Культура селфи: когда она сформировалась на самом деле

[Стиль жизни] [Работа над собой]
1010
Автопортреты — явление вовсе не новое, однако ежедневные селфи все равно могут оказаться опасными.

Лет десять назад человек, позирующий сам себе на камеру мобильного телефона, на публике показался бы большинству в лучшем случае нелепым. Многие, вероятно, также сделали бы предположение о выраженном нарциссизме. Сегодня, в эру селфи, это стало не просто нормой, но широко распространенным явлением со специально адаптированной платформой социальных медиа. И все же было бы ошибкой утверждать, что селфи — явление исключительно современное.

В телепроекте Me, My Selfie and I («Я и мое селфи») канала BBC Four художник-концептуалист Райан Гандер высказал предположение, что прототип селфи появился в Европе еще в пятнадцатом веке. В частности, на знаменитой картине нидерландского живописца Яна ван Эйка Портрет четы Арнольфини (1434 год) можно заметить не только изображение самого художника в зеркале на стене, но и витиеватую надпись на латыни «Здесь был Ян ван Эйк». 

Ян ван Эйк, Портрет четы Арнольфини (деталь картины)

«Как сегодня инфлюенсер делает селфи на борту частного джета, арендованного специально для создания иллюзии, так и Ван Эйк в свое время бросил своеобразный вызов нашему представлению о реальности, — рассуждает Гандер. — В прошлом автопортрет был не слишком распространен, к тому же свои портреты для потомков могли себе позволить лишь представители привилегированного класса. Но автопортреты, которые создавались испокон веков, решали ту же задачу, что и селфи сегодня, — удовлетворить потребность их субъекта в одобрении и самооценке. Этот импульс — часть человеческой натуры, и теперь мы получили возможность воздействовать на него каждый день».

Культура селфи как свобода выражения стала частью самооценки и самонаблюдения, но и этому есть исторический прецедент — развитие Зигмундом Фрейдом направления психоанализа. «Пациенты на кушетке Фрейда раскрывали свои самые сокровенные желания и мечты. Между нами и современниками Фрейда разница лишь в том, что теперь все мы «пациенты», а технологии стали нашим мегафоном. Конфиденциальность в кабинете психоаналитика помогла людям преодолеть трудности. Говоря о вещах, которые их беспокоили, социальные сети предоставляют платформу всем, кто хочет рассказать о своих чувствах».

Не стоит забывать и про разницу между нами реальными и нашими виртуальными персоналиями. Она становится размытой, но еще не исчезла. По мнению представителей мира искусства, навязчивая идея публикации фотографий и некоторой личной информации — сама по себе нарциссизм и тщеславие. Однако нарциссизм — явление вовсе не новое, а само название  восходит к греческой мифологии (читайте также: «5 признаков того, что вы влюблены в нарцисса»). «Каждый любитель селфи влюблен в свое собственное отражение, словно Нарцисс. Мы очарованы своим собственным представлением о себе, подобно шестимесячному ребенку, впервые увидевшему себя в зеркале. Сейчас мы можем добавлять забавные фильтры к своим селфи, но в основном мы над собой не смеемся. Похоже, мы несколько утратили навыки самоанализа. Впрочем, мы всегда жили в мире имиджмейкеров», — говорит Гандер. 

Художник также отмечает, что создание селфи можно рассматривать как некую терапевтическую реакцию. Но не стоит упускать и тот важный момент, что увлекаясь селфи мы нередко тратим свое время впустую. Самое же важное: мы рискуем утратить связь с реальностью и, в конце концов, потерять себя.

Фото: Getty Images

Нажмите и читайте нас в Facebook
Спецпроекты
НовыйСентябрь 2019
Moneymaker