Почему мы так любим путешествовать

[Стиль жизни] [Путешествия]
2164
Светлана Кольчик ─ о том, почему стремление не сидеть на месте у многих сегодня превратилось в зависимость и как с этим жить. Особенно если возможности часто срываться в в дорогу нет.
Светлана Кольчик с сыном во время одном из своих незабываемых путешествий

«Мама, а когда мы снова куда-нибудь поедем? Завтра?» ─ интересуется мой четырехлетний сын. Я в ответ улыбаюсь и качаю головой. Мы только вчера вернулись с каникул в горах, а он уже просится в очередное путешествие. Даже пол-суток в поезде (в один конец) его не смутили ─ наоборот. С тех пор, как мы проехали пол-Европы на скоростном Deutsche Bahn, он буквально бредит поездами. И спрашивает, когда же мы опять уезжаем, по несколько раз на дню. Против самолетов он, кстати, тоже не возражает, тем более что он столько раз на них летал. Первый раз ─ в два с половиной месяца. На Новый год сын попросил у Деда мороза еще одну поездку в Грецию и Турцию (мы были там прошлым летом, и ему хочется туда опять), а еще он недавно заявил, что когда ему исполнится восемнадцать, он «уедет в Нью-Йорк и свою поездку оплатит сам».

Я начинаю подозревать, что  у сына так же, как и у меня, а также у огромного количества представителей поколения миллениалов ─ и не только их ─ имеется одна любопытная зависимость. Немцы называют это wanderlust, а великий русский поэт почти пару веков назад окрестил ее емкой красноречивой фразой ─ «охота к перемене мест». Почему же мы так любим путешествовать?

Хотя нет. «Любим» ─ недостаточно передает эмоцию. Я уверена, что у многих из нас именно зависимость. Зависимость ─ от этого слегка детско-возбужденного и радостного состояния, в которое мы впадаем, когда мечтаем о поездке, планируем ее, предвкушаем, наконец, совершаем, вырываясь из рутины, и смакуем впечатления…

А потом, по возвращении, у меня, например, как и подобает при аддикции, часто наступает синдром отмены. По мере того, как улетучивается драйв от нового опыта, я начинаю чувствовать опустошение. Особенно, если на ближайший месяц не запланирован новый рывок. Иногда, в качестве утешения, я начинаю листать приложение Airbnb в айфоне. Вбив несуществующие даты, подыскиваю домик на Капри или шале под Церматтом, смотрю акции авиакомпаний и отчаянно ставлю в Инстаграм лайки под фото мотающихся по свету друзей.

По мере того, как мир становится все более открытым и прозрачным, этот самый wanderlust я наблюдаю у все большего числа знакомых. Я знаю немало людей, в том числе семейных, которые готовы сорваться в дорогу в любой момент ─ и при каждом удобном случае это делают. Среди фанатов вояжей есть и другая категория ─ гении планирования. У них перемещения забукированы, как правило, на год вперед. Некоторые тратят на поездки последние деньги. Тоже косвенное подтверждение наличия зависимости, разве нет?

Вот что считают ученые

С точки зрения эволюции, мы все ─ номады. В той или иной степени. Антропологи сходятся во мнении, что оседлому образу жизни от силы 10 тысяч лет. Для вечности это доли мгновения. То есть перемещения ─ у нас в крови. В буквальном смысле. Это ─ данность. Путешествия ─ это всегда новые эмоции. Это адреналин и риск. Все это стимулирует в мозгу рецепторы дофамина ─ нейротрансмиттера, отвечающего за активность, любопытство, а также удовольствия и новые впечатления, а также мотивацию к последним стремиться. «Все, что мы делаем в жизни ─ это, собственно, погоня за дозой дофамина, ─ объясняет психолог из Флориды Дэниэл Эпштейн, который как раз специализируется на зависимостях и прочих проблемах поколения миллениалов. ─ В этом смысле покупка авиабилета, нового чемодана или просто check in в очередную гостиницу ─ все это тоже повышает у нас уровнь дофамина».

Среди нас действительно есть те, кому сидеть на месте сложнее, чем другим. Не так давно появились новые исследования относительно гена DRD4, отвечающего за выработку дофамина. Ученые предположили, что примерно у каждого пятого наблюдается мутация этого гена, что может отражаться, среди прочего, к повышенной тяге к перемене мест. Более выражена эта мутация у людей, чьи предки много мигрировали по свету. Впрочем, в чьей родословной не найдутся такие предки?

И как с этим жить?

Далеко не у всех есть возможность ─ и время ─ постоянно совершать вояжи. Поэтому если вы находите у себя симптомы wanderlust, не лишним будет ответить себе на следующие вопросы.

Не означает ли, что вы стремитесь поскорее снова сесть на самолет, потому что вам некомфортно/скучно дома? И что только в дороге вы способны наслаждаться моментом, быть «здесь и сейчас»? Если вы отчаянно ищете escape, но от чего (или от кого?)? Подумайте, что в краткосрочной перспективе можно изменить в вашей повседневной жизни, чтобы хотя бы немного привнести туда немного новизны и «поездочного» настроения. Например, можно создать какую-нибудь новую традицию ─ еженедельную (в моем случае более реально ─ ежемесячную) date night ─ поход в новый ресторан с вашим мужчиной. Или начать регулярно (установленная периодичность ─ это очень важно) устраивать тематические девичники. Если у вас есть дети, можно придумать какой-нибудь новый ритуал с ребенком. Я, например, решила один день в неделю забирать сына из сада пораньше (или вообще оставаться дома) и устраивать мини-приключение ─ поход в музей, долгую прогулку или еще что-то «не рутинное».

А может вам наоборот не хватает стабильности? И занесенные в график грядущие поездки служат неким ее гарантом? Подтверждением, что жизнь продолжается и все не так плохо? В таком случае представьте год без поездок. Какие эмоции вы испытываете и почему? Меня, например, при мысли о 12 месяцев без «перемены мест», накрывает ощущение клаустрофобии. Спасает положение лишь идея какого-нибудь нового проекта с конкретной, желанной и относительно реалистичной целью. Например, придумать новый блог. Или наконец научиться танцевать танго (моя давняя мечта).

Возможность видеть мир ─ едва ли не самый ценный подарок, который мы можем сделать нашим детям и самим себе.

Если вы путешествуете не так часто, как хотелось бы, это можно частично компенсировать созданием мудбордов, посвященных месту, где вы недавно были или куда собираетесь или просто мечтаете поехать. Это, кстати, увлекательно делать вместе с детьми. А вообще, если и считать любовь к странствиям зависимостью, то она, пожалуй, одна из самых безобидных. И даже ─ довольно продуктивная. Во-первых, это неплохая воспитательная мотивация ─ учить языки, знакомиться, познавать мир. И учиться расставлять приоритеты. Когда мой сын, например, начинает клянчить у меня очередную игрушку, я предлагаю отложить эти деньги на новое путешествие. Примерно в половине случаев это работает. 

Фото: Getty Images

Нажмите и читайте нас в Facebook
Спецпроекты
НовыйНоябрь 2017
2.0 лет в России