Оно «Живое»: 7 самых атмосферных фильмов о пришельцах

[Стиль жизни] [Легенды кино][Кино]
666
В российский прокат выходит фантастический триллер «Живое». Режиссер нового космического ужастика Даниэль Эспиноса признался, что, работая над новой историей о противостоянии человека и инопланетного существ, он вдохновлялся классическими фильмами коллег. Перечисляем кинематографические шедевры, в которых получил идеальное воплощение образ «чужого».

«Живое» (реж. Даниэль Эспиноса, 2016 г.)

«Живое» (производство Skydance и Columbia Pictures) ─ «научно-реалистичная» лента о пришельцах из космоса. Сценаристы Ретт Риз и Пол Верник хотели, чтобы фильм стал не очередным фантастическим вымыслом, а историей, в основе которой мог бы лежать факт. Режиссер Даниэль Эспиноса подхватил эту идею и преобразовал ее в фантастическую реальность: «вечный» вопрос «есть ли жизнь на Марсе» получает утвердительный ответ. В руках (точнее, в лаборатории) интернациональной группы ученых, работающей на международной космической станции, случайно оказывается «марсианин» ─ живой и быстро развивающийся организм с красной планеты. Очень скоро астронавты понимают, что опасность с его стороны угрожает не только им самим, но и всему человечеству. Горстке людей нужно приложить все силы к тому, чтобы инопланетная форма жизни никогда не достигла Земли.

«Мы живем в довольно скучном, исследованном вдоль и поперек мире. Космос же всегда ассоциировался с приключением – с новыми образами, ощущениями, ожиданиями. Космос повсюду. Он молчалив и загадочен. И он страшен» (Д. Эспиноса)

Членов экипажа, ставших заложниками любопытства и жажды величайшего научного открытия современности, всего шесть, и у каждого из них свое отношение к пришельцу, так что спектр возможных эмоций от встречи с неизвестным максимально полный (от симпатии и любви до страха и ненависти). Герой Джейка Джилленхола – врач-мизантроп, который провел на МКС 473 дня и вовсе не возвращался бы на Землю по своей воле. Джилленхол признается, что сценарий его заинтриговал: «Он был и прекрасен, и ужасен одновременно. Живое – это не только прямой смысл слова, но и на редкость точная метафора. Любопытство – одна из самых важных, но и самых опасных особенностей человеческой натуры. В каком-то смысле «наша» инопланетная форма жизни должна ассоциироваться именно с любопытством». 

Реализм – главное кредо «Живого». Поэтому инопланетная форма жизни, представленная в нем – это не чудовище, не мутировавшее млекопитающее и не прообраз гуманоида, а нечто, выросшее из одной-единственной клетки. Эта клетка является одновременно и мышечной, и нервной, и сенсорной, поэтому существо отлично адаптируется к окружающим условиям. Он растет, развивается, становится сильнее, выносливее, умнее и… злее. «Самое страшное в поисках инопланетян заключается в том, что мы не можем быть уверены, будут они дружелюбны или враждебны, высокоразвиты или примитивны, позволят исследовать их или начнут изучать нас самих, – философствуют создатели фильма. – У пришельцев могут быть свои, довольно мрачные планы на человечество».

Трудно придумать более зловещую локацию для столкновения с неизвестностью, чем замкнутое пространство МКС. В «Живом» ее дизайн создавали те, кто работал над декорациями «Марсианина», «Интерстеллара», «Гравитации», «Войны миров Z» и «Трансформеров».
Разработкой костюмов астронавтов (на фото ─ сыгравшая микробиолога Ребекка Фергюсон) занималась дизайнер Дженни Беван – десятикратный номинант «Оскара» и двукратный лауреат («Комната с видом» и «Безумный Макс: Дорога Ярости»).
99% экранного времени герои «Живого» проводят в космическом пространстве, и, по словам создателей трюков, невесомость здесь получилась более убедительной, чем в «Гравитации». На съемках каждого актера подвешивали на индивидуальную лонжу, так что они свободно парили над землей, управляя полетом самостоятельно (на фото ─ космонавт-«сантехник» Райан Рейнольдс).

«Чужой», «Чужие» и «Чужой-3 (реж. Р. Скотт, Д. Кэмерон, Д. Финчер ─ 1979 г., 1986 г., 1992 г.)

Первые кадры появления «чужого» на экране. Его облачение планировалось сделать прозрачным ─ чтобы можно было видеть, как кровь-кислота циркулирует внутри ─ но реализовать идею на практике в 1978-м оказалось нереально.

Тетралогия о весьма агрессивной инопланетной форме жизни, растянувшаяся более чем на десятилетие, без преувеличения является культовой в истории кинематографа. Историю о том, как экипаж грузового космического корабля, вынужденный сесть на необитаемой планете LV-426 и встретивший там нечто ужасное, начал в самом конце 70-х Ридли Скотт (научно-фантастическая тема набирала популярность после выхода на экраны в 1977 году первого эпизода «Звездных войн»). Сценаристы Дэн О’Бэннон и Рональда Шусетт сделали «чужого» паразитирующей формой: не смотря на то, что первичная форма «чужого» (лицехват) вылупляется из яйца, потом ему необходим человеческий организм, чтобы развиться до полноценной особи. В первом «Чужом» капитан Эллен Рипли (роль, которая сделала звездой не известную до того времени Сигурни Уивер) – единственная, кто остается в живых. Взорвав космический корабль и выбросив монстра в открытый космос из спасательного челнока, она надиктовывает сообщение записывающее устройство и погружается в анабиоз. Для создания маски «чужого» (пришельца в то врем, конечно, играл актер) использовался человеческий череп, ему предполагалось сделать глаза и вообще изначально он довольно сильно был похож на гуманоида. Фильм имел большой успех (при бюджете в $11 млн он собрал в прокате более $100 млн), что и определило его продолжение.

«Чужие» ─ фильм режиссера Джеймса Кэмерона. Он так страстно желал снять продолжение «Чужого», что сам написал первоначальную версию сценария (именно Кэмерон настоял на том, что вторая часть должна быть сиквелом, а не самостоятельным фильмом). Преград у него на пути было предостаточно. Во-первых, Кэмерон в середине 80-х был малозначимой фигурой в Голливуде (в 1983-м он только-только принимался за съемки прославившего его «Терминатора» и писал сценарий для «Рэмбо-2»), а во-вторых, Сигурни Уивер не горела желанием возвращаться к истории «Чужого» и согласилась сниматься только потому, что ее заинтересовала драматическая составляющая характера ее персонажа. В «Чужих» Кэмерона проспавшая 200 лет капитан Эллен Рипли в итоге оказывается на Земле и практически сразу отправляется на помощь не подающим признаки жизни колонизаторам (колонизирована та самая зловещая планета LV-426) и оказывается в эпицентре схватки с расплодившимися «чужими». Лента Кэмерона – 100% блокбастер в самом лучшем смысле слова – стала в итоге самой масштабной, динамичной и зрелищной в саге о монстрах-пришельцах.

В стиле Кэмерона, в котором он снял своих «Чужих», ощущается и уже выпущенный на экран «Терминатор», и только будущий «Аватар».
Куклу матки «чужих» выполнили в двух вариантах: полном и миниатюрном. Большая управлялась изнутри двумя операторами, «малышкой» вертели при помощи тросов.

Меньше всего хвалебных отзывов получил приквел – «Чужой-3» (претенциозно вышедшей в США как Alien³). Это был дебют 30-летнего практически не известного режиссера Дэвида Финчера («Игра», «Семь», «Бойцовский клуб», «Зодиак» последовали позже). Сценарий перелицовывался много раз, прежде чем была утверждена финальная версия: спасательная капсула с капитаном Рипли и остатками выживших с LV-426 терпит крушение на планете Фиорина-161, где находится тюрьма особо строгого режима. Именно там, а не в космическом пространстве разворачиваются все действия по уничтожению «чужих». Сигурни Уивер была категорически против снова сниматься в «Чужом» (особенно с учетом того, что по сценарию всем актером нужно было побриться наголо) и согласилась только после утверждения ее со-продюсером проекта, внушительного гонорара (он составлял десятую часть первоначального бюджета фильма) и обещания убить-таки в финале Рипли.

Условие, которое поставила Сигурни Уивер, было выполнено: в финале фильма она, зараженная «чужим» и вынашивающая матку монстра, падает в расплавленный свинец и умирает вместе с зародышем.

Финчер оказался режиссером с норовом, который сумел рассориться практически со всеми участниками съемочного процесса и покинул проект сразу после окончания съемок («Чужой-3» ─ единственный фильм в истории «Чужих», в котором режиссер не имел никакого отношения к процессу монтажа и последующего промоушна). Завершение тетралогии оказалось провальным в США: не смотря на то, что мировые кассовые сборы в три раза превзошли итоговый бюджет ($159 млн против $50 млн), фильм получил массу негативных отзывов. Финчеру вменяли в вину отсутствие экшна, красочных боевых схваток и высоких технологий, излишнюю психологическую нагрузку и, конечно, мрачный финал. Этим же третья лента про инопланетную особь и отличается – неотвратимым гнетущим ощущением безысходности и ощущающимся практически во рту страхом и чувством смерти.

«Особь» (реж. Роджер Дональдсон, 1995 г.)

Еще один пример того, как любопытство может стать пороком. Сюжет «Особи», как и многих других фантастических фильмов, завязан на попытках изучить инопланетный разум. Сотрудники военной лаборатории получают из просторов космоса инопланетный код ДНК и решают скрестить его с человеческой ДНК. В результате на свет появляется девочка, которая растет не по дням, а по часам, и проявляет весьма агрессивный характер – гибрид человека и «чужого». Дальнейшее развитие фильма – попытки научных сотрудников поймать сексапильного монстра, который одержим жаждой оставить как можно более потомство мутантов. «Особь» ─ не самый идеальный пример научной фантастики (для кого-то жанр фильма будет ближе к эротическому триллеру с элементами ужаса), вместе с тем, незамысловатый грим, «игрушечные» монстры и местами наивные съемки умиляют, а игра актеров (Бен Кингсли, Майкл Мэдсен, Форест Уитакер, Мишель Уильямс и, конечно, < strong>Хенстридж) вызывает уважение. Кстати, «лук» пришелицы принадлежит фантазии швейцарского художника Ганса Гигера – создателя того самого первого «Чужого». 

«Пандорум» (реж. К. Альварт, 2009 г.)

Незамысловатый, казалось бы, сюжет (два астронавта приходят в себя анабиоза и не могут понять, откуда на корабле, который вез с Земли 60 тысяч переселенцев, мертвые тела и непонятные чужеродные твари) – всего лишь видимость. Здесь вам придется не столько наблюдать эффектные вспышки орудий (как раз спецэффектов в «Пандоруме» не очень много), сколько размышлять – о клаустрофобии, паранойи и шизофрении. И, конечно, сопереживать героям в их попыткам выбраться из гигантской капсулы смерти. Действие в меру динамичное, монстры отталкивающе мерзки, атмосфера ужасающе холодна и тягуча – классический пример крепкого «середнячка» из когорты фантастических фильмов про «чужих». Для скромного бюджета в $33 млн, которым обладал немецкий режиссер – более чем достойный результат.

«Аполлон-18» (реж. Г. Лопес-Гальего, 2011 г.)

Фильм, одним из продюсеров которого, кстати, выступил Тимур Бекмамбетов, рассказывает о засекреченной «лунной» экспедиции, в ходе которой на Луне были обнаружены доказательства существования внеземной жизни. Не смотря на заштампованный сюжет с большим количеством нестыковок (одной из главных является то, что игнорируя очевидную опасность, астронавты с завидным упорством продолжают лезть на рожон ─ например, в кратеры), кино, тем не менее, отлично выполняет свою задачу – околдовывает паранормальностью, пугает мерзкими непонятными существами, завораживает красотами лунного пейзажа. Подача «Аполлона-18» полудокументальна: художественный материал стилизован под таинственную съемку NASA (кстати, организация, обычно охотно сотрудничающая с кинематографистами, на этот раз взяла самоотвод и заявила, что фильм – полная мистификация). «Аполлон» противопоказан любителям экшна и блокбастеров: показанные в размытом образе членистоногих «чужие» здесь таинственные и невзрачные. Они вряд ли стали бы организовывать атакующие экспедиции и нападать, если бы на их территорию не вторглись первыми, хотя враждебность холодного космоса под сомнение, разумеется, и здесь не ставится. 

Фото: Getty Images, архивы пресс-служб

Нажмите и читайте нас в Facebook
Спецпроекты
НовыйОктябрь 2017
20 лет в России