакомстве с цесаревичем: «Наследник, что-то сказав, сел возле меня. Мне было очень приятно, что Наследник сел возле меня. Наследник тотчас обратился ко мне и очень меня хвалил. Он меня спросил, кончаю ли я в этом году училище, и, когда я ему ответила, что кончаю, он добавил: “И с большим успехом кончаете!” Когда Наследник заговорил с Женей, я незаметно могла его разглядывать. Он очень понравился, и затем я уже разговаривала с ним кокетливее и смелее, не как ученица».

Что любопытно, сам Николай Александрович оставил в своем дневнике всего пару строк от 23 марта 1890 года. Никаких упоминаний самой Кшесинской или подробностей ужина. Впрочем, наверное, это больше женская черта – подмечать детали. Мужчины же фокусируются на фактах. «Поехали на спектакль в Театральное училище. Были небольшие пьесы и балет – очень хорошо. Ужинали с воспитанницами», – вот так просто и лаконично цесаревич описал тот день.

Взаимная симпатия и смущенные улыбки

Матильда Кшесинская

4 июля того же года юная балерина, которую только что приняли в труппу Мариинского театра, впервые выступала в Красном Селе. Цесаревич тоже был там, что ее сильно обрадовало. Страх, который она испытывала перед выходом на незнакомую сцену, исчез, и при каждом удобном случае она поглядывала на Николая. «Итак, первый спектакль был для меня удачен: я имела успех и видела Наследника. Но это только для первого раза достаточно, затем, я знаю хорошо, что мне этого будет мало, я захочу более, такой у меня характер. Я боюсь себя», – призналась в дневнике Кшесинская.

Первое упоминание о балерине в записях цесаревича появилось через два дня после этого – 6 июля 1890 года: «После обеда поехали в театр. Положительно, Кшесинская 2-я меня очень занимает» (Николай пишет «Кшесинская 2-ая», так как в балетной труппе состояла еще и старшая сестра Матильды – Юлия, которую называли «Кшесинской 1-ой»). Согласно дневникам Матильды, в тот день она очень старалась произвести впечатление на сына императора – и, очевидно, ей это удалось. Она подметила даже то, сколько раз ловила на себе взгляд цесаревича, когда танцевала. «Едва занавесь опустилась, как мне стало ужасно грустно. Я пошла в уборную к окну, чтобы еще раз увидеть его. Я его видела, он меня — нет, оттого что я встала к тому окну, которого не видно снизу, если не оглянуться, когда отъезжаешь от царского подъезда. Мне было обидно, я готова была заплакать. Я верно сказала, что с каждым разом я буду хотеть большего».

В том месяце состоялось еще несколько спектаклей и коротких встреч Николая и Матильды. Судя по записям, оставленным юной балериной, она старалась почаще попадаться на глаза цесаревичу, когда он приезжал в театр. Ей очень хотелось пообщаться с ним, но подходящего случая никак не представлялось. И все же зарождающая симпатия между молодыми людьми постепенно нарастала. В антрактах спектаклей, когда наследник престола приходил за кулисы, они обменивались смущенными улыбками, но завести беседу некоторое время не решались. Николай несколько раз за июль упоминал Кшесинскую в своих дневниках: например, «Кшесинская 2-я мне, положительно, очень нравится» или «были в театре... Разговаривал с маленькой Кшесинской через окно».

Первая разлука и мысли о другой девушке

Матильда Кшесинская
Николай II

Летом 1890-ого года развития этих отношений не последовало: обстоятельства сложились так, что вскоре по приказу своего отца цесаревич уехал в длинное путешествие на Дальний Восток, а затем отправился вместе со своими родителями в Данию. Вернулся Николай домой только в 1892 году. За долгое время разлуки Николай не писал в своих дневниках о юной балерине, но вспоминал о другой симпатичной ему девушке – внучке английской королевы Алисе Гессен. Они познакомились еще в 1974 году, и с тех пор образ иностранной принцессы ярко отпечатался в сердце цесаревича. Во время своего путешествия он оставил такую запись: «Моя мечта – когда-нибудь жениться на Аликс Г. Я давно ее люблю, но еще глубже и сильнее с 1889 г., когда она зимой провела 6 недель в Петербурге». Препятствием для осуществления этого желания сына императора было то, что невеста русского наследника престола должна была перейти в христианскую веру, а этому противились родственники Алисы Гессен. Тем не менее, Николай был сильно увлечен ею. «Я почти убежден, что наши чувства взаимны», – написал он в дневнике.

Матильда оставалась в России, танцевала в труппе Мариинского театра и делала большие успехи на сцене. Изредка в ее дневниках за тот период встречаются упоминания цесаревича. Так, например, она пишет, что один из сослуживцев сына императора – Евгений Волков – передал ей, что Николай Александрович был «страшно рад, что я обратила на него внимание, тем более что я артистка, и притом хорошенькая». Но регулярные записи о цесаревиче вернулись на страницы ее дневников, лишь только когда он вновь приехал в Россию. Возобновились их встречи, которые на этот раз стали происходить все чаще, а инициатором их стал выступать уже сам наследник.

Неожиданный визит и вспыхнувшие чувства

Николай Александрович
Матильда Кшесинская

Николай Александрович только успел приехать в Петербург, как его мысли вновь устремились к юной балерине. 15 февраля 1892 года он пишет, что им «овладела театральная горячка, случающаяся каждую масленицу». Цесаревич посетил Мариинский театр, где обмолвился парой слов с Матильдой. Затем их встреча произошла уже в городе. 28 февраля наследник престола, катаясь по Петербургу в коляске, увидел Кшесинскую на набережной. Для него это была неожиданная радость, однако, как известно из записей балерины, она стала регулярно бывать в центре, зная, что это повышает ее шансы встретиться с тем, в кого она была влюблена.

10 марта цесаревич отправился в Театральное училище: «За ужином сидел с воспитанницами как прежде, только очень недостает маленькой Кшесинской». А уже на следующий день случилось событие, которое положило начало новому этапу в отношениях Николая и Матильды. Кшесинской нездоровилось: днем ей сделали операцию на глаз. В расстроенных чувствах она отдыхала у себя дома, когда горничная доложила, что ее спрашивает Евгений Волков. Однако вместо старого знакомого на пороге ее дома возник сам Николай Александрович, который решил устроить сюрприз. Он написал в своем дневнике: «Вечер провел чудесным образом: отправился в новое для меня место, к сестрам Кшесинским. Они страшно удивились увидеть меня у них. Просидел с ними более 2-х часов, болтали обо всем без умолку. К несчастью, у моей бедной Маленьки болел глаз, который был перевязан, и кроме того нога не совсем здорова. Но радость была обоюдная большая! Выпив чаю, простился с ними и приехал домой к часу ночи. Славно провел последний день моего пребывания в Питере втроем с такими лицами».

Матильду переполняло счастье, несмотря на то, что ей было неловко (как она вспоминала), ведь она «была не совсем одета, т. е. без корсета да и потом с подвязанным глазом». Но радость от встречи с возлюбленным была гораздо сильнее: «сегодня, когда я его узнала ближе, я очаровалась им еще больше». В тот вечер Николай стал называть ее «Малей», и они условились писать друг другу письма. Матильда упомянула в дневнике, что после чаепития наследник «непременно хотел пройти в спальню», но она его не пустила.

После того вечера Николай стал наносить визиты Кшесинским на регулярной основе. Более того, в его дневниках появились несвойственные ему ранее записи о каждой, даже самой незначительной, встрече с очаровательной балериной: «Поехал в Малый театр в ложу дяди Алексея. Давали интересную пьесу «Thermidor»... В театре сидели Кшесинские прямо напротив»; «Опять видел Кшесинских. Они были в манеже и потом стояли на месте на Караванной»; «После обеда поехал навестить Кшесинских, где провел полтора приятных часа». Даже в свободные часы он не мог избавиться от мыслей об объекте своей влюбленности. 13 марта он написал: «После чаю опять читал и много думал об известном лице».

Романтическая переписка и первый поцелуй

Николай II, автор портрета - Эрнст Карлович Липгарт, 1897 год

Николай и Матильда постоянно обменивались нежными письмами. Цесаревич писал юной балерине практически каждый день, и если не получал в ближайшее время ответа – то сильно расстраивался. 23 марта, ровно через два года после первой встречи Николая и Матильды на выпускном спектакле Театрального училища, наследник прислал Кшесинской письмо, в котором сообщал, что навестит ее в одиннадцать вечера. Она очень сильно обрадовалась, но ожидание казалось невыносимым.

В своем дневнике Матильда подробно описывает тот вечер: «Цесаревич приехал в 12-м час., не снимая пальто, вошел ко мне в комнату, где мы поздоровались и... первый раз поцеловались». Затем Николай подарил ей несколько своих фотокарточек и браслет. «Мы много говорили. Я и сегодня не пустила Цесаревича в спальню, и он меня ужасно насмешил, когда сказал, что если я боюсь с ним идти туда, то он пойдет один». Ночь пролетела незаметно. Сын императора уехал от балерины только под утро.

Завершает описание той ночи Матильда такими строчками: «Сначала, как он пришел, мне было очень неловко говорить с ним на Ты. Я все путалась: Ты, Вы, Вы, Ты и так все время! У него такие чудные глаза, что я просто с ума схожу! Цесаревич уехал, когда уже стало рассветать. На прощание мы несколько раз поцеловались. Когда он уехал, у меня больно сжалось сердце! Ах, мое счастье так шатко! Я всегда должна думать, что, может, вижу его в последний раз!».

Нарастающая ревность и тоска по возлюбленному

Николай II
Алиса Гессен

Конечно, уже тогда Матильда понимала, что продолжение этих отношений имеет довольно туманные перспективы. Но она была так сильно влюблена в Николая, что практически не думала об этом, живя от встречи до встречи с цесаревичем. Они виделись не только дома у Кшесинских, но и в общественных местах, но вели себя сдержанно при многочисленной публике. Николай присылал балерине цветы и при каждом удобном случае стремился увидеться со своей возлюбленной. Но, что любопытно, не забывал он и об Алисе Гессен, что несомненно задевало чувства Матильды.

1 апреля 1892 года он написал в своем дневнике: «Весьма странное явление, которое я в себе замечаю: я никогда не думал, что два одинаковых чувства, две любви одновременно совместимы в душе. Теперь уже пошел четвертый год, что я люблю Аликс Г. и постоянно лелею мысль, если Бог даст, когда-нибудь жениться на ней!.. А с лагеря 1890 г. по сие время я страстно полюбил (платонически) маленькую К. Удивительная вещь наше сердце! Вместе с тем я не перестаю думать об Аликс Г. Право, можно заключить после этого, что я очень влюбчив? До известной степени – да. Но я должен прибавить, что внутри я строгий судья и до крайности разборчив!».

Однажды Николай взял с собой свои дневники, когда приехал к Кшесинским, и у Матильды была возможность их прочесть. Ее обрадовали многочисленные записи цесаревича, которые были посвящены ей, и неприятно поразило упоминание об иностранной принцессе: «В дневнике меня очень заинтересовал один день, это 1 апреля, где он пишет про Алису Г. и про меня. Алиса ему очень нравится, он говорил мне уже об этом раньше, и я серьезно начинаю его к ней ревновать».

При этом сын императора не обманывал балерину: он откровенно ей говорил, что до своей собственной свадьбы он может оставаться с ней, но ничего не обещал после. В письме от 3 августа Матильда написала ему такие слова: «Я все думаю о Твоей свадьбе. Ты сам сказал, что до свадьбы Ты мой, а потом... Ники, Ты думаешь мне легко это было услышать? Если бы Ты знал, Ники, как я Тебя ревную к А., ведь Ты ее любишь? Но она Тебя, Ники, никогда не будет любить как любит Тебя Твоя маленькая Панни! Целую Тебя горячо и страстно. Вся Твоя».

На самом деле, чем ближе становилось общение цесаревича и балерины, тем больше поводов для ревности она находила. Ее расстроило, когда ей показалось, что Николай в манеже долго смотрел в бинокль на другую барышню, когда цесаревич разговаривал с другими артистками балета. Матильда желала быть единственной его возлюбленной, с которой он мог бы открыто появляться на публике, но знала, что их отношения должны оставаться в тайне. Поэтому все свои душевные терзания хранила в дневнике, а иногда писала о своей ревности Николаю. Периодически она сама как будто бы старалась задеть самолюбие цесаревича и заставить его ревновать. У нее, как у балерины, при том красивой женщины, были и другие поклонники, о которых она рассказывала в письмах к цесаревичу. Например: «Я все забываю Тебе написать: у меня новый поклонник Пика Г (Голицын — прим. ред.). Он мне нравится, он хорошенький мальчик», или «Тебе интересно узнать, от кого я получила в первый спектакль цветы. Я Тебе скажу в понедельник. Вчера же корзина была от Р. Он сильно за мной ухаживает и уверяет, что не на шутку в меня влюблен».

И, тем не менее, судя по дневникам молодых людей, в то время как Матильда постоянно думала о наследнике престола, даже когда он уезжал в длительные поездки, Николай писал о ней, только когда они виделись лично и в первые дни после своего отъезда. «Я все время вспоминаю последний вечер, проведенный с тобой, когда Ты, милый Ники, лежал у меня на диване. Я Тобою все время любовалась», – написала балерина цесаревичу 2 мая, после его отбытия в военный лагерь в Дании. Когда через два месяца Николай вернулся в Петербург, разговор между ними произошел достаточно прохладный. А впереди вновь было расставание на несколько месяцев – на этот раз цесаревич уехал на Кавказ. Она ждала, мечтала о встрече и страдала от разгорающегося пламени ревности. Узнав о слухах, что наследник престола увлекся какой-то грузинкой, она не могла сдержать отчаяния. 15 ноября в ее дневнике появилась запись: «Я пошла в церковь, горячо молилась, и как будто мне стало легче, но по возвращении домой все, каждая вещь, мне напоминала моего дорогого Ники, и я опять заплакала». Переписка между балериной и цесаревичем не прерывалась (согласно тому, что писала Матильда в дневнике), но в личных записях Николая имя хорошенькой балерины не появлялось вплоть до начала 1893 года.

Последняя решительная попытка

Матильда Кшесинская, 1916 год

Новый виток отношений начался в январе 1893 года. Матильда, соскучившись по наследнику за месяцы разлуки, была безумно счастлива, когда они вновь увиделись. В ее дневниках эти встречи описаны очень подробно и красочно. В них чувствуется, что она наслаждается каждой минутой, проведенной подле него, расстраивается, если он задерживается на службе, приезжая к ней позднее оговоренного. Но, что самое главное, она начинает задумываться о будущем, отчаянно хочет развития отношений с Николаем и сама выводит его на откровенные разговоры. Описание счастливой встречи после возвращения цесаревича в Петербург 3 января оканчивается в ее дневнике такими словами: «Говорили много, но о главном ни слова, и меня мучило, что Ники не начал об этом разговора. Может быть, сразу не хотел?».

Через пять дней между ними происходит серьезный разговор наедине, который заводит балерина. Из записей Матильды совершенно очевидно, чего она пыталась добиться от наследника: «Этот разговор продолжался более часа. Я готова была разрыдаться, Ники меня поразил. Передо мною сидел не влюбленный в меня, а какой-то нерешительный, не понимающий блаженства любви. Летом он сам неоднократно в письмах и в разговоре напоминал насчет более близкого знакомства, а теперь вдруг говорил совершенно обратное, что не может быть у меня первым, что это будет его мучить всю жизнь, что если бы я уже была не невинна, тогда бы он не задумываясь со мной сошелся».

Матильда была в отчаянии, но не теряла надежды. Она не опускала руки и продолжала решительно действовать. В том же месяце Николай ненадолго уезжает в Берлин, а когда возвращается – возобновляются и регулярные свидания с балериной. Цесаревич скрупулезно фиксирует в личном дневнике их каждую встречу. Сторонники теории, что грань платонических отношений между сыном императора и Матильдой была преодолена, приводят в пример запись Николая от 23 января 1893 года: «Вечером полетел к моей М. К. и провел самый лучший с нею вечер до сих пор. Находясь под впечатлением ее – перо трясется в руках!». Цесаревич редко позволял себе такие эмоциональные вольности в своих дневниках. Как же прошел вечер наедине с его любимой Малей, если после него у Николая «перо трясется в руках»? После этого имя балерины практически каждый день упоминается в записях наследника, потому что они постоянно встречаются – то днем ездят вместе кататься, то ночью засиживаются до самого рассвета. Несомненно она его очень привлекала в тот период. Однако этот «пик» отношений стал и началом их конца. Большую часть года Николай был в разъездах – он посетил Крым, Англию, Финляндию и Данию, а также принял участие в «подвижных сборах» Преображенского полка. 

Николай II вместе со своим двоюродным братом принцем Джорджем. В 1893 году наследник русского императорского престола посетил Великобританию. Поводом для поездки стала свадьба принца Джорджа и Марии Текской

Встречи с Матильдой прекращаются, и цесаревич, будто бы, охладевает к предмету своей страсти. Одновременно с этим обрываются и дневники балерины. Быть может, она перестала их вести в расстроенных чувствах. Но, так или иначе, отношения Николая и Матильды постепенно угасают. В то же самое время обостряется болезнь императора Александра – всем становится понятно, что уже совсем скоро престол займет его сын. Противоречия, мешающие браку наследника и Алисы Гессен, начинают разрешаться. Цесаревич понимает, что его жизнь изменится коренным образом, и в ней уже не останется места для легкомысленной, но пылкой влюбленности к балерине.

Последняя встреча и объяснение Николая и Матильды происходит в конце 1893 года. Она описана в мемуарах балерины – там она рассказывает, что Николай говорил, что их любовь навсегда останется самым светлым моментом его молодости. Известно, что после объявления о помолвке наследника престола с иностранной принцессой Николай и Матильда прекратили общение и больше никогда не встречались наедине.

Фото: Getty Images

Нажмите и читайте нас в Facebook
Спецпроекты
НовыйЯнварь 2019
Art of Start