Эмбер Хёрд: Как стать миссис Джонни Депп

[Life&Love] [Истории жизни]
24717
Независимая и самодостаточная, Эмбер Хёрд с 17 лет изо дня в день доказывает себе и окружающим, что это не она достойна Голливуда, а Голливуд – ее. Что это не она жена Джонни Деппа, а Джонни Депп – ее муж. И это она решает - остаться ли с ним в браке, или развестись.

Мать Эмбер Хёрд рассказывала, что с самого детства дочь при любой возможности испытывала собственные силы – как далеко она может зайти, как высоко взлететь. Хёрд определенно набрала обороты с тех пор, как тринадцать лет назад уехала из родного Техаса в Голливуд, появившись, среди прочего, в главной роли в картине «Все парни любят Мэнди Лейн» (2006), сыграв дочь Деми Мур в «Семейке Джонсов» (2009) и став партнершей Джонни Деппа в фильме, изменившем ее жизнь, – «Ромовом дневнике» (2011). Их новоиспеченный союз долго и жадно муссировался желтой прессой. Обсуждались главным образом солидная разница в возрасте (22 года) и развод Деппа после четырнадцати лет брака с французской певицей и актрисой Ванессой Паради, о котором было официально объявлено в июне 2012 года. Хёрд и Депп поженились в феврале 2015 года, предоставив таблоидам новый повод для спекуляций о причинах разрыва Деппа и Паради. Еще в конце 2011-го  не слишком сдержанное публичное проявление чувств Джонни и Эмбер на красных дорожках кинофестивалей во время промокампании фильма сочли подозрительным. Подруга Хёрд Оливия Уайлд уверена, что та рано попала в «лучи славы другого». Но при личной встрече одного взгляда на Эмбер достаточно, чтобы понять: недалек тот час, когда она сама станет центром внимания.

 

Мы встретились летом 2015-го в роскошном отеле в Париже, куда она прилетела в рамках рекламной кампании нового фильма «Супер Майк XXL». Динамичная, с клиповым монтажом мачистская комедия с технически сложными танцевальными номерами моментально замедляет темп, когда в кадре появляется необычайно органичная Эмбер Хёрд. Она пришла на интервью без укладки, с небрежно распущенными по плечам волосами, как будто только высушенными полотенцем. Все эти пресс-туры ужасно утомительные, живешь как в стеклянной комнате, постоянно на виду, почти невозможно расслабиться, объясняет она. Но иногда ей это удается. Она показывает несуществующие мешки под глазами и заказывает кофе. Для всех, кроме нее самой, она, с ее свежей, как будто слегка влажной кожей, блестящими, с поволокой, глазами и тонкими чертами лица, кажется героиней сказки, словно только что появившейся из розового бутона. На ней кремовый кашемировый свитер и черные джинсы Yves Saint Laurent, в ушах – сережки от разных пар. «На улице все такое же пекло?» – спрашивает она. В пресс-турах большую часть времени она проводит в отелях. Там, где она, погоды нет.

«У меня так с 16 лет – то еду куда-нибудь, то убегаю». А сейчас? «И то и другое», – отвечает она с улыбкой.

Уайлд познакомилась с Хёрд в 2006-м на съемках «Альфа Дога» Ника Кассаветиса: «Уже тогда она была абсолютно бесстрашной. В ней сочетались взрослая мудрая женщина и совершеннейшая дикарка. В ней есть спонтанность и жажда жизни. Бесстрашие – редкость в Голливуде, и это свойство больших актеров».

До замужества Эмбер Хёрд обитала в своей квартире в Лос-Анджелесе, по ее словам, более напоминавшей базу для сборов. С Деппом (у которого, кстати, есть собственный остров на Багамах) они жили в своеобразной родственной коммуне, соседствуя с одной стороны с Уитни, младшей сестрой Эмбер, а с другой – с ее лучшей подругой. «Получается такая панк-роковая версия “Друзей”: помните, они там постоянно перемещаются из одной квартиры в другую».

Закрытая по натуре, но вынужденная много времени проводить на публике и в разъездах, в Лос-Анджелесе Хёрд старается окружить себя друзьями и близкими: «Каждый вечер мы собираемся на семейный ужин». Она любит готовить, обожает южноамериканскую кухню. Готовят обычно у нее, а едят в столовой у сестры. Надо сказать, на фигуре Эмбер ее гастрономические пристрастия никак не сказываются.

Хёрд постоянно в разъездах. «Я никогда не задерживаюсь в одном месте больше семи-десяти дней». Джонни тоже на месте не сидел, так что им с Деппом приходилось выкраивать время, чтобы побыть вместе. Из Парижа она отправилась в Австралию, где Депп снимался в последних «Пиратах Карибского моря» и где в прошлый приезд Эмбер предъявили обвинение в незаконном ввозе животных – она привезла с собой двух собак, Пистолета и Бу. Между прочим, это обвинение чревато 10-летним тюремным сроком. Эмбер до сих пор судится.

О Деппе Хёрд всегда говорила с осторожностью, слухи об их расставании комментировала уклончиво: «Я стараюсь не реагировать на спекуляции по поводу наших отношений, но это тяжело». Она говорит, что хотела бы иметь детей и что для нее роль мачехи детей Деппа – 16-летней Лили-Роуз и 13-летнего Джека – большая честь и самый удивительный подарок судьбы, который она когда-либо получала. «Моя жизнь наполнилась новыми красками, о существовании которых я и не подозревала. Я так счастлива».

Но, оказывается, дыма без огня не бывает - и спустя 15 месяцев после свадьбы именно Эмбер решилась прекратить отношения - подала на развод с Джонни Деппом. Брачный контракт пара не заключала, так что, девушка вскоре может оказаться владелицей половины состояния своего звездного супруга.

Рассказывая о собственном детстве в Техасе, Хёрд говорит об изоляции и бедности Манора – небольшого городка с населением семь тысяч человек недалеко от столицы штата, Остина. Ее мать работала в телекоммуникационной сфере, отец управлял строительной компанией, где большая часть рабочих были испано­язычными – отсюда невероятное языковое чутье Эмбер и ее обостренное чувство справедливости. У Дэвида Хёрда было три дочери – среднюю, Эмбер, он выбрал себе в сыновья. В свободное время Дэвид занимался объездкой лошадей. «Я росла среди молодых, норовистых, необъезженных лошадей и научилась довольно агрессивной манере верховой езды», – вспоминает Хёрд. Отец часто брал ее на рыбалку и охоту, хотя сама она никогда не стреляла. «Внутри я всегда была такой девочкой-девочкой, – говорит она, – но отец растил не девочку, а ровню себе».

Что Хёрд хорошо усвоила, так это железную трудовую этику. «Ты понимаешь, каким трудом даются деньги, и потому относишься к любой работе с уважением. Кроме того, это дает определенный запас прочности, ограждая от ложных представлений о том, что действительно важно в жизни. Когда я точно знаю, что передо мной фальшивка, то с легкостью без нее обхожусь. Может, поэтому я так независима. Я никогда ничего не жду от людей и не считаю, что кто-то мне что-то должен, – я и представить не могу, чтобы жить за чужой счет».

Она всегда торопилась жить. Еще в школе стала вольнослушательницей колледжа в Остине – хотела выучить язык жестов. «Тогда я подружилась с несколькими глухими людьми, которые до сих пор остаются одними из самых близких моих друзей». Свою первую работу она получила в 13 лет: наврав о возрасте, устроилась спасателем на пляже, а потом уборщицей в модельном агентстве – копила деньги на съемку портфолио. Три годя спустя Хёрд, сдав выпускные экзамены в школе, уехала из дома. Она работала моделью, но без особого энтузиазма (гораздо позже, в 2011-м, она появится в рекламе джинсов Guess, снятой Эллен фон Унверт). Родители не приветствовали ее желание стать актрисой, и к этой мысли их пришлось приучать постепенно. «Я много ездила, не сообщая им, что на самом деле больше не собираюсь жить дома. К 17 годам я уже снимала комнату в Лос-Анджелесе».

Хотя решительность Хёрд очевидна, истинные ее причины мне не совсем ясны: то ли правда актерские амбиции, то ли просто отчаянное желание выбраться из Техаса. «И то и другое, – отвечает она. – С актерством у меня и сейчас любовь-ненависть. При этом я точно­ знала, что хочу каким-то образом использовать голос­, что хочу увидеть и пережить как можно больше в этом мире. В Техасе мне говорили: не делай так, это безумие. Но мне было нечего терять. Я их не слушала».

Допив кофе, мы отправляемся в Shakespeare and Company, легендарный книжный магазин на Левом берегу, владелец которого издавал «Улисса» Джойса­. Хёрд уже много лет коллекционирует антикварные книги. Везде, где бывает, старается найти рубаи Омара Хайяма, строчка из четверостишия которого вытатуирована у нее на теле на фарси. Она уклоняется от ответа на вопрос, что значат эти слова: «Это личное». Она всегда путешествует с книгами, стандартный набор – семь штук. В этой поездке с ней Геродот и только что дочитанный «План революции» Поповича и Миллера.

Мы поднимаемся по узкой лестнице. Хёрд доверительным шепотом говорит мне, что, хотя ей грех жаловаться на предлагаемые роли и тем более на собственную внешность, факт остается фактом: в кино женщин оценивают по наружности. «Если бы я была мужчиной, у меня была бы возможность играть более психологически сложные роли вне зависимости от того, насколько привлекательна моя упаковка».

Она и правда пока не может похвастать слишком сложными персонажами, за исключением небольших ролей в «Северной стране» и «Ананасовом экспрессе»­. Новый фильм «Девушка из Дании», где она играет датскую балерину 1920-х годов Улу Поулсон, затрагивает важные для нее вопросы. Основанная на романе Дэвида Эберсхофа о Лили Эльбе (персонаж Эдди Редмэйна), первом в истории человеке, сменившем пол путем хирургической операции, эта картина – о предрассудках и равноправии. «Мне нравятся поворотные моменты в истории, когда общество, чтобы идти дальше, вынуждено сказать “стоп” и ответить самому себе на вопросы: “Что это для нас значит? Как работает старая система? Как мы можем приспособить устоявшуюся архитектуру к нашей сегодняшней жизни?”».

До знакомства с Деппом Хёрд встречалась с женщиной-фотографом Тасей ван Ри, об отношениях с которой публично объявила в 2010 году. Что она думает о ситуации с правами геев? Что «многое нужно изменить». Она гордится тем, что в США вопрос о гей-браках вынесен на федеральный уровень. «Неважно, какие ярлыки на меня навешивают сейчас, я по-прежнему выступаю за равноправие и думаю, что постепенно и общественное мнение к этому придет. Пожалуй, это уже случилось. Мое поколение видит себя частью глобального общества, которому гораздо труднее навязать подпитываемые невежеством и ненавистью пещерные предрассудки».

В одной из сцен фильма «Девушка из Дании» персонаж Редмэйна подглядывает за Поулсон в костюмерной. «Я хотел, чтобы для него это был момент, открывающий ему квинт­эссенцию женственности, – говорит режиссер Том Хупер. – В Эмбер я нашел идеал женской красоты. Она завораживает. При этом благодаря своему уму, харизме и эксцентричности она не скатывается в слащавость. Я совершенно не ожидал такого мощного эффекта от ее энергетики в кадре».

Спустя несколько месяцев после нашей встречи в Париже Хёрд позвонила мне из Лос-Анджелеса – в один из тех редких дней, когда она бывает дома. Она только вернулась из Бразилии, где группа Деппа, Hollywood Vampires, выступала на фестивале Rock in Rio. Концерт был одновременно благотворительной акцией, во время которой они бесплатно раздали более 200 слуховых аппаратов. «Для меня, кто так привязан к своим глухим друзьям, это настоящий подарок», – говорит Хёрд.

Она добавляет, что сейчас у нее небольшой перерыв, но в обозримом будущем она не намерена сбавлять темп. Среди текущих проектов Хёрд – главная роль в экранизации мистического детектива британского писателя Мартина Эмиса «Лондонские поля», на ближайшие два года планы актрисы тоже расписаны. «Немного страшно и в то же время чудесно осознавать, что на следующей неделе мне не нужно никуда ехать, – сообщает она. Пауза. – Хотя, постойте, я вас обманула. Сейчас смотрю календарь – улетаю меньше чем через неделю».

Источник фото: Getty Images

Нажмите и читайте нас в Facebook
Спецпроекты
НовыйЯнварь 2017
New chic