Елена Кончаловская в проекте Marie Claire «Золотое сечение»

[Стиль жизни] [Дети звезд][От первого лица]
1390
О роскоши детства и чувстве особенности рассказывает Елена Кончаловская, выпускница театрального факультета ГИТИС­а, сооснователь издательства Bad Paper, дочь режиссера Андрея Кончаловского.

Вот вы идете по маленькой улочке, например где-нибудь в Риме, или в Париже, или Стамбуле – это, в сущности, не так важно. Теплое майское утро, солнце приятно греет руки и лицо. На часах десять утра: вы только вышли из дома и прогулочным шагом направляетесь к ближайшей булочной, где покупаете свежеиспеченный багет, или рогалик, или булочку с корицей, проходите еще несколько домов, садитесь на террасе маленького кафе и заказываете свой утренний кофе. Эта очень простая и вполне рутинная joie de vivre – и есть роскошь. Здесь вопрос не в том, сколько это стоит, и не в том, сколько людей на самом деле могут позволить себе такой ежедневный утренний ритуал, а в том, что вот это маленькое, очень простое удовольствие от жизни и есть роскошь.

Дети не мыслят категориями «роскоши», дети все делят на красивое/некрасивое, нравится/не нравится. Помню, в детстве нам с сестрой подарили по шубке, нежно-розовой, с брошкой в виде букетика роз. Какой красивой она мне казалась (и кажется до сих пор)! Какая она была особенная, чем нравилась мне еще больше, ведь, думала я, кроме нас с сестрой ни у кого такой больше нет. Вот это ощущение «особенности» и кажется в детстве роскошью. Именно это ощущение особенности люди, взрослея, пытаются найти через дорогие предметы, бренды, автомобили... 

Вообще, если говорить про само слово «роскошь», то сегодня, в моем понимании, оно носит даже гротескный характер. Словосочетание, ну, например, «роскошный дом» рисует в нашем воображении мраморные полы и золоченые канделябры воровских домов 90-х, а «роскошная женщина» и вовсе звучит иронично, отсылая к образу пышногрудой ярко накрашенной дамы с глубоким декольте.

Роскошь – это изобилие. Сегодня в обществе, озабоченном проблемой потребления, количество ушло на второй план, выдвинув на первое место качество. В моде минимализм, переработка мусора, обновление старых вещей и разумное потребление.

Понятие роскоши как выставления богатства и благ напоказ осталось далеко в 2000-х, когда этикетки брендов были спрятаны не внутрь, а вывернуты наружу. Думаю так: нет ничего прекрасней простого пальто с изящной подкладкой яркого цвета, или драгоценного камня, скрытого под дужку кольца. Скромность – это красиво. Скромность – новая роскошь.

Если рассуждать про роскошь как про возможность «позволить себе» что-либо, то сегодня это перестало упираться в дорогие машины, рестораны или одежду. Роскошь в этом понимании стала затрагивать более глубокие пласты, особенно в таком большом городе, как Москва, за ритмом которого едва успеваешь. Роскошь – это позволить себе встать позже обычного, провести выходные, не залезая поминутно в рабочую почту, это возможность не всегда подстраиваться под законы общества и общепринятых норм. Наверное, если даже обобщать, то роскошь сегодня – это свобода. Свобода выбирать не только что и как, но и кто ты есть и кем хочешь быть. Казалось бы, когда технологии катят вперед земной шар, выбора у нас гораздо больше, чем у предыдущих поколений. Отчасти это, конечно же, так. Но система, в которой существует общество, все равно четко расставляет рамки и критерии успеха. Роскошь в этом плане – это самостоятельно для себя решить, что же такое успех, без оглядки на других, и идти к своей мечте. Да и вообще, иметь мечту – это тоже роскошь.

Фото: личный архив

Нажмите и читайте нас в Facebook
Спецпроекты
НовыйЯнварь 2017
New chic