Чико Латино или Путешествие в самые опасные города мира

[Стиль жизни] [Гид по миру][Путешествия]
435
Колумбия и Венесуэла – вечные страдалицы рейтингов, где их столицы венчают списки самых опасных городов мира. Пока вы тоже так считаете, Богота становится главным хипстером Южной Америки, а Каракас меняет репутацию «плохого парня» на «очаровательного плохого парня»

Кордильеры и виды

Первое, что поражает в колумбийской Боготе, – это полное отсутствие хаоса­, неэстетичного бардака и ярких, свойственных латинскому темпераменту красок. Как весь город здесь условно делят на юг (sur) и север (norte), так и в оттенках он условно оказывается только серым или коричневым – с обилием­ пятнистой черепицы, надраенной брусчатки, деревянных балок, кирпича. И даже жилфонд на окраинах с его бюджетными постройками хочется рассматривать и восхищаться. Цвет как таковой обязательно будет, только дайте столице минимум пару дней, чтобы начать перед вами красоваться в полную силу: вначале зелень многочисленных городских парков, затем дизайнерская мебель цвета «вырви глаз» в кафе, большинство которых устроены по принципу внутреннего двора с вертикальным садом, приглушенные краски живописи Фернандо Ботеро, ослепительное желтое золото в посвященном только ему музее и, наконец, разбросанные во всех уголках города граффити.

В свое время в Колумбии внесли поправку в закон о том, что рисование на стенах не преступление, а всего-навсего несерьезное нарушение. Это привело к тому, что Богота в один момент стала Меккой для уличных художников – не только местных, которых здесь уважительно называют «графитерос», но и всемирно известных творцов краски и спрея: Rodez с сыном Nomada, DJ Lu, Stinkfish, Toxicomano и многих других. Здесь есть даже агентства, в которых увлеченные студенты проведут вас по всем местам streetart-славы – на чистом энтузиазме или за скромное вознаграждение. Если цвета будет недостаточно­, прыгайте в фуникулер и любуйтесь пестрой Боготой сверху, со смотровой площадки на горе Монсеррат. Кстати, эйфория в Колумбии настолько зашкаливает (только не по той причине, о которой вы сейчас подумали), что многие туристы предпочитают фуникулеру пешую прогулку. Долго, утомительно, но чертовски красиво – по старинному молитвенному пути с древними скульптурами и монастырем XVII века. Получив на вершине теплым ветром по голове и запечатлев панорамы, которые не влезают ни в один кадр, спускайтесь вниз – когда во всем мире слово «хипстер» вызывает снисходительную улыбку, в Колумбии, долгое время не избалованной расслабленными туристами с портмоне в задних карманах, все это милое безобразие только набирает обороты.

Хипстер по-колумбийски

Чего только стоит вопиющий даже по мировым меркам случай с отелями Four Seasons. Пока кто-то мечтает хотя бы попасть в список на рассмотрение, Богота открывает целых два отеля сети в одном городе. Первый – Casa Medina – исторически важный, со скрипящими половицами, камином, швейцаром и лепешками «арепа» на завтрак. И второй, Four Seasons Hotel Bogota, в районе Zona T, где прямо сейчас модно всё – работать, жить, есть, тусоваться. На фоне всеобщей окружающей насыщенности отель предлагает­ «защитные» номера, где отдыхает и голова, и тело: просторные комнаты со светлым и минималистичным дизайном, никакого отвлекающего фольклора, обилие окон и дополнительно для поддержки дзена – лучший в городе японский ресторан Kuru. Все, чтобы с утра с новыми силами и поводами подтверждать звание Боготы «capital of cool», как ее последние года три называют все без исключения – от Forbes Lifestyle до блогов о путешествиях.

Постичь хипстерскую душу города несложно, но пара советов не помешает. Граффити – один из обязательных пунктов программы, чтобы увидеть своими глазами и поделиться в Instagram. Далее – киноа. Пока весь мир носится с этим суперпродуктом как с писаной торбой, здесь эта разновидность крупы без особенного ажиотажа подается в каждом втором заведении. Не забудьте и про амарант. Крупа не менее полезна, чем киноа, но пока находится в тени собрата. Как полагается хипстеру, обязательно кривите нос в долгих поисках лучшего «ахиако». Это главный суп всея страны, правда, большинство рестораторов не заморачиваются с его классической рецептурой. Суп и без того всем своим видом работает на публику. Как говорят местные: «Не ел ахиако – не был в Боготе». Итак, честный ajiaco подается в плошке размером примерно с ведро, «уговорить» которую получится не у каждого. Суп включает три вида картофеля, щедрую порцию белого куриного мяса, особый сыр, траву гуаскас, каперсы, авокадо и целиковый початок вареной кукурузы.

Пеший маршрут образцового хипстера непременно включает районы Чапинеро, Ла-Макарену и Усакен. Здесь неминуема истерика от невозможности выбрать одно из миллиона модных заведений, где вы будете есть calentado или tamales, пить ароматный кофе или крафтовое пиво, ровнять усы или бакенбарды, параллельно уворачиваясь от бесконечных велосипедистов и скейтеров. В Боготе такой способ передвижения всячески приветствуется, а его любителей уважают и окружают комфортом. Утомившись соответствовать модному течению молодежной культуры, не откажите себе в простых туристических радостях: заявиться на рассвете в район Ла-Канделария и на площадь Боливара, пока не набежали толпы людей; не спеша побродить по прохладным коридорам Национального музея; добраться в Парк-де-ла-93 на пикник; взять такси на рынок Палокемао и наесться фруктов, названия которых вы не знаете; зайти в книжный магазин при Библиотеке Луиса Анхеля Аранго и полистать альбомы по искусству; в один из вечеров забронировать билеты на что угодно в Teatro Mayor и обязательно нарядиться.

В последний день у меня большие планы – иду глазеть на лучшие в мире изумруды, самого чистого и колдовского зеленого цвета. Я Телец, и для всяческих удач гороскоп рекомендует мне обзавестись именно этим камнем. Не знаю, хватит ли денег и смелости, но хотя бы в полной мере удовлетворю визуально-тактильное самолюбие.

Лучше гор

Свой изумруд в Боготе я так и не купил. С одной стороны, есть повод вернуться, с другой – в Каракасе без него как-то спокойнее, несмотря на то что живу я в безопасном районе Ла-Кастельяна. В отель Cayena-Caracas нас везет Витторио – трогательно щуплый и вежливый мужчина лет пятидесяти, в очках, как у Чехова. Он назначен моим сопровождающим, личным водителем, гидом и вообще ангелом-хранителем. Поймав мой растерянный взгляд при виде стерильной чистоты на улицах, семейных пикников в парке и хохочущей молодежи в кофейне, он скромно улыбнулся: «Пожалуйста, не говорите мне, что Каракас – самый опасный город в мире, мы это и так знаем. Мы просто стараемся каждый день находить красоту внутри хаоса».

Мой сьют «Авила» в отеле назван в честь местной знаменитости – статной и заметной отовсюду горы, которая с другими возвышенностями образует котлован, из-за чего в Каракасе свой микроклимат со средней температурой 27 градусов, приятным ветерком и комфортной влажностью круглый год. Правда, ни номер, ни бассейн на крыше отеля, ни лучшая паста с морепродуктами в ресторане отеля, ни страшилки американских travel-блогеров не останавливают меня от погружения в столичную жизнь. Одетый с иголочки Витторио перед выходом из машины всегда снимает­ галстук, часы и ослабляет верхнюю пуговку белой сорочки. Мне велено быть налегке и держать iPhone в руках крепче обычного. И то и другое – в целях безопасности, чтобы не привлекать лишнее внимание.

Каракас на зависть зеленый и чистый. Колониальная архитектура удачно вписывается в современный облик города – все благодаря архитектору Карлосу Раулю Вильянуэве, освоившему пластические возможности железобетона, скульптору Александру Колдеру с его кинетикой и авангардом и дизайнеру оптического искусства Хесусу Сото. Для меня отрадой и признаком того, что не все потеряно, служит наличие Музея изящных искусств. В Каракасе он работает с 1918 года. Я и Витторио сидим на скамейке из брутального камня напротив гравюр Франсиско Гойи – я ему про пенсионные реформы и грабительские ипотеки, он мне – о противостоянии президента Мадуро оппозиции и километровых очередях в супермаркеты. Венесуэльцы, особенно в возрасте, напоминают наших ветеранов – такие же улыбчивые, терпеливые и не теряющие надежду. И еще в городе, несмотря на его размеры, поразительно тихо и спокойно.

По дороге от живописного Эль-Хатийо до гигантского мавзолея Симона­ Боливара очень захотелось кофе. Правда, пришлось выпить какао, потому что в кофейне из-за кризиса в стране временно закончились зерна. В ресторане Granja Natalia, к счастью, пока ничего не закончилось: тридцать минут в гору до деревни Галипан (главное, не устать махать рукой пассажирам из кабинок соседнего фуникулера) того стоят – захватывающий вид, шеф Анхель Санчес и его жена, затягивающая баллады о любви, едва сумерки коснутся горных вершин. Довольный тем, что я сыт и счастлив, Витторио сообщает о завтрашней поездке на плантацию какао. Там заправляет потомок конкистадоров и крайне очаровательный молодой человек из хорошей семьи. «Позавтракайте неплотно, вам предстоит дегустация без сомнения лучшего в мире шоколада. Мой любимый – тот, что пахнет листовым табаком».

В отеле Cayena-Caracas вышколенные швейцары распахивают красную дверь, в коридоре пахнет жасмином и туберозой, меня покачивает от разницы во времени. Я в номере с лучшим видом. Сквозь сон обещаю себе и Instagram, что завтра туда загляну с рассказом о новом Каракасе.

Места красивой жизни

В отеле Cayena-Caracas всего 39 номеров (из них 9 сьютов) с классическим американским дизайном – элегантный минимализм, натуральные ткани, светлые оттенки, вертикальная полоска, живые белые цветы. Для гостей круг­лый год работают открытый бассейн, фитнес-центр Technogym и ресторан итальянской кухни La Sibilla. Персональный консьерж с удовольствием составит для каждого гостя познавательную программу пребывания в Каракасе. Отель входит в международную ассоциацию The Leading Hotels of the World, которая объединяет свыше 375 выдающихся и роскошных гостиниц в 75 странах мира.

Hannsi – центр венесуэльского фольк­лора и народных ремесел. Творческая атмосфера, правильные сувениры (спросите про амазонский мёд) и кофейня La Bodega.

Cacao de Origen – частный визит на шоколадную фабрику с экскурсией, дегустацией и шопингом. Имейте в виду, что поменять местные боливары обратно невозможно, так что не отказывайте себе в возможности скупить здесь лучший в мире шоколад.

Centro de Arte Los Galpones – самый богемный адрес города с садом, кафе, галереями и библиотекой.

Все ходы записаны

Консьерж-служба Four Seasons Hotel Bogota при желании поможет сойти с туристических троп в верном направлении: заказать правильный суп «ахиако» в Casa Vieja; освоить колумбийскую версию боулинга с местными в Club de Tejo La 76; отправиться на воскресный блошиный рынок Усакен и пожалеть о содеянном; уехать на день из города на плантацию Hacienda Coloma и понять, что о кофе до этого вы не знали ровным счетом ничего.

Никакой волокиты

В Колумбию и Венесуэлу путешественникам из России виза не требуется. Загранпаспорт со сроком действия не менее 3 месяцев позволяет пребывать в этих странах до 90 дней. Лететь из Москвы удобнее всего с одной пересадкой в Париже (Air France) или в Мадриде (Air Europa).

Фото: архивы пресс-служб, Getty Images

Нажмите и читайте нас в Facebook
Спецпроекты
НовыйОктябрь 2017
20 лет в России