Жизнь звезд: как родители сходят с ума по собственным детям

[Life&Love] [Дети звезд][Знаменитости][Отношения]
22409
Чем лучше у женщины с деньгами, тем меньше она рожает детей. Зато тех, что есть, мы воспитываем как предметы роскоши. Екатерина Чумерина описывает, как именно мы сошли с ума по собственным детям
Джулия Робертс с младшим сыном Генри, 2009 год

Когда актриса Риз Уизерспун в 23 года родила первую дочь Аву, ее подруги крутили пальцем у виска: зачем так рано и на пике кинокарьеры делать такую глупость! Это понятно, по законам современной жизни сначала нужно наработать резюме страниц на пять, показать, кто в офисе хозяин, а потом уже можно подумать о детях – лет в 35–40. И тут начинаются странности. Во-первых, в 40 забеременеть труднее, а значит, к этому абсолютно естественному делу придется подойти с умом, расчетом и большой долей беспокойства. И интеллект у 40-летней женщины развит гораздо сильнее, чем у студентки. Он настолько развит, что она вообще теряет способность не думать. Не факт, что это хорошо. Материнство ведь, в отличие от профессиональной деятельности, – наполовину животный процесс, со своими детьми отлично управляются даже глупые кролики. А мы, подводящие философскую, морально-этическую и экологическую основу даже под процесс смены подгузников, напоминаем сороконожку, которая вдруг задумалась о том, в каком порядке ей переставлять свои ножки. И эта высокоинтеллектуальная сороконожка-мать совершает странные поступки.

Риз Уизерспун с дочкой Авой и партнером Райнаном Филлиппом (муж и дочь навестили Риз на съемках картины "Блондинка в законе"), 2000 год

Психологи заметили, что за последние 25 лет мы стали больше печься о своих детях. Это хорошо. Но папы и особенно мамы теперь чересчур тревожны, им повсюду мерещатся опасности, которые подстерегают их немногочисленных отпрысков, а из расширенного тревожного состояния легко перейти в депрессию. Родители так заботятся о ребенке, что предупреждают малейшие его желания – стоит ему обратить внимание на iPad, и ему его тут же покупают. Он даже «Хочу игрушку!» не успевает сказать. И при этом мы очень беспокоимся о его психологическом комфорте – не душим любовью, не запираем в золотой клетке, – так что он и «Хочу свободы!» не успевает сказать. Такого поколения детей еще не было – это невиданный эксперимент!

Риз Уизерспун с тремя детьми, 2013 год

Боюсь только, что не очень удачный. Когда эти дети заканчивают лучшие университеты и идут наконец работать, выясняется, что работать им очень лень. И материального стимула надрываться у них нет – они же так и не научились говорить «Хочу!». Они вообще равнодушны к имуществу – нет денег на машину, как у соседа, ну и не надо. С таким уровням амбиций им хорошо в шалаше на Гоа. А еще чаще, попробовав жить самостоятельно, они решают, что все это слишком сложно, и возвращаются к маме, в свою детскую комнату. В Австралии даже придумали термин «поколение бумерангов». Сначала они учатся. Долго. Лет до 30. Потом переезжают обратно в отчий дом, потому что там тепло, вкусно и родители знают, что делать. А дети готовы их слушаться – подростками они не говорили «Хочу свободы!» и теперь ее не хотят. Таким образом, первый раз в истории человечества отсутствует конфликт поколений. Это хорошо для погоды в доме, но плохо для эволюции.

Анджелина Джоли и Брэд Питт с детьми, 2014 год

Понятно, что не все родители одинаково полезны для своих детей. В книге Generation iY профессор Тим Элмор описал, что может произойти с нашим обществом, если люди не изменят свое отношение к воспитанию детей. Для наглядности он выделил восемь типов родителей нового поколения, которые до добра не доведут. Например, «вертолет» – это такой родитель, у которого ребенок все время должен быть на виду, всегда рядом – если его не видно, то всё плохо! Многодетная мать Анджелина Джоли везде таскает за собой шестерых детей. Она сама призналась, что семья живет, как кочевники, и с трех лет дети сами собирают чемоданы: «Я все время­ в дороге, и мои дети всегда при мне. Путешествия – лучший способ воспитания!» При этом она умудряется держать всех в строгости (в том числе Брэда Питта) – в семье запрет на любые проявления агрессии, компьютерные стрелялки и боевики по телевизору, особенно те, в которых снималась мама. Дети Дженнифер Гарнер и Бена Аффлека, старшая Вайолет и средняя Серафина и младший Сэмюэль, находятся под неусыпным контролем родителей, даже после расставания родителей. Дженнифер сама водит их на уроки балета, в библиотеку, на спортивные мероприятия и на фермерский рынок. После каждых родов она не спешила садиться на диету, чтобы дольше кормить детей грудью.

Дженнифер Гарнер с сыном Сэмюэлем и средгней дочерью Серафиной, 2014 год

Родители-«караоке» из кожи вон лезут, чтобы быть в глазах детей очень крутыми. Но не факт, что они на самом деле крутые. Когда ребенок ходит пешком под стол, понятно, что для него крут любой, кто покупает ему мороженое. Перед подростком хвастаться труднее. Например, для Лурдес авторитет ее железной мамы Мадонны побоку – в 12 лет она начала курить и пить пиво. И пока она так и не бросила, хотя мама пообещала ей денежное вознаграждение, если та начнет есть макробиотическую еду. Бывают также родители-«химчистки» – они спихивают воспитание ребенка на кого-то другого. На бабушек, нянек, школу, церковь, синагогу, частных учителей – лишь бы не читать ему сказки на ночь и не вытирать сопли. Дети у них очень даже желанные. Но логика ясна: я плачу, и пусть им занимаются­ те, у кого это хорошо получается. У Романа Абрамовича есть возможность платить всем учителям мира, чтобы они занимались его восьмерыми детьми (шесть– от экс-жены Ирины и двое – от Даши Жуковой). Его старшие дочери Анна и Софья считаются самыми богатыми невестами Англии. Но, правда, пока не торопятся замуж.

Роман Абрамович с Дашей Жуковой и их сыном Аароном Александром, 2013 год

«Вулканы» слишком многого хотят от своих детей, и когда те не поспевают за их ожиданиями, начинают беситься. У них не хватает терпения, чтобы объяснить, чем гипотенуза отличается от катета, поэтому все домашние задания они делают сами, а потом ругаются с учителями, когда те ставят ребенку двойку. Психолог скажет, что для таких родителей их дети – последняя возможность самим доказать что-то миру. Все, что они сами не смогли или не успели сделать, они пытаются обнаружить в своем ребенке. Сальма Хайек­, которая родила первого ребенка в 41 год, говорит, что ее дочь Валентина слишком романтична, слишком похожа на нее в юности. И маме это очень не нравится: «Такой темперамент – прямой путь к разбитому сердцу. Сама не раз на этом обжигалась...» Хэлли Берри после скандального расставания с моделью Габриэлем Обри пыталась переехать с дочерью Налой к новому бойфренду Оливье Мартинесу во Францию, мотивируя это тем, что французские законы лучше защищают детей от папарацци. Отец был против – он хотел, чтобы у девочки было «нормальное американское детство». Дело решилось в суде. У Хэлли с Францией не заладилось, а спустя три года актриса родила сына Масео (в 47 лет). Мальчика она рьяно скрывает ото всех.

Беременная Хэлли Берри с дочерь Налой в Лос-Анджелесе, 2013 год

Хуже обстоят дела с родителями-«унитазами» – они вообще не занимаются детьми, считая, что те сами найдут, чем себя занять. На «унитазов» очень похожи родители-«группи», у которых каждый вечер – насыщенная светская жизнь. Они не проводят вечера с ребенком («А зачем, у него же есть велосипед и компьютер?»). В такой семье полная гармония и достаток – ребенок одет и накормлен, а дальше пусть сам решает, что ему делать и с кем дружить. Кристина Агилера на вечеринках проводит больше времени, чем в детской четырехлетнего сына Макса. Бритни Спирс кидается из крайности в крайность: то она каждый день выгуливает своих двух сыновей от танцора Кевина Федерлайна в парке, то садится за руль с ребенком на коленях, то неделями не ночует дома.

Бритни Спирс со старшим сыном Джейденом на хоккейном матче, 2014 год

«Душки» молятся на детей, и те садятся на шею: орут в аэропортах и кинотеатрах, бьют конкурентов по песочнице... Мама молчит: это же малыш и ему все можно! Такая система воспитания, кстати, заведена в Японии, но там вседозволенность практикуется до пяти лет, а после, когда ребенок идет в школу, с него дерут три шкуры. Режиссер Валерия Гай Германика говорит, что дочь Октавия вьет из нее веревки. «При мне она может съесть килограмм конфет, и у нее будет аллергия. Я просто не могу запрещать». Алисия Сильверстоун в своем блоге www.thekindlife.com написала, что пережевывает еду для своего сына Беар Блю (Bear Blu – «голубой медведь»), а потом кормит его изо рта, как птица. «Даже когда я ем, он по привычке начинает лезть ко мне в рот...» – смеется Алисия.

Барак и Мишель Обама с дочерьми, 2013 год

Мишель Обама – идеальная мама-«командир». Старшую Малию и младшую Сашу она держала в ежовых рукавицах. Мобильными телефонами разрешила пользо­ваться только с 12 лет, смотреть телевизор девочкам разрешалось лишь по часу в выходные, никакого Facebook. Девочки у нее и правда шелковые. Работают с мамой на огороде Белого дома и учатся на пятерки.

Вы не узнали себя в этом списке? Значит, вы образцовая мать и на вас вся надежда по спасению общества.

Источник фото: Getty Images

Нажмите и читайте нас в Facebook
Спецпроекты
НовыйОктябрь 2017
20 лет в России