Без пола: почему мужчины становятся женщинами

[Life&Love] [Знаменитости]
21285
По подиумам все чаще шагают модели, чей пол определить крайне сложно, бренды выпускают вещи #genderless, а транссексуалы становятся трендсеттерами. Мария Богданчикова рассуждает о том, как этот феномен отразится на нас с вами.
Брюс Дженнер
Кейтлин Дженнер

Новость о том, что отчим Ким Кардашян, 65-летний Брюс Дженнер, изменил пол, недавно, мягко говоря, удивила мир. За неделю его – вернее, уже ее (новое имя Дженнера – Кейтлин) – Твиттер (@Caitlyn_Jenner) собрал почти три миллиона подписчиков. «Во всех отношениях я женщина», – объявил бывший олимпийский чемпион по десятиборью Брюс Дженнер в интервью Vanity Fair. Фотосъемку новоиспеченной женщины делала Анна Лейбовиц. Получившийся на обложке журнала образ – воплощение голливудского гламура­ 1950-х: правильный make up, белое атласное боди, соблазнительные формы (Дженнеру имплантировали­ грудь 4 размера). Общественность разделилась на два лагеря: толерантная часть приветстовала решение Дженнера, более консервативная – в ужасе хваталась за голову.

Люди, которые ощущали несоответствие между своим биологическим полом и так называемой гендерной идентичностью, впрочем, существовали всегда: упоминания о них есть еще в Древнем Египте (15 век до н.э.). Масштабные исследования этого феномена не проводились. Среди актуальных сейчас гипотез о причинах: сочетание гормональных факторов на фазе внутриутроб­ного развития, генетики и влияния социальной среды в раннем детстве. Как бы то ни было, именно сегодня такие люди (не нужно путать их с трансвеститами – теми, кого заводит переодевание в одежду противоположного пола, но не более того) выходят из подполья и стремительно­ осваивают культурное и социально-политическое пространство. Примеров – масса. В испанском региональном парламенте несколько лет заседает знаменитая актриса и транс-модель Карла Антонелли, в прошлом мужчина. В США главным врачом штата Пенсильвания недавно назначили женщину-трансгендера; новый менеджер по персоналу в администрации Обамы тоже прежде была мужчиной.

В fashion-индустрии люди с неясной гендерной идентичностью и вовсе стали трендсеттерами. Тон несколько лет назад задала 23-летняя модель сербско-хорватского происхождения Андреа (бывший Андрей) Пежич. Обладательница ангельской андрогинной внешности еще в подростковом возрасте покорила подиумы, став одной из любимых моделей Жан-Поля Готье и Марка Джейкобса. Тогда она была с мужским паспортом – поместив пару лет назад Пежич на обложку, журнал New York Magazine назвал его The Prettiest Boy in the World («самый хорошенький мальчик в мире»). В прошлом году у манекенщика выросла грудь – Андрей сделал операцию по перемене пола. Контрактов с тех пор у него не убавилось. 

Андрей Пежич в Jean Paul Gaultier в 2013 г., за год до операции по смене пола.
Андреа Пежич уже в женской ипостаси.

Трансгендерная эстетика и коллекции с преобладанием бесполых, безразмерных, но при этом довольно провокационных вещей сейчас в fashion-авангарде. Длинноволосые модели, чей пол определить сложно­, вышагивали на недавних показах Raf Simons, Gucci, Heider Ackermann, Dries Van Noten. Лицом рекламной кампании Redken стала муза Риккардо Тиши (Givenchy) Леа Т., красавица-модель бразильско-итальянского происхождения, в прошлом Леандро Сересо (именно она пару лет назад на обложке номера журнала Love, посвященного андрогинной моде, целовалась с Кейт Мосс). В прошлом году гуру fashion-фотографии Брюс Вебер снял выразительную черно-белую кампанию для универмага Barneys с участием 17 моделей-трансгендеров.

Не исключено, что понятие agender или genderless («бесполый») в итоге станет слоганом текущего fashion-десятилетия. Брэд Питт и Джоли появились на BAFTA AWARDS 2014 в идентичных смокингах от Saint Laurent. Кара Делевинь, Кендалл Дженнер и даже женственная Ирина Шейк периодически выходят в свет в мужском образе. Последняя появилась на подиуме в Париже в грубом комбинезоне – на показе мужской коллекции Givenchy весна–лето 2016. В универмаге Selfridges в Лондоне открылся целый отдел под названием #Agender, а luxury онлайн-бутик Thecorner.com стал продавать линию No Gender. Поговаривают, что среди ангелов Victoria’s Secret скоро появится первая транссексуалка. Больше всего шансов у 28-летней американской модели, телеведущей и звезды бурлеска Кармен Карреры.

Уроженец Тель-Авива Ярон Коэн в 21 год сделал операцию и стал женщиной, которую мир знает как Дану Интернэшнл. В 1998 году ее хит Diva занял на «Евровидении» первое место.

Кейтлин Дженнер притворялась мужчиной всю жизнь, начиная с семи лет, когда впервые одолжила у мамы наряды из гардероба. Тот факт, что в 1976 году Брюс Дженнер выиграл золото в десятиборье на Олимпиаде в Монреале и потом собрал еще связку медалей, не уменьшил его внутренний конфликт. В какой-то момент он даже начал принимать женские гормоны, но встретив Крис Кардашян и быстро на ней женившись, перестал. «Брюс... всегда вынужден был лгать. Он жил с этим: каждый день что-то скрывал, с утра до вечера­. У Кейтлин нет секретов, я свободна», – признается Кейтлин. Бывший спортсмен уже прошел гормоно­заместительную терапию и болезненную пластику на лице, чтобы приобрести аккуратный греческий профиль. Пройдет ли Дженнер полную хирургическую коррекцию пола, она пока не решила. Мы, впрочем, об этом скоро узнаем – из реалити-шоу Брюса-Кейтлин под названием I Am Cait. Иногда трансгендеру достаточно совершить «социальный переход», когда человек просит друзей и близких называть его не Колей, а Викой, например. Или наоборот. Другие пьют гормоны и ложатся под нож хирурга. На это уходят годы, иногда целая жизнь. Некоторые потом полностью меняют круг общения, даже город и страну, чтобы сохранить тайну и избежать осуждения. «Вот это я. Застрявшая – ненавижу это слово – девочка, застрявшая в теле мальчика. ...Мой мозг намного более женский, чем мужской. Людям тяжело это понять, но такая у меня душа», – жалуется Дженнер. Впрочем, перипетии его гендерного перехода с лихвой компенсируются миллионными прибылями – в первую очередь от нового реалити-шоу. Как выясняется, в эпоху суперпубличности и погони за сенсациями транссексуальность – тоже ходовой товар.

Ларри Вачовски
Лана Вачовски

Трансгендеров и сопровождающую этот феномен трансфобию в последнее время сравнивают с гей-движением, которое набрало обороты в 1970–80-х. В толерантной Калифорнии еще три года назад приняли закон о том, что школьники могут сами выбирать, в какой туалет идти – М или Ж, – в соответствии с полом, к которому они сами себя относят. А если на пути встает какая-нибудь учительница с консервативными замашками – родители идут в суд. Так поступила семья шестилетнего Коя Матиса, когда малыш отказался ходить в писсуар, а директор школы буквально закрыла ему грудью доступ в дамскую комнату. Комиссия по гражданским правам в итоге признала за юным трансгендером право писать с девочками. Дочке Анджелины Джоли и Брэда Питта тоже за глаза ставят диагноз «расстройство гендерной идентичности» – белокурая Шило на вид диснеевская принцесса, но ее мама не против, что девочка не носит рюшки, обожает растянутые толстовки и мастерски забивает голы. Забавно, что на церемонии Kids Choice Awards Шило подружилась с изнеженной Сури Круз, девятилетней fashionista, и американские таблоиды сразу заверещали, что лет через десять мы, возможно, увидим новую нестандартную пару. Вообще абсолютная телесная искренность для многих сейчас становится новым способом самоутверждения. В конце лета Интернет и социальные сети взорвал фотопроект Self-Evident Project, где участвуют 10 000 американцев, включая многих celebrity, которые убеждены, что сексуальный спектр слишком обширен, чтобы вешать ярлыки, и что само понятие пола – устаревший шаблон. Одна из звезд этого проекта – 16-летняя Лили-Роуз Депп, дочка Деппа и Паради, которая недавно стала лицом Chanel.

Шайло Джолли-Питт. Некоторое время пресса настойчиво твердила, что ребенок просит называть ее Джоном. Правда это или нет, так и осталось неизвестным.

В мире одну из первых операций по перемене пола провели в 1952 году – американский военный стал женщиной. В нашей стране это сделали чуть позже: в 1970 году рижский хирург Виктор Калнберзс первым в СССР обманул природу и вернул эффектной 30-лет­ней брюнетке Инне (фамилия до сих пор держится в секрете) ее психологическое тело. Из кабинета врача она вышла Иннокентием – с половой системой мужчины – и прожила так до глубокой старости. Историю об этой скандальной операции рассекретили только в прошлом году, когда Калнберзс издал мемуары.

Если верить психологам, уже в возрасте пяти лет с помощью тестов можно узнать, как ребенок определяет свою половую роль. Многие западные врачи в последнее время призывают считать трансгендерность не психическим заболеванием, а природной особенностью. «Только родители могут либо подарить ребенку счастье стать тем, кем он себя ощущает, либо сломать его, заставляя играть не в те игрушки», – убеждена доктор Джоди Герман из The Williams Institute, независимой организации по исследованиям в области гендерной идентификации. В доказательство она приводит леденящую статистику: более 40% трансгендеров пытались покончить с собой. Впрочем, в России тема официально замалчивается. Главная русская транс-акти­вистка, Яна Кирей-Ситникова (бывший Глеб), не добившись от паспортного стола нового «женского» свидетельства, и вовсе уехала из России. Теперь живет с возлюбленной в Страсбурге, где получает PhD по молекулярной информатике. Оттуда она ведет блог, в котором комментирует свежие законы из области права трансгендеров, а еще встречается с представителями ООН от лица всех трансгендеров бывшего постсовет­ского пространства. Так же, как и участники Seff-Evident Project, она убеждена, что понятие пола давно пора отменить. За это и сражается.

Дочь Шер – Честити, которая впоследствии сделала операцию по перемене пола и стала представляться как Чез Боно.
Недавно Чез похудел на 27 кг и завел новую пассию.

Но, возможно, скоро трансгендеры не будут никого шокировать. Мы живем в эру нарциссичного индивидуализма, где самовыражение стало новой религией. Плюс мир так или иначе движется к паритету, где гендерные границы действительно постепенно стираются­, а любые стереотипы, табу и ограничения перестают играть определяющие роли. Есть мнение, что катализатором в этом процессе стала женская эмансипация. И именно она запустила в мире невиданную доселе волну толерантности и открыла перед нами такое количество опций, что и мужчины и женщины... немного запутались. Многие сбились с пути, потеряли ориентиры и, возможно, чувство меры. А некоторые даже потеряли себя. Но, может быть, все происходит с точностью до наоборот? Мы ищем себя, пытаясь понять и реализовать свою истинную идентичность и жизненные потребности. Каждая – по-своему. 

Джордж Джеймисон родился мужчиной и стал первым британцем, сменившим пол, и позже первым трансгендером, получившим Орден Британской империи. После операции Джеймисон стал Эйприл Эшли – всемирно известной в 1960-х актрисой и моделью.

Новый поворот: история из жизни трансгендера

Юля и Роман (имена изменены) – на первый взгляд обычная семья, которая воспитывает маленького сына. С той лишь разницей, что Роман раньше был... женщиной. Юлия Сонина записала их необычную историю.

Роман, веб-дизайнер, 30 лет

Сменить пол – не набить татуировку. Тут нет такого: «О, прикольно, пойду-ка я сделаю!» Транссексуализм – это медицинский диагноз. Некоторые люди рождаются с пороком сердца, а некоторые – с гендерной дисфорией. Это когда человеку дискомфортно в своем теле. Даже не помню, когда все началось. В раннем детстве ведь не задумываешься, какого ты пола. Но даже тогда было очевидно, что моя сестра – она супердевочка, а мне во всех играх доставались роли мальчиков. Так получалось. Первый осознанный дискомфорт я почув­ствовал классу к пятому. Например, когда нужно было надевать юбку, в раздевалке, в бассейне. Не то чтобы у меня были претензии к своему телу. Но сам факт того, что нужно быть девочкой – определенным образом думать, двигаться, хотеть чего-то девчачьего – был мне неприятен. Я хотел абстрагироваться от физиологии и всего, что с ней связано. Мне неплохо это удавалось. Я хорошо учился. Закончил школу с золотой медалью. Много читал. Дружил с ребятами, которые, в отличие от меня, ходили на дискотеки, целовались с девочками, пили пиво и курили за школой.

Помню, когда сестра сказала: «Пойдем, купим тебе юбку на выпускной», я почувствовал жуткий внутренний диссонанс. Мы пошли, купили, но я ее так и не надел. Как девочка я вообще был не очень симпатичный. Грудь маленькая. Фигура нескладная. Короткая стрижка. Впрочем, то, как я выгляжу, меня мало волновало. Мы с сестрой стали студентами, увлеклись музыкой, начали ходить на концерты. И тут среди музыкантов случайно обнаружили того, про которого было совсем непонятно – женщина это или мужчина. У него/нее росла борода, и говорили всякое. Оказалось, что у певицы просто проблемы с гормонами. Но она познакомила меня с настоящими трансами. Чем больше я узнавал про перемену пола, тем больше понимал, что именно это мне и нужно. Для сестры, на тот момент самого близкого мне человека, было очевидно, что со мной что-то не так. В какой-то момент я попросил ее поговорить с мамой. Она, а потом и другие родственники всё поняли правильно. Меня стали называть «Романом», как меня уже давно звали друзья. Только один человек сказал: «Извини. Я не могу это понять». Нет так нет.

Для человека, который хочет поменять пол, есть несколько путей. Кто-то просит знакомых трансов достать гормоны и начинает делать себе уколы дома. У него понемногу ломается голос, начинают расти усы. Он становится похож на парня, но живет с женскими документами и грудью. Но мужчина в женском платье чаще всего выглядит плохо и вызывает куда большую неприязнь, чем переодетая мужчиной женщина. Я выбрал официальный путь. Нашел психиатрическую клинико-экспертную комиссию – в Питере. Ее тогда возглавлял выдающийся психиатр, один из немногих людей, которые занимаются в нашей стране гендерной теорией. Человек дотошный, но корректный, не садист. Так и должно быть. Многие трансы – неуверенные в себе люди. Поэтому придумана целая куча тестов на психическое здоровье, адекватность, которые по несколько раз приходится проходить. Главный вопрос, который тебе задают, условно можно сформулировать так: «А что мы будем делать, если ты вдруг завтра решишь, что ты – табуретка?» Есть же прецеденты, когда люди в какой-то момент хотели вернуть все обратно. Дают испытательный срок. Как новобрачным перед свадьбой. Я получил справку, которая дала мне право на гормонотерапию, операции по смене пола и смену документов через год. Испытал эйфорию – бо´льшую, чем потом, когда уже колол гормоны.

Я на гормонах уже пять лет (их надо будеть колоть всю жизнь) и уже довольно давно стал бриться. Операцию пока сделал только одну – удалил грудь. Следующий шаг – удаление внутренних женских органов, а потом уже фаллопластика. Что касается сексуального влечения, я, как и моя жена, не зацикливаюсь на том, какого партнер пола. До перехода я недолго встречался с парнем. А потом встретил Юлю. Она умная, красивая, мы с ней ночами разговаривали и любим одно и то же: кино, книги, музыку. И друг друга. Что еще нужно для счастья?

Юля, продюсер, 29 лет

Я всегда была ориентирована на семью и, при всей своей толерантности (у меня был бисексуальный опыт), представляла рядом с собой все-таки мужчину. Романа, когда мы познакомились, я так и воспринимала. Хотя на бумаге он тогда еще был женщиной. Я с самого начала знала, что он собирается менять пол. И меня все это не шокировало. Если видишь человека в целом и тебе с ним интересно, внешность и пол не важны. После нескольких лет дружбы мы начали жить вместе. Когда Роман мне сделал предложение, я на три месяца впала в пограничное состояние, так как не была уверена: он правда хочет на мне жениться или реализовать возможности нового паспорта? К тому же я хотела детей. Разногласий не возникло. Мы расписались и стали выяснять, какие могут быть опции на этот счет. Тот вариант, который нашли мы, партнерам одного пола дает максимальную степень родства. Механизм такой. Роман на полгода приостановил прием гормонов. У него взяли яйцеклетку, сделали ЭКО и на стадии эмбриона перенесли ее мне, как будто я суррогатная мать. Сейчас нашему ребенку уже полгода. Генетически он полностью сын своего отца – то есть Романа. Внешнее сходство очевидно, хотя мы искали донора, похожего на меня. В будущем мы хотим еще детей. Мы ведь, по совету репродуктолога, оплодотворили и заморозили сразу несколько яйцеклеток. Так что дальше будет даже легче.

Фото: Getty Images

Нажмите и читайте нас в Facebook
Спецпроекты
НовыйНоябрь 2017
2.0 лет в России