По следам Крымска

[Дети][Наталья Водянова]
64
Marie Claire побывал на месте событий и поговорил с Натальей Водяновой - первой знаменитостью, которая отправилась на помощь людям.

Слушай, а ты помнишь, как ее зовут?» – «Не-а, но ты бери ручку и бумажку. Даст автограф – разберемся!» Это я услышала на детской площадке в Крымске – говорили о Водяновой. Этим летом многие семьи в городе познакомились с ней лично.

Те жители Крымска, которые полностью потеряли свои дома, уже гото­вятся въезжать в новые. Те, кто ждал компенсацию, скорее всего, ее получили. Я не собираюсь сейчас вдаваться в долгие разглагольствования в жанре «кто виноват», оставлю в стороне сложный клубок взаимоотношений власти, волонте­ров и местных чиновников. Потому что это все демагогия: какое я имею право осуждать кого-то, если сама ради Крымска палец о палец не ударила! В отличие от бездеятельной меня, есть те, кому не только на словах не все равно. Водяновой, например.

Наталья Водянова в Крымске Волонтер Саша и Наталья Водянова в Крымске. Фотография Натела Поцхверия

Так случилось, что мое интервью с Натальей совпало с трагедией в Красно­дарском крае. И хотя мы запланировали его задолго до случившегося, мне пришлось вылавливать Водянову между фотосессией и отъездом в Крымск. «Я должна обязательно увидеть все своими глазами. Я не верю телевидению, не верю очевидцам. Я верю только своим глазам и ушам. Как только я там окажусь, я сориентируюсь и пойму, что нужно делать». Наталья приглашала в поездку волонтеров, взяла на себя все расходы. Собрала команду психологов. «Подъезжаем к Крымску. Я впервые радуюсь пробкам. Как много машин», – напишет она через сутки на своей страничке в Facebook. После визита стано­вится ясно – проблем так много, что все не решишь, а у Фонда есть определенный устав. Наталья решает действовать в соответствии с ним: быстро организовать детскую площадку, что-то вроде полевого детского сада, куда замученные родители могут приводить детей и спокойно идти заниматься своими делами – разгребать завалы, восстанавливать документы, собирать гуманитарную помощь, выбивать компенсации. О ребятах позаботятся психологи и волонтеры. Площадка открылась почти сразу после случившегося и работала до конца лета. 30 августа я присутствовала на торжественном завершении проекта­. Фонд заканчивал свою деятельность в Крымске, и дети подготовили для тех, кто с ними зани­мался, концерт. Наташа появилась неожиданно для ребят, и они тут же обступили ее со всех сторон и стали подсовывать блокноты, огрызки бумаги, футболки, пакеты, руки – все, на чем Наталья могла бы написать добрые пожелания Катюше, Машеньке, Петечке, Натусе, Иришке. Только так – в ласковой форме. Можно тебя обнять, Наташа? Можно! А можно рядом посидеть? Можно! А на коленках сфотографироваться? Конечно, можно! Пока Наталья разглядывала детские рисунки и поделки, я разглядывала ее. Скромная одежда, отсутствие макияжа (или видимость его отсутствия), растрепанные волосы. Трогательная и очень беззащитная. Но это лирика.

«Я не снимаю с себя последнюю рубаху, но стараюсь помогать, чем могу»

Наталья Водянова в Крымске Наталья Водянова в детском полевом лагере. Фотография Натела Поцхверия

«Беззащитная» – точно не про нее. Она создала свой Фонд и закрутила механизм огромной машины помощи детям. «Я понимаю, что во многом мое имя помогает Фонду. Перед нами открываются многие двери, нам никто не ставит палки в колеса. Мы сотрудничаем с властями на взаимовыгодных условиях. Да – это очень сложная борьба с менталитетом некоторых людей, но ведь это все решаемо. У нас совсем небольшая структура, нет сотни сотрудников. Даже десятка не наберется. Но мы все делаем сами». Сами нашли средства на площадку, сами собрали психологов, сами наняли машины и закупили все необходимое в краснодарских магазинах. Сами – это исполнительный директор Фонда Ася Залогина и несколько волонтеров и сотрудников Фонда. Дело пошло. Дети стали приходить играть с психологами и волонтерами. А потом появились Влад и Саша – два старшеклассника. Они попросили разрешения помогать на площадке, и уже через неделю так влились в ее жизнь, что добровольно сажали малышей на горшки. За Владом и Сашей подтянулись их одноклассники и все два месяца честно приходили и помогали­. В благодарность за это Фонд пригласил ребят в Москву на осенние каникулы. Всех. А где-то в конце первого месяца на площадку пришел молодой мужчина с длинными светлыми волосами и предложил организовать здесь секцию капоэйры – бразильской борьбы. Совершенно бесплатно. И таких историй не одна и не две. Люди помогали друг другу чем могли и во время наводнения. Пока водитель вез меня из аэропорта Краснодара до Крымска, он рассказал мне, как спасался сам. У соседа сработала сигнализация в машине. Сосед проснулся, увидел, что в комнате залит уже весь пол. Выскочил на улицу в трусах и побежал будить семью моего водителя, двадцать раз повторил: «Володька, документы и деньги не забудьте!» И только когда все вместе забрались на крышу, он вспомнил, что его собственные документы и деньги остались под матрасом.

Водянова знает больше таких историй. И не только из Крымска. Ей часто пишут с просьбами помочь. «Я знаю, что такое “тяжело”. И каково это – жить в нищете. Я через многое прошла. Уж поверьте. Поэтому мне вдвойне сложно отказывать кому-то в помощи. Но поймите, у нас Фонд. У нас есть определенный устав, которому мы обязаны следовать. Поэтому, как бы мне ни было трудно, я учусь справляться со своими эмоциями. Всем помочь невозможно. Но надо с чего-то начинать. И если уж взялась за что-то, то делай на совесть». Она приняла решение начать со строительства детских площадок и игровых парков. Первый она захотела открыть в Беслане сразу после терак­та, чтобы отвлечь детей игрой. Если бы тогда хотя бы пять минут в день дети могли отвлечься от мыслей о страшном, это уже было бы очень большое дело. К сожалению, по не зависящим от Фонда причинам открыть парк в Беслане удалось только в 2009-м. Сейчас Водянова продвигает план строительства такого же в Крымске.

Наталья Водянова в Крымске Наталья Водянова в Крымске. Фотография Натела Поцхверия

«Я не снимаю с себя последнюю рубаху, но я стараюсь помогать максимально. По мере своих возможностей. Хотя мне, конечно, есть за что себя корить. Например, я здесь, а мои дети там. И я не с ними. Чем не повод для самокопания?» Но это не жалобы на жизнь. Наталья находит способы развернуть обстоятельства в выгодном свете, чтобы они перестали угнетать. «Я говорила с психологом по поводу моего стыда перед собственными детьми за то, что я так много работаю, и она меня успокоила. Сказала, что детям важно гордиться мамой и папой. И если мама и папа что-то собой представляют и могут дать детям ощущение небессмысленности жизни, то это прекрасно. Это также история и наследие, которое я им передам. Поэтому я себя теперь со спокойной душой прощаю за это». Старший сын – Лукас – активно участвует в жизни Фонда. Он не пропустил ни одного Бала Любви и говорит о Фонде только с местоимением «наш» – our Foundation. В школе Лукас помогает собирать деньги и уверяет, что в будущем будет заниматься делами Фонда не хуже мамы.

Все свои российские гонорары Наталья Водянова тратит в России – например, в Крымске

Кстати, о балах. Я давно хотела спросить, что Наталья думает о благотворительных ужинах, на которых богатые господа рассуждают о судьбах бедных детей Африки. Наталью вопрос не смущает. Напротив, она готова говорить об этом долго: «Я за то, чтобы создавать атмосферу, в которой состоятельный человек мог бы отпраздновать то, что он может помочь нуждающемуся. Когда я вижу девушек в желтых бриллиантах размером с перепелиное яйцо, то подсознательно жду от них грандиозных пожертвований. Но такие обычно дают крайне скромно. Мне это сложно понять. Хорошая новость в том, что это меняется. 70% пожертвований фонда – это частные пожертвования российских доноров». Наталья считает, что все состоятельные люди должны быть социально ответственными перед теми, кому Бог не отсыпал так же щедро.

К концерту в Крымске дети готовились обстоятельно. После Наташиного­ финального «спасибо всем» они подняли в воздух нарисованные картонные сердца. В честь ее Фонда.

Высокая вода

Водянова была первой знаменитостью, которая отправилась в Крымск (в ночь на 7 июля на­чалось наводнение, 10 июля Наталья уже была в Крымске), чтобы на старой баскетбольной площадке открыть полевой детский сад.

Наталья Водянова стала героиней нашего новогоднего номера. О том, как проходили съемки читайте в блоге Marie Claire.

Нажмите и читайте нас в Facebook
Спецпроекты
НовыйОктябрь 2017
20 лет в России