«Проект 70»: Принц Чарльз планирует узурпировать королевскую власть?

[Life&Love] [Династии][Елизавета II]
10337
Принц Уэльский ждет свою Корону уже 50 лет, и, похоже, его терпение кончается. По крайней мере, именно так посчитали бдительные дворцовые обозреватели, когда обвинили Чарльза в намерении узурпировать королевскую власть.
Королева Елизавета и принц Уэльский Чарльз на играх в Бреморе, 5 сентября 2015 года

Это не преувеличение: на сегодняшний день принц Чарльз – самый пожилой наследник престола в Европе, ожидающий своей очереди на трон более полувека. К роли монарха его готовили с детства, и, кажется, уже даже Елизавета II понимает: пора дать дорогу «молодым». Именно поэтому монархиня приняла решение через четыре года отдать право регентства сыну и сделать его де факто Королем (совсем отречься не получится – не позволяет законодательство).

Но, как недавно заявила редакция авторитетной британской газеты The Times, вполне вероятно, что принц Уэльский разочарован решением матери, так как рассчитывал расширить свои властные полномочия уже к 2018 году – к 70 годам. Теперь эту версию так и именуют – «Проект 70». И вот чем ее обосновывают.

Инвеститура принца Чарльза, 1969

Дело в том, что за всю свою «профессиональную» королевскую жизнь принц Чарльз неоднократно давал поводы обвинить себя в намерении, вопреки закону и традиции, принимать чересчур активное участие в политической жизни Великобритании (подробнее об этом: «Каким королем будет принц Чарльз (и почему он не уступит Уильяму)»). И хотя на сегодняшний день рейтинги его и герцогини Корнуолльской – в связи с гибелью принцессы Дианы – остаются на рекордно низком уровне, принц Уэльский все еще рассматривает себя, как самую подходящую кандидатуру для правления Соединенным Королевством. И, похоже, Елизавета II недовольна тем, что ее сын даже не пытается скрывать свои амбиции.

Первые разговоры о том, что между Букингемским дворцом и Кларенс-Хаус растет напряжение, появились в середине лета этого года, когда личный секретарь Королевы, прослуживший ей более десяти лет, внезапно подал в отставку, а вслед за ним в знак солидарности ушла и его ассистент. Чтобы понять весь масштаб образовавшейся смуты, скажем, что в команде Букингемского дворца важнее должностей, чем эти, просто не существует. Именно сэр Кристофер Гейдт и его помощница Саманта Коэн организовывали работу Королевы как главы государства, будучи основными посредниками между Букингемским дворцом и резиденцией премьер-министра. И, как правило, просто так с таких высоких должностей не уходят.

Личный секретарь Королевы сэр Кристофер Гейдт
Королева покидает резиденцию премьер-министра после еженедельной аудиенции с Кабинетом министров, 18 декабря 2012 года. На заднем плане с Девидом Кемероном - сэр Гейдт

В королевской семье Великобритании своя команда есть у каждого поколения наследников (прежде всего, речь идет о Кларенс-Хаус и Кенсингтонском дворце). Как можно догадаться, главное ее назначение – обеспечить как можно более благоприятный имидж своего начальства, так что здесь всегда присутствует элемент конкуренции. Так вот, по заявлениям некоторых инсайдеров, между командами Чарльза и Королевы отношения не ладились никогда. Более того после нескольких мирных, но провальных попыток объединить все три пресс-службы под одной крышей, личный секретарь Елизаветы и вовсе перестал контактировать с Кларенс-Хаусом. А коль скоро весь политический фунционал Букингемского дворца напрямую зависел от сэра Гейдта, нежелавшего общаться с командой Чарльза, горе-государственник принц Уэльский, по словам дворцовых обозревателей, стал способствовать тому, чтобы неудобного секретаря убрали с должности.

Впрочем, утверждается также, что и сам сэр Грейт перестал дорожить своим местом после того, как принц Чарльз, предположительно, стал более активно требовать передачи королевской власти в свои руки.

В The Times не сомневаются: отставка Кристофера Гейдта – беспрецедентна и является кульминацией плана команды Кларенс-Хаус обеспечить Чарльзу максимум властных полномочий, какой только возможен. Иными словами, выстроить в сознании подданных образ «короля в ожидании», который не просто готов на 100% к своей должности, а уже исполняет свои обязанности лучше живой Королевы. И, конечно же, такая «атака» – совсем не по нраву команде правящей Королевы. 

Елизавета и Чарльз на благотворительном матче по поло, 18 июня 2003 года

И мы бы могли списать расследование The Times на очередной сбор инсайдерских заявлений, если бы не одно «но». В середине сентября – по прошествии почти двух месяцев после отставки Гейдта – с опровержением существования «Проекта 70» выступил не просто Букингемский дворец (в рядовых случаях достаточно одного комментария оттуда), а сразу три резиденции – королевы Елизаветы, принца Уэльского и герцога Кембриджского, что наталкивает на мысли об экстренности случая.

«В последние годы, – говорится в заявлении, – взаимоотношения между тремя королевскими дворами и их командами были самыми теплыми. Принц Уэльский, как и остальные члены королевской семьи, всегда поддерживает Ее Величество в любом ее решении. Помимо того, мы не намерены более проявлять интерес к истории, основанной на сплетнях и заявлениях неизвестных источников».

Что ж, быть может, именно так королевская семья намеревалась поставить жирную точку в дальнейших спекуляциях на тему возможной узурпации монаршей власти. Однако, эти слова (а, главное, их своевременность) вызвали еще больший резонанс среди британских подданных, и из одной точки, продублированной в трех разных командах, удивительным образом получилось многоточие.

Действующая королева и ее наследник на открытии сессии Парламента, 21 июня 2017 года. Впервые Елизавета не стала надевать корону, а принц Чарльз впервые сопровождал мать на мероприятие

Фото: GettyImages

Нажмите и читайте нас в Facebook
Спецпроекты
НовыйНоябрь 2017
2.0 лет в России