Новая Москва. Артиллерия (Часть 4)

[Стиль жизни] [Интервью]
112
Оружие массового поражения и главная надежда российского арта – в проекте MC «Новая Москва»

Молодые дизайнеры, архитекторы и кураторы самых интересных выставок фонда V-A-C, «Стрелки» и «Гаража», а также художники Саша Пастернак и Антон Тотибадзе – о том, что их вдохновляет.

Мария Крамар

31 год, куратор фонда V-A-C

Меня беспокоит чрезмерная, всепроникающая, заполонившая все лакуны инфантильность молодого поколения. Мне кажется жизненно необходимым задумываться о приближающемся тревожном будущем, по крайней мере понимать, в какой точке развития находится сегодня человечество. Новая выставка Кирилла Савченкова, которую мы открыли в сентябре, рассказывает именно об этом. Проект о надежде, страхе и способах выживания в условиях нестабильного будущего – там нет ни текстов на стене, ни экскурсовода и никаких инструкций, что позволяет посетителю интуитивно вступать в диалог с экспозицией.

Влад Колесников

28 лет, менеджер по работе с глухими и слабослышащими в отделе инклюзивных программ Музея «Гараж»

Чем больше ты учишься, тем больше знаешь – и больше сможешь реализовать. Например, общаясь с глухими и слабо­слышащими родителями слышащих детей, я понял, какие программы мы можем предложить, чтобы наладить контакт внутри семей – так появились экскурсии на жестовом языке с переводом на голос. Когда делаешь проект, важно быть готовым к критике, прислушиваться к коллегам и тем, для кого ты это делаешь. Горжусь нашей командой. И главное – мы способствуем принятию людей с инвалидностью в обществе.

Саша Пастернак

26 лет, художник, сценограф. Преподает Art and Design детям в London Gates Education Group. За три года представила три персональные выставки, этим летом выставляла работы в Институте русского реалистического искусства

В детстве я хотела быть архитектором, как папа (Борис Пастернак, внук и полный тезка знаменитого писателя. – МС), чертить планы и быть сильной. Архитектором я так и не стала, но вот планы почертила всласть, учась на сценографии в ГИТИСе. Главное мое достижение – трехметровая картина «Фикус», постепенно пытаюсь переходить на больший формат холстов. Фраза, которая стала моим жизненным кредо, – «Чем ночь темнее, тем ярче звезды!» Мечтаю отправиться в долгое путешествие на машине. Для начала по России. Набив багажник холстами и красками.

Юлия Рублева

26 лет, арт-директор FGA Street Art Platform

Я сотрудничаю с лучшими художниками – Маратом Данильяном, Андреем Бергером, Дмитрием Аске. Работа в FGA позволяет не ограничиваться одним полем для реализации своего потенциала. Преображать районы города, заниматься интерактивными инсталляциями и арт-мероприятиями (команда Рублевой оформляла флагманский Nike на Кузнецком Мосту и Московский зоопарк, разрабатывала инсталляции для «Артека», из недавнего – оформление IMAX и Marvel на запуске сериала Inhumans. – MC). Я делаю так, как считаю нужным. Уверена, любое правило можно нарушить, если знаешь свое дело и готов нести ответственность. Новое рождается там, где человек себя не ограничивает.

Антон Тотибадзе

24 года, художник, Totibadze Gallery на Винзаводе

Мой девиз – «Ща всё будет!», а вдохновение – свежие поставки живых волжских раков на Дорогомиловском, большой каркасный бассейн, стрельба из лука, репинские холсты на галерейном подрамнике, УАЗ-буханка и поездки за рубеж, хорошее вино и смешные видео на YouTube. Первое, о чем я думаю с утра – «интересно, сколько лайков накапало за ночь в Instagram»? Умею готовить и периодически смешно шутить. Еще – в сентябре в Totibadze Gallery на Винзаводе состоялась моя седьмая персональная выставка «Скоро все наладится». В конце апреля 2018 года открывается восьмая – в Askeri Gallery. Приходите обязательно!

Ася Скорик

25 лет, художник-постановщик, сотрудничает с Центром Мейерхольда, Театром на Таганке, театром «Школа драматического искусства», Театром Пушкина, Музыкальным театром Станиславского и Немировича-Данченко, а также с Theater CHE Company и Театром де Арко (Сеул)

Я из театральной семьи, с детства знакома с магией театра: сидела на репетициях, наблюдала за тем, как в мастерских золотыми нитями расшиваются мантии, как изобретаются механизмы, благодаря которым все движется и работает на сцене... Увидев на Авиньонском фестивале спектакли Питера Брука, Анатолия Васильева, Жозефа Наджа и Бартабаса, окончательно поняла, что хочу быть театральным художником. Три года назад окончила ГИТИС и с тех пор сделала сценографию и костюмы к 15 спектаклям в России и за рубежом. Сейчас пробую себя в полнометражном кино. Мечтаю создать с друзьями театральную компанию.

Мария Сарычева

26 лет, куратор, методист отдела инклюзивных программ Музея «Гараж»

В детстве я переживала, что не похожа на сверстниц – они все были как на подбор, худенькие и ладненькие, а я чувствовала себя асимметричной и непропорцио­нальной. Я как не стремилась, так по-прежнему и не стремлюсь быть успешной: маниакальное стремление «наверх» приводит к психическим расстройствам, профессиональному выгоранию и одиночеству. То, что сделал Музей «Гараж» за последние три года, – это настоящая инклюзивная революция. Нам удалось инициировать диалог о доступном музейном опыте для людей с разными формами инвалидности с учреждениями культуры России. Я надеюсь, что все мои достижения будут такими же коллективными, потому что в одиночку делать что-то большое – сложно. А вообще я мечтаю о будущем, к которому можно применить эпитеты «открытое», «подвижное» и «многоголосое».

Анна Ильченко

30 лет, куратор фонда V-A-C, историк искусства

В одном из интервью художница Селин Кондорелли произнесла такую фразу: «Как мы относимся к прошлому с точки зрения нашего представления о будущем?» В проектах я пытаюсь найти ответ на похожий вопрос – например, готовя выставку художника Владислава Шаповалова Image Diplomacy – художественное исследование политического воображаемого в ХХ веке. В прошлом всегда обнаруживается что-то новое. И наша задача – понять, как и каким образом об этом говорить сегодня языком искусства.

Ким Малыгин

28 лет, дизайнер обуви Kim Malygin и KIZA

Меня всегда привлекал процесс самовыражения и его итог. Создание обуви включает в себя эти два аспекта. Я не имею профильного образования, и мечты о том, как я буду шить обувь, тоже не наблюдалось. Просто однажды увидел, что это можно делать вручную, без специального оборудования, и увлекся. С тех пор прошло шесть лет. Сегодня в планах открыть шоу-рум-мастерскую. Главное мое достижение на данный момент, пожалуй, то, что мне никто не указывает, что делать. Работаю над коллаборацией с NMS, концепция, окрас и финиширование полностью за мной. Также развиваю ответвление от Kim Malygin – KIZA. Это обувь, вдохновленная спортивными машинами, хип-хоп-культурой и баскетболом, и мы ведем переговоры, чтобы поставить ее на поток. Все это будет продаваться на новой площадке «Хлебозавод» в стенах NMS.

Дарья Шульга

28 лет, директор публичной программы Института «Стрелка»

Я верю в то, что человек может повлиять на среду вокруг себя, и с опасением отношусь к людям, у которых «нет вопросов» и они не вдаются в подробности процесса, не интересуются происходящим вокруг. Главным достижением считаю то, что последние три года двор «Стрелки» на мероприятиях публичной программы всегда заполнен. Меня вдохновляют Arcade Fire, проекты Bjarke Ingels и чувство юмора Liam Young. Я никогда не пробовала... организовать классический театр и балет – то, что мне бы очень хотелось сделать на «Стрелке». Мой девиз – «The future has not been cancelled», это слова нашего программного директо­ра Бенджамина Браттона.

Алена Жмурова

25 лет, директор проектов в КБ «Стрелка». Руководит проектом комплексного развития территорий города Саратова

Я окончила Московский архитектурный институт, но я не классический архитектор и давно ничего не проектирую. В консалтинге перед архитектором ставятся аналитические задачи. Например, проектируя частный дом, хороший специалист должен выступить первоклассным психологом, день за днем работающим с пожеланиями, капризами и страхами заказчика. В итоге дом приносит счастье владельцу. Но в большинстве проектов проблемы куда более комплексные и заинтересованных сторон больше. Моя задача – распутать этот клубок до того, как началось проектирование, сбалансировать все аспекты, объединить всех общей картинкой будущего. Меня часто спрашивают, не чувствую ли я себя «недоархитектором»? Но для меня ответ очевиден – как можно чувствовать себя ущемленным, если от тебя зависит одна из самых значимых стадий проектирования, определяющая дальнейшее качество?..

Фото: Юля Майорова

Нажмите и читайте нас в Facebook
Спецпроекты
НовыйДекабрь 2017
Fantasy