Дэвид Боуи: феномен вне времени

[Стиль жизни] [Легенды музыки][Музыка]
1158
Каким был в действительности легендарный британский певец, ставший одним из самых влиятельных музыкантов столетия?
Дэвид Боуи с книгой о Бастере Китоне. Нью-Мексико, 1975

В Центре фотографии имени братьев Люмьер открылась выставка американского мастера Стива Шапиро «Дэвид Боуи. Человек, который упал на Землю». В первые дни ее посетили полторы тысячи гостей. Такой интерес вызван оригинальность экспозиции, которая представляет легендарного персонажа в самых разных образах и ипостасях, подчеркивая абсолютную феноменальность его личности. На выставке представлены снимки с совместного выступления Боуи и Шер на ее знаменитом телешоу, кадры из частной фотосессии 1974 года в Лос-Анджелесе, ставшей исторической (их Дэвид позже использовал для обложек альбомов Low и Station to Station), и сцены со съемок фильма Николаса Роуга «Человек, который упал на Землю». Именно после выхода этой кинокартины за артистом окончательно закрепился образ внеземного существа, прилетевшего к нам с другой планеты.

Еще до встречи со Стивом Шапиро Боуи уже успел стать звездой: песня «Space Oddity» попала в топ-5 британского хит-парада, а альбом «Aladdin Sane» уверенно держался на его первой строчке. Однако и Шапиро к тому времени успел занять свое место под солнцем. Он фотографировал Жаклин и Роберта Кеннеди, Мохаммеда Али, Мартина Лютера Кинга (в том числе во время произнесения речи «У меня есть мечта»), Вуди Аллена, Мартина Скорсезе и других известных личностей. Его снимки красовались на обложках лучших зарубежных журналов, а сам он также был официальным фотографом Paramount Pictures (кадры со съемок «Крестного отца» выставлялись в галерее несколько лет назад в рамках его экспозиции «Проживая Америку»).

Фотограф вспоминал, что на фотосессии в Лос-Анджелесе в 1974 году они с Боуи поняли друг друга с полуслова, но он лишь «фиксировал воображение музыканта», который сам придумывал идеи на ходу. «Когда Боуи приехал в студию с пылающими рыжим цветом волосами, я сразу понял, что мы сработаемся», – пишет он в своей книге. Шапиро также добавляет, что Дэвид, в отличие от многих актеров, с которыми ему приходилось работать, точно знал, чего он хочет.

Дэвид Боуи. Тёмные защитные очки и кирпичная стена. Лос-Анджелес, 1974
Дэвид Боуи. Каббала. Лос-Анджелес, 1974

Для съемки ничего не готовилось специально. Один из главных образов – героя в странном темном костюме с диагональными полосками – родился спонтанно. Первое, что музыкант сделал, придя в студию, – одолжил у ассистента Шапиро кофту и ушел с ней в раздевалку. Он вернулся через 20 минут, нарисовав на одежде и даже на носках диагональные белые полосы. Спустя 40 лет Боуи вновь появился в этом образе в своем последнем видеоклипе на песню «Lazarus», которая вошла в альбом «Blackstar», выпущенный за два дня до его смерти.

На одном из фото в этом образе Боуи что-то рисует, сидя на полу. Тогда он увлекался эзотерическим учением – каббалой – и только спустя некоторое время Шапиро понял, что Боуи изображал 10 уровней Древа жизни этого учения. Десять сфирот – это 10 стадий пути от земного к божественному. Увлечение музыканта каббалой проявляется и в словах некоторых песен. Например, в «Station to Station» он поет: «Вот и мы, одно магическое движение от Кетера до Мальхута», – где Мальхут означает наш физический мир, первую стадию Древа жизни, а Кетер – заключительную, десятую стадию, высшее состояние для всех духовных миров.

Одним из самых ярких воплощений, в котором земное соединилось с космическим, стала для Боуи роль инопланетянина Томаса Джерома Ньютона в фильме «Человек, который упал на Землю». Это был актерский дебют музыканта в полнометражной картине. И он не остался незамеченным в киноиндустрии: Боуи получил премию за лучшую мужскую роль от Saturn Awards, американской Академии научной фантастики, фэнтези и ужасов. 

Дэвид Боуи с кошачьими глазами. «Человек, который упал на Землю». Нью-Мексико, 1975
Дэвид Боуи. «Человек, который упал на Землю». Нью-Мексико, 1975

Персонаж Ньютона вдохновил Дэвида на создание нового образа Изможденного Белого Герцога. Он появился в его альбоме 1976 года «Station to Station», который был записан после завершения съемок фильма. Одна из фотографий Шапиро со съемок была выбрана для обложки.  По мнению критиков, пластинка стала одним из самых сильных заявлений Боуи и одной из самых значительных работ, которые он выпустил. Сингл «Golden Years» считается самой успешной песней из этого альбома. Он попал в пятерку лучших хитов музыкальных чартов Великобритании и США, а журнал Rolling Stone включил его в список «500 величайших альбомов всех времен».

Уникальность личности Боуи в том, что эксцентричность в нем сочеталась с простотой и искренностью.

Шапиро вспоминал, что ожидал увидеть кого-то вроде рок-н-ролльного Зигги Стардаста со странной прической и в вызывающем наряде. Но в студию пришел стильно, но скромно одетый человек, легкий в общении, дружелюбный и одухотворенный. 

Многие зрители, например, удивились, увидев его в достаточно консервативном образе на «Шоу Шер». Это было первое выступление Дэвида на американском телевидении, да еще и в передаче, которая была очень популярной. Шер не только вела шоу, но и пела свои песни, брала интервью у приглашенных звезд и выступала с ними в дуэте. Среди ее гостей были Тина Тернер, группа Jackson 5 и Элтон Джон. Боуи исполнил с певицей композицию «Can You Hear Me», а также попурри из «The Young Americans» (отрывка из песни с нового одноименного альбома) и хитов разных исполнителей. Позже Дэвид признавался, что плохо запомнил само выступление из-за волнения: «Вероятно, я был похож на бледного анорексика, который попал в студию. Я уверен – Шер не знала, что со мной делать».

Дэвид Боуи и Шэр. Лос-Анджелес, 1975
Дэвид Боуи со шляпой. Лос-Анджелес, 1974

Объяснить феномен Дэвида Боуи до конца невозможно. Как сказал на встрече с поклонниками его лучший друг, художник Джордж Андервуд, слово, идеально подходящее под описание этого артиста, – «воображение». С 9 лет он был погружен в мир искусства – учился хореографии, игре на укулеле и саксофоне. Уже тогда его вдохновляли Фрэнки Лаймон, Литл Ричард, Чак Берри и Элвис Пресли.

В юности Дэвид был солистом и играл на саксофоне в команде The Kon-Rads под псевдонимом Дэйви Джонс, куда его позвал за собой Андервуд. Позже музыкант перешел в коллектив The King Bees. Он честно говорил о том, что хотел прославиться, но не знал, как это сделать, и в 60-е перепробовал все, что было можно в музыке, театре, изобразительном искусстве. В 1969 ему удалось сделать первый серьезный шаг к успеху – им стал выпуск «Space Oddity». На создание сингла его вдохновила «Космическая Одиссея 2001 года» Стэнли Кубрика.

Начиная с альбома «The Man Who Sold The World» (1970 год) Боуи смело экспериментирует с образами. Зигги Стардаст родился в 1972 вместе с пластинкой «The Rise and Fall of Ziggy Stardust», во многом под влиянием группы The Velvet Undeground. Биограф Боуи Дэвид Бакли пишет, что этим образом Боуи «бросил вызов основным канонам рок-музыки тех дней и создал, возможно, самый большой культ в популярной культуре». Однако он довольно быстро отказался от Зигги Стардаста – ему хотелось двигаться дальше.

Дэвид Боуи и зеркало. №1. Лос-Анджелес, 1974
Дэвид Боуи. Красные полосы. Лос-Анджелес, 1974

Каждый альбом Боуи не похож на предыдущий. На протяжении 40 лет своего творчества музыкант не уставал пробовать что-то новое, привносить в звучание своих композиций элементы из джаза, соула, электронной музыки и других жанров.

70-е годы стали самыми яркими и плодотворными в творчестве музыканта: за это десятилетие было выпущено 11 альбомов, песни из которых занимали лидирующие строчки мировых хит-парадов и вдохновляли других исполнителей. К тому же, как отмечают эксперты в области моды, он оказал мощнейшее влияние не только на музыкантов, но и на дизайнеров. А также – на актеров, режиссеров, художников и представителей других творческих профессий по всему миру.

Фото: Стив Шапиро

Нажмите и читайте нас в Facebook
Спецпроекты
НовыйАпрель 2019
Beauty First