Много шума из ничего: чем Бриджит Макрон не угодила французам

[Стиль жизни] [Политический Олимп]
5168
Разбираемся, почему французы внезапно оказались против того, чтобы предоставить своей любимице Бриджит Макрон официальный статус Первой леди и почему это народное решение – большая ошибка.
Бриджит Макрон готовится к встрече с певицей Рианной, Елисейский дворец, 26 июля 2017 года

Эммануэль Макрон входил в Елиссейский дворец как президент, стоявший за прозрачность государственных решений и за действия правительства в соответствии с чаяниями народа. Спустя несколько месяцев он наступил на свои же грабли. 

В середине июля на сайте Change.org появилась большая гневная петиция парижского художника Тьерри Поль Валетта, требующая от французского президента прекратить шаги по предоставлению своей супруге – Бриджит Макрон – официального статуса Первой леди страны. Долгое время страницу никто не замечал, но когда число подписей под ней перевалило за 250 тысяч, Эммануэлю (который еще во время предвыборной кампании обещал всегда обращать внимание на народные петиции) пришлось отреагировать.

Чета Макронов позирует на ступеньках Елисейского дворца в день инаугурации Эммануэля, 14 мая 2017 года

Реформа института Первой леди – один из основных пунктов предвыборной программы Макрона – подверглась жесточайшей критике со стороны активистов, ведь параллельно администрация президента проводила законопроект о так называемой морализации политики. В соответствии с ним, государственным чиновникам будет запрещено нанимать на работу членов своих семей, а серьезные проступки будут караться десятью годами отстранения от должности. Сам закон приняли, но прежде он наделал немало шуму. А теперь, как кажется месье Валетту и всем подписавшимся под его петицией, Макрон, ратуя за предоставление официального статуса жене, собирается растоптать свою же инициативу.

В результате ситуация сложилась более, чем щепетильная. Да, Бриджит всегда была рядом со своим мужем и даже, когда тот был простым минфином, она регулярно появлялась на каждой его планерке и помогала ему принимать самые важные решения. Теперь он президент – во многом благодаря ей самой, но, несмотря на ее заслуги и то, что многие Первые леди страны и раньше исполняли политические обязанности, французы упорно не желают принимать новую реальность и предоставлять Бриджит официальный статус.

Президент и Первая леди Франции приветствуют лидера Колумбии на приеме в Елисейском дворце в честь Международного дня музыки, 21 июня 2017 года

Почему это большая ошибка и как чета Макронов будет решать проблему, рассказываем.

Трудности определения

Во Франции, как, к слову, и во многих странах, роль супруги президента нигде не прописана и ограничивается лишь представительскими функциями: они декорируют Елисейский дворец, организовывают государственные банкеты, сопровождают мужей в поездках за рубеж и в целом выполняют все традиционные обязанности трофейной жены. Выходить из тени супруга им не положено. Даже сам термин «Première dame» активно вошел здесь в обиход только во время администрации Николя Саркози. 

Так что, когда Эммануэль Макрон во время своей избирательной кампании заявил о том, что в случае победы он пересмотрит юридический статус своей супруги Бриджит, идея показалась электорату свежей и современной. За эталон будущих преобразований Макрон взял политическую систему США – именно с этой страной Францию традиционно связывают хоть и не всегда радужные, но все же довольно крепкие отношения. Достаточно посмотреть на то, как чета Макронов принимала у себя Дональда и Меланию Трамп в прошлом месяце. 

Бриджит Макрон и Мелания Трамп на речной прогулке в Париже, 13 июля 2017 года

Между тем, в самих Штатах, на чью политику так рьяно желает равняться французский президент, статус Первой леди точно также не закреплен ни в Конституции, ни каким-либо отдельным законом (Читайте также: Почему Бриджит Макрон счастливее Мелании Трамп). Спрашивается, на что здесь тогда равняться? Оказалось, есть на что. На самом деле, американская политическая система – одна из немногих в мире, которая хоть как-то оформляет положение супруг президентов, приравнивая их к «функциональным помощникам» своих мужей.

Хиллари Клинтон на саммите "женской двадцатки", 6 апреля 2016 года
Первая леди США в Париже на государственном параде военных сил Франции в День взятия Бастилии, 14 июля 2017 года

Определение довольно расплывчатое, но для института Первой леди в целом такая поправка очень важна. Главное в ней то, что она имеет полноценную юридическую силу, которой обязан подчиняться каждый, –  все благодаря старым добрым судебным прецедентам, которые в правовой системе США (в отличие от Франции) имеют точно такой же вес, как и любой закон. Еще в 1993 году местный Апелляционный суд, рассматривавший дело Хиллари Клинтон, признал в статусе Первой леди наличие прав и обязанностей служащего правительства страны, чем поставил жирную точку в острых дебатах относительно положения как жены Билла Клинтона, так и всех последующих президентских спутниц. Супруга лидера США таким образом, хоть и не получает зарплату, но все же имеет некоторое финансирование для своего секретариата и для государственных поездок за рубеж, а главное – она удостаивается полноценного национального признания своей важной роли.

Такого же признания для Бриджит захотел и Эммануэль, который уже на посту президента предложил внести соответствующую поправку в Конституцию (на прецедент ему, как известно, рассчитывать не приходится). За что и «получил» от французских граждан, которые тут же начали повально подписывать гневную петицию художника. Ранее вполне позитивно настроенные на реформу института Первой леди, теперь они не желают обеспечивать финансирование штаба потенциальной чиновницы из своего кармана. 

Бриджит улыбается журналистам с балкона своего семейного дома в Ле-Туке-Пари-Плаж, 11 июня 2017 года
Первая леди приветственно улыбается солисту группы U2 Боно, прибывшему на встречу с президентом Франции, 24 июля 2017 года

Зачем Первым леди деньги?

С другой стороны, кажется, что во Франции все дружно забыли, что чета Макронов, требуя для Бриджит официального статуса, вовсе не стремится таким образом увеличить свой семейный бюджет. Еще во время своей предвыборной кампании будущий президент, ратуя за официальное оформление положения своей супруги, подчеркивал, что ее должность «не будет оплачиваться деньгами налогоплательщиков».

«Если вы избраны президентом, то человек, живущий с вами, все же должен играть какую-то роль», – говорил тогда Макрон под аплодисменты публики.

Бриджит и Эммануэль после объявления предварительных итогов первого тура выборов, вечер 23 апреля 2017 года

Словом, о какой-либо зарплате для Бриджит речи не идет и, по сути, никогда не шло. Между тем, подписавших петицию месье Валетта, искренне возмутила информация о том, что с появлением официального статуса супруга Макрона, точнее ее штаб, получит некое финансирование из средств государственного бюджета, что в купе с решением президента об уменьшении сумм, выделяемых на содержание армии и других социальных институтов, выглядит, по меньшей мере, нелогично. 

Между тем, стоит сразу отметить, что Бриджит просто как жене президента и так полагается небольшой секретариат (в штате у мадам Макрон – два или три человека) и охрана. В свое время, например, у супруги Николя Саркози Карлы Бруни насчитывалось аж восемь личных советников из разных областей (не считая сотрудников служб безопасности), что в общей сумме обходилось налогоплательщикам в 437,376 евро в год. Содержание Валери Триервейлер, подруги Франсуа Олланда, «влетало» французам в чуть меньшую сумму – примерно в 20 тысяч в месяц. Так что финансирование штаба новой Первой леди вполне могло бы оставаться в пределах традиционных сумм, выделяемых на содержание президентских жен – если не меньше.

Карла Бруни Саркози на саммите G8 , 27 мая 2011 года
Валери Триервейлер на 66 театральном фестивале в Авиньоне, 15 июля 2012 года

Более того, несмотря на то, что прошлые Первые леди Франции абсолютно бесконтрольно брали деньги из бюджета Елисейского дворца, их траты никак официально не прописывались. Макрон же, напротив, уже принял решение предоставить разгневанной публике так называемую «хартию прозрачности», в которой президент «прояснит ситуацию» относительно положения своей супруги и пропишет все статьи расходов, которые уходят на содержание ее штаба. Конечно, это вынужденная мера, ведь теперь, учитывая настроения во французском обществе, внести поправку в Конституцию Республики президенту уже никто не даст. Однако идею предоставить жене особый статус Эммануэль, очевидно, так и не оставил: вышеназванная хартия неформально заменит пресловутую, но невозможную поправку в Основном законе. 

Прояснить ситуацию спешит и правительство. «Хватит лицемерия, – написал в Твиттере один из его членов Кристоф Кастанер, – никаких изменений в Конституцию, никакого дополнительного финансирования и никакой зарплаты для Бриджит Макрон не будет». Позже, в интервью одному из французских телеканалов он пояснил: «Речь идет не о работе, а о статусе. Работа всегда оплачивается. Супруга президента же не получает никакого вознаграждения за свою деятельность. Это всего лишь вопрос прозрачности». 

Президент и Первая леди на торжественном государственном параде в честь Дня взятия Бастилии, 14 июля 2017 года

Между тем, недопонимание во французском обществе все растет, равно как и количество подписей под провокационной петицией. И такой расклад может сыграть отнюдь не в пользу Бриджит, которая до сих пор оставалась всенародной любимицей, буквально удерживая рейтинги своего супруга от катастрофического падения.

Что будет с ее популярностью?

Бриджит общается с избирателями после голосования на выборах в Парламент, Ле-Туке-Пари-Плаж, 11 июня 2017 года

В своей петиции Тьерри Поль Валетт сразу оговорился, что, несмотря на свои претензии президенту, против непосредственно самой Бриджит он ничего не имеет. Действительно, несмотря на множество скандалов вокруг новой администрации и первые политические неудачи самого Макрона, Брибри, как ласково, называют ее французы, все еще остается народной любимицей.

Бриджит Макрон встречает певицу Рианну, прибывшую на встречу с президентом Франции, посвященную улучшению образования в развивающихся странах, 26 июля 2017 года

Их отношениям с Эммануэлем посвящают фан-страницы, а ее слегка провокационный, но в то же время всегда элегантный стиль уже стал предметом обожания французских модников, а также fashionista по всему миру. Вместе с Меланией Трамп они пробудили небывалый со времен Жаклин Кеннеди интерес к самому институту Первой леди, что вполне может приблизить Бриджит к заветной должности (чтобы та хотя бы не отставала от своей американской коллеги).  

Бриджит Макрон готовится принять в Елисейском дворце Арнольда Шварцнеггера, 23 июня 2017 года
Первая леди во время прогулки с Меланией Трамп, 13 июля 2017 года

Другим очком в пользу мадам Макрон станут всем известные прецеденты с Даниэль Миттеран, прославившейся своими смелыми политическими шагами, и Бернадетт Ширак, которой и вовсе удалось сохранить все свои государственные должности, несмотря на положение жены президента. Мадам Ширак, к слову, также в свое время столкнулась с критикой народа относительно ее «двойных» обязанностей, но вскоре она так полюбилась французам, что все и думать забыли о ее «второй работе».

Даниэль Миттеран на митинге социалистов, 1995 год
Последние месяцы на двенадцатилетнем посту Первой леди: Бернадетт Ширак позирует в Елисейском дворце, 13 апреля 2007 года

Так что, думается, что, в конце концов, Макроны добьются своего. Впереди у них еще пять лет – за это время Бриджит вполне может расправить крылья и начать действовать самостоятельно, как ее предшественницы. А там уже и до официального признания недалеко будет. Ну, а пока, очевидно, Первая семья возьмет небольшую паузу, ведь рейтинги президента стремительно падают, так что рисковать еще и репутацией Бриджит они не могут никак.

Фото: Getty Images, Legion-Media.ru

Нажмите и читайте нас в Facebook
Спецпроекты
НовыйНоябрь 2017
2.0 лет в России