Почему Меган Маркл – это новая Грейс Келли, а не Уоллис Симпсон

[Life&Love] [Династии][Меган Маркл][Елизавета II]
14301
Возлюбленную принца Гарри часто сравнивают со всеми виндзорскими невестами последних 80 лет. Но, быть может, всем нам стоит заглянуть за пределы туманной Великобритании и провести параллель с другой знаменитой принцессой американского происхождения?

Меган Маркл – безусловно, необычная невеста для члена британской королевской семьи, но от того она не становится менее похожей на других женщин, которые влюбляли в себя Виндзоров. Звезду «Форс-мажоров» любят сравнивать чуть ли не со всеми из них: с принцессой Дианой – за тягу к благотворительности и стиль, с Кейт Миддлтон – за происхождение. Но, пожалуй, самую яркую параллель проводят с возлюбленной Эдуарда VIII Уоллис Симпсон – разведенной американкой, одурманившей без пяти минут короля настолько, что тот во имя любви к ней отказался от престола. (Читайте: «Эдуард и Уоллис: девушка или корона»)

Да, Меган тоже в разводе и она также (сюрприз!) американка. Случись ей постучаться в двери Букингемского дворца еще 50 лет назад, она, безусловно, получила бы от тогда еще совсем молодой королевы от ворот поворот. Конституционный кризис, который воцарился в Великобритании после скандального отречения дяди Елизаветы, был так силен в памяти британских подданных, что монархине пришлось скрупулезно придерживаться идеи «правильных» браков еще несколько десятков лет. 

Эдуард и Уоллис Симпсон, 1942 год
Гарри и Меган Маркл, 27 ноября 2017 года

А в это время, в конце апреля 1956 года, в тогда еще малоизвестном княжестве Монако игралась «свадьба века»: обаятельный принц Ренье брал в жены звезду Голливуда и обладательницу Оскара, американку Грейс Келли. На собственную свадьбу кинодива прибыла на океанском лайнере, а у берегов Монако ее с аплодисментами и овациями встречали фанаты, которые были искренне счастливы назвать ее в один день своей княгиней. Это было настоящее торжество американского очарования: и сегодня похожий эффект производит и Меган Маркл – пусть в Лондон она прилетела на самолете, а все ее поклонники разместились не на британской земле, а в социальных сетях.

«Профессия актрисы может немного подготовить вас к будущей роли, но ничто не может подготовить вас к ритму дворцового протокола», – еще в июле комментировал сын Грейс Келли князь Альбер ситуацию вокруг Гарри и Меган, которая так походит на историю любви его родителей, – единственный совет, который я могу дать, будет в чисто британском духе: «Сохраняйте спокойствие и продолжайте в том же духе»».

Свадьба князя Ренье и Грейс Келли (гражданская церемония), 18 апреля 1956 года

История Ренье и Грейс действительно имеет немало общего с историей Гарри и Меган. Это были захватывающие романы, начавшиеся не слишком романтично (Грейс познакомилась с князем во время совместной фотосессии, а Гарри и его возлюбленной и вовсе устроили свидание вслепую), но очень быстро приведшие к помолвке. Мисс Келли встретили в Монако невероятно тепло, и впоследствии она сполна отплатила своим подданным за оказанное ей доверие: отказалась от карьеры актрисы (впрочем, не так легко, как Меган) и полностью посвятила себя филантропии, став во главе монакского общества Красного креста, открыв больницу и основав несколько благотворительных организаций. Более того, ее работа активно перекликалась с тем периодом, когда она, еще будучи звездой Золотого Голливуда, ходила по гламурным мероприятиям и приемам. Она сделала благотворительность светским делом, а на ее события активно приглашались звезды шоу-бизнеса – ее бывшие коллеги.

Меган – еще в свою бытность актрисой – пускала всю свою энергию на то, чтобы конвертировать свою популярность в благие дела для человечества. Девушка активно выступала послом организации «ООН-женщины», высказывалась в СМИ о недопустимости расовой и половой дискриминации, а в перерывах между съемками регулярно летала в Нью-Йорк на собрание очередного благотворительного общества.

Грейс Келли, примерно 1950 год
Меган Маркл на Mercedes-Benz Fashion Week в Нью-Йорке, 8 февраля 2014 года

В своем первом совместном интервью Меган и Гарри признаются, что благотворительность и тяга к изменению мира к лучшему стали первым пунктом, на котором они сошлись как пара. Улыбаясь, невеста Гарри глядит в камеру и признается: да, она готова отказаться от карьеры актрисы и работать рука об руку с Гарри на благо мира во всем мире.

Могла ли с подобным заявлением выступить Уоллис Симпсон? Как бы они ни были похожи с Меган, репутация сердцеедки, развратницы, да еще и протеже Гитлера сделала из герцогини Виндзорской настоящего врага британского народа. Ее кандидатуру тогда, в далеком 1936 году, отвергли все, кроме Эдуарда. Влюбленный король распылялся в откровениях относительно его чувств к разведенной американке, а мир все больше возмущался его легкомысленностью и безответственностью.

Герцог и герцогиня Виндзорские на Багамах
Принц Гарри и Меган Маркл во время совместного интервью, 27 ноября 2017 года

81 год спустя в своей любви к разведенной американке признался двоюродный правнук Эдуарда, но его избранница не получила и миллионной доли критики, с которой пришлось столкнуться Уоллис. Меган Маркл – в отличие от миссис Симпсон – напротив, рассматривается, как новый глоток свежего воздуха для института монархии. 

Что случилось? Неужели королевские семьи так сильно изменились? Или изменился мир?

Возможно, и то, и другое. В день, когда королева Елизавета официально была признана самым долгоживущим монархом в британской истории, она сказала: «Долгая жизнь проходит через многие вехи». Это не было лукавством: на своем веку монархиня действительно повидала немало. Быть может, именно тот шок, который испытала Великобритания после скандального отречения короля Эдуарда, так долго не давал Королеве принять современные нравы. Без преувеличения, в шкафу Елизаветы найдется не один скелет: от разрушенной судьбы ее сестры Маргарет до токсичных браков трех из четырех ее детей. 

Ошибок ее прошлого уже не исправить, но всегда можно предотвратить их в будущем. Кажется, что, наконец, Королева смогла осознать, что долг монархии – отвечать вызовам нового времени. После стольких трагичных историй любви в ее собственной семье она лично открывает новую главу в саге о Виндзорах. И, быть может, именно это делает ее одним из самых мудрых монархов в британской истории.

Фото: Getty Images

Нажмите и читайте нас в Facebook
Спецпроекты
НовыйЯнварь 2017
New chic