Неожиданная причина, почему репортеры недолюбливают семейство Марклов

[Стиль жизни] [Династии][Меган Маркл]
17489
Родственники герцогини Сассекской обеспечивают им новые материалы и дополнительные гонорары, однако подобная работа устраивает не всех журналистов.

Они не получили приглашения на королевскую свадьбу принца Гарри и Меган Маркл и стали... знаменитостями. Отец герцогини Сассекской и ее единокровная сестра Саманта не раз давали интервью СМИ, а однажды Саманта даже обмолвилась, что не считает зазорным получать деньги за обсуждение Ее Высочества.

Кенсингтонский дворец откровения Томаса Маркла и «разоблачающие» выпады Саманты не комментирует, однако семейство Маркл все равно продолжает мелькать на первых полосах газет и в эфире разнообразных телешоу. Как ни крути, а родственники герцогини Сассекской все еще остаются ценными героями для репортеров, однако, что интересно, далеко не все журналисты довольны текущим положением вещей, несмотря на то количество материалов, которое им обеспечивают откровения Тома и Саманты.

Томас Маркл старший в эфире шоу Good Morning Britain

Бывший королевский обозреватель Дункан Ларкомб, автор книги «Принц Гарри: история изнутри» (Prince Harry: The Inside Story) заявил в новом интервью, что выступления родственников Маркл на телевидении и их регулярное общение с прессой – дурной тон и безвкусица, которая опускает ремесло королевского репортажа до самого низкого уровня. «Со своими комментариями о королевской семье они устроили что-то вроде шоу Джерри Спрингера (шоу Джерри Спрингера — американская телепередача в формате ток-шоу, которое вел бывший американский политик Джерри Спрингер– прим. ред.). Знаете, это дурновкусица». При этом Ларкомб похвалил Дорию Рэгланд: «Она выбрала достойное молчание и правильно сделала» («Семейство Маркл: что не так с родственниками герцогини Меган»).

Саманта Маркл в эфире шоу Good Morning Britain

Недовольства экс-обозревателя можно понять: в конце концов, пул королевских репортеров всегда считался привилегированным кругом, достойным не просто сообщать новости о жизни двора, но и обращаться к членам королевской семьи за комментариями напрямую. Теперь же акценты несколько сдвигаются: Виндзоры становятся все более закрытыми, тогда как самостоятельным инфоповодом становятся те, кто имеет к династии более чем опосредованное отношение.

Журналисты у входа в крыло Линдо в день рождения принцессы Шарлотты, 2 мая 2015 года

Среди прочего обозреватель также рассказал, что принцы Уильям и Гарри никогда не дадут в обиду своих жен и вспомнил, как однажды у него случилась стычка с Гарри, едва не закончившаяся рукоприкладством. «Однажды мы с Гарри чуть не подрались. У нас вышел небольшой жаркий спор, Гарри – парень с темпераментом, и если он злится, он скажет об этом. Он честен».

По поводу слухов о конфликте герцогини Кейт и герцогини Меган Ларкомб, бывший королевский редактор газеты The Sun, заметил: «Думаю, очень интересно, что королевский дворец некоторые сплетни опроверг, а другие – нет».

Кейт и Меган на рождественской службе, 25 декабря 2018 года

Он также поведал, каково было рассказывать о принцах во времена их юности (моментами довольно бурной), например, о печально известном инциденте появления 19-летнего Гарри на маскараде в форме со свастикой. «Существовали реальные опасения (среди Виндзоров) по поводу того, что выходка Гарри может серьезно подорвать репутацию королевской семьи. Но произошло лучшее, что можно только представить: принц-бунтарь, принц-мятежник стал бриллиантом в короне британской королевской семьи» («Принц Гарри: путь от хулигана до примерного мальчика»).

Фото: Legion-Media, Getty Images

Нажмите и читайте нас в Facebook
Спецпроекты
НовыйИюль 2019
Yes! You Can!