Почему движение против домогательств – это война женщин против мужчин

[Стиль жизни] [Карьера]
2013
Как выражение «через постель», долгое время слывшее всего лишь пошлой шуткой, стало предметом гордости современных феминисток – оскорбленных мужским вниманием и от того получивших священное право ставить себя выше всех.
Голливудские актрисы и активистки кампании Time's Up против сексуальных домогательств, 8 января 2018 года

Женщины долго боролись за равенство с мужчинами: требовали права на собственность, кровью выбивали для себя возможность избирать свое правительство, яро отстаивали свое законное желание строить карьеру. Кажется, феминизм прошел уже через все стадии: его пиком стала нашумевшая сексуальная революция, разразившаяся на Западе в 1960-х и постепенно охватившая большую часть земного шара. Дамы, наконец, получили все, за что боролись со средневековых времен – мини-юбки, контрацепцию, кое-где аборты, секс по желанию, флирт и возможность выйти замуж и развестись с кем пожелаешь. Да здравствует свободный новый мир. We should all be feminists.

Разумеется, в эмансипации были свои прорехи. Их просто не могло не быть, учитывая столь молодой «возраст» женского движения. Если говорить о Западе, то для полного торжества равноправия здесь оставалось лишь отшлифовать вопрос с разницей зарплат и репрезентативностью женщин в политической и бизнес верхушке (что, к слову, и так демонстрирует положительную тенденцию). С остальным миром сложнее: где-то женщины просто не хотят, чтобы их сажали в политическую партию, где-то – не позволяет идеология. Со всеми этими проблемами мягко и дипломатично должны работать глобальные организации, типа «ООН-женщины», которые – на их счастье – широко поддерживаются западными звездами А-листа.

Суфражистки в Лондоне, конец 19 века

Но вдруг в головах этих самых звезд первого эшелона произошел качественно новый сдвиг. В США случился женоненавистник-Трамп, за ним объявился (точнее, разоблачился) развратник-Вайнштейн. Сексуальная революция перешла рубеж под названием харассмент – и подавлять разросшийся разврат были призваны те самые «женщины в черном», воинственные гламазонки, которые объявили себя посланницами «новой эры» и дружно продекларировали: «Время истекло» («Time’s Up»).

К оружию

Церемония минувшего «Золотого Глобуса» выглядела зрелищно. Статные и красивые актрисы, которые еще три месяца назад свергли с киноолимпа некогда легендарного Вайнштейна, явились на молчаливый протест против домогательств в самых разных индустриях. Для пущей эффектности все дамы пришли в черном: причем, забавно что, кто-то заявился на красную дорожку в «голых» нарядах, а кто-то – вроде отъявленных активисток Мэрил Стрип, Эммы Уотсон или Натали Портман – облачились в нарочито закрытые, почти викторианские платья. Пока одни по старой привычке продолжали соблазнять фотографов и зрителей, эти дамы смотрели в камеру воинственно и агрессивно, будто скандируя: «Одна мысль о сексе со мной – и я разрушу всю твою жизнь».

Хейли Болдуин
Натали Портман с активисткой Time's Up

Каждая дама, поднимавшаяся на сцену считала своим долгом упомянуть о домогательствах как продюсера, так и других авторитетов Голливуда. О том, что некогда они сами потакали развратному поведению главы The Weinstein Company не было сказано ни слова (а жаль, читайте: «Харви Вайнштейн среди нас: почему в век равноправия большие начальники все еще домогаются женщин»). В этой голливудской драме они – жертвы, а не сирены. И ровно так же должны себя чувствовать все женщины, которых когда-либо гладили по коленке или подмигивали на совещании.

Николь Кидман скандирует «Женщины – сила!», Натали Портман со злой иронией и упоением от собственного остроумия унижает всех мужчин-номинантов на награду лучшему режиссеру («And here are the all-male nominees»), а телеведущая Опра Уинфри и вовсе произносит речь под стать президентской (читайте: «Опра 2020: Америка приветствует своего нового президента (женщину)»).

Словом, смотрелся весь этот черный марш и правда устрашающе, особенно на фоне явно перепуганных актеров-мужчин. Недаром даже ведущий церемонии шутливо назвал собравшуюся публику «дамами и оставшимися джентльменами». Среди последних было немало тех, кто в знак солидарности натянул на себя черную рубашку и прицепил значок «Time’s Up» – но, положа руку на сердце, выглядели эти бравые парни, как загнанные в клетку львята. Будто чувствовали: один писк – и злые дрессировщицы шарахнут тебя чем-нибудь за посягательство на их священную правоту. Кроме непосредственно ведущего, никто из них не стал затрагивать тему харассмента в своих выступлениях, а актер Дэвид Харбор на вопрос журналистов, что такое «Time’s Up», пробубнил нечто невразумительное.

Мужчины напуганы, и совершенно справедливо – ведь, кажется, что разгневанные дамы всех их записали в категорию развратников и пошляков. И никто не застрахован.

В постели с врагом

Авторитетный журнал Time неслучайно присудил традиционное звание «Человека года» всем тем женщинам, которые нашли в себе силы признаться в том, что когда-то их тоже домогались. В этом плане все откровенно лицемерные обвинения актрис в адрес Вайнштейна вылились в положительный импульс, распространяющийся по всем Штатам и, как подмечают аналитики, некоторым странам Западной Европы. Ведь основная цель кампании «Time’s Up» – остановить насилие и домогательства не только в кино и театрах, но и в тех индустриях, где до сих пор присутствует культура мужского доминирования (ресторанный и гостиничный бизнес, армия, тяжелая промышленность и так далее). 

Марш женщин против сексуальных домогательств #MeToo, 12 ноября 2017 года

Задача действительно благородная, и в целом отвечает ценностям любой другой общественной организации. Вот только методы достижения равенства фатально изменились.

Домогательство – преступление малопонятное, даже с точки зрения права. Скандал в Вайнштейном это ясно показал. Не нужно никакое следствие и никакие доказательства – достаточно лишь того, чтобы какая-нибудь женщина просто сказала, что ее домогались 30 лет назад. И поверят именно ей. Ее «обидчика», конечно, в тюрьму не посадят (просто потому, что преступление не уголовное), но общественное порицание будет хуже заключения. Вайнштейна, например, принудительно уволили – хотя, между прочим, в его контракте всегда было прописано, что за домогательства тот просто будет получать штрафы – а простые люди с кулаками кидаются на него на улице. Неудивительно, что тренд быстро прижился – на настоящий момент в преступлениях против дамской (и не только) чести уже обвиняют Кевина Спейси, Стивена Сигала, Дэвида Блейна, Джеймса Франко, Майкла Дугласа и других. И это не погрешности: из-за нескольких недоказанных показаний более двадцати знаменитых мужчин в лучшем случае подпортили репутацию, а в худшем – поплатились карьерой. 

Майкл Дуглас - одна из последних жертв обвинений в харассменте

Такой расклад открывает дамам огромный простор для мести – или же просто для шантажа. Теперь аргумент «через постель» – это их безотказное доказательство. В любом случае женщина окажется в выигрыше: либо ее «обидчика» понизят и уволят (а она, чего доброго, еще и займет его место), либо перепуганный мужчина просто заключит с ней досудебное соглашение (вполне законно) и выплатит неплохую компенсацию. 

А в это время все женщины мира будут праздновать свой триумф. В открытом письме «Time’s Up», под которым подписалась добрая сотня героинь «фабрики грез», авторы обращаются к женщинам не иначе, как «дорогие сестры». Будто теперь все, кто каким-либо образом когда-нибудь сталкивался с нежелательным мужским вниманием, принадлежат к особому обществу, выйти из которого – аморально и попросту невозможно. 

Лазутчики

Впрочем, не ровен час, как громкое обращение «дорогие сестры» потеряет свою актуальность, ведь в последнее время индустрия шоу-бизнеса искрит все новыми и новыми обвинениями в харассменте, поступающими… от мужчин. Это редкий феномен – и, пожалуй, тот самый случай, когда исключение только подтверждает правило. 

Еще в первую, «вайнштейновскую» волну разоблачений от обвинений в домогательствах гомосексуального характера пал уже вышеупомянутый Кевин Спейси, чью карьеру не спасли даже искренние извинения, граничащие с раскаянием, и неожиданный каминг-аут актера. Извинениям не поверили, а признание в гомосексуализме многие расценили как слабую попытку отвлечь общественное внимание от скандала. Но номер, что называется, не прошел: отныне один из самых востребованных актеров объявлен персоной нон грата во всех грядущих кинопроектах (даже руководство «Карточного домика» не стало медлить с выдворением восвояси своей главной звезды). 

Примечательно, что за обвинениями Спейси стояли мало кому известные актеры, чьи имена общественность вспомнила только в свете скандала. Один из них – Гарри Дрейфус – помимо родства со своим оскороносным отцом так и не смог отличиться на киноолимпе. Другой – Энтонни Рэпп – за всю свою карьеру так и не сыграл ни в одной сколько-нибудь примечательной картине, кроме как сериала «Стар Трек». Тенденция, в общем, налицо: даже безызвестные гетеросексуалы готовы выставить на всеобщее обозрение грязное белье своего прошлого, чтобы свергнуть с пьедестала общепризнанных гигантов индустрии.

Без мужских разоблачений не остался и мир моды. Здесь сразу несколько мужчин-моделей и ассистентов объявили охоту на всеобщих любимчиков, фотографов Брюса Вебера и Марио Тестино, которые до недавнего времени приравнивались чуть ли не к гениям современного фотоискусства. Последний, к слову, в течение многих лет остается главным придворным фотографом британской королевской семьи. Именно его авторству принадлежат все знаменитые фотосессии принцессы Дианы, официальные портреты Виндзоров, помолвочные снимки принца Уильяма и Кейт Миддлтон, а его ученику, Алекси Любомирски, было поручено запечатлеть помолвку принца Гарри и Меган Маркл (читайте: Фото с намеком: 5 фактов о помолвочной фотосессии принца Гарри и Меган Маркл). 

Марио Тестино на выставке портретов принцессы Дианы его авторства, 2005 год

Но харассмент-инквизиция, запущенная оскорблёнными женщинами и лихо подхваченная некоторыми мужчинами, не щадит даже легенд. Обвиненные то в демонстративной мастурбации, то в насильной имитации полового акта, Вебер и Тестино не успели даже слова сказать в свое оправдание, как лишились контрактов с ведущими модными домами и «глянцевыми» издательствами (королевская семья пока хранит молчание). Примечательно, что следуя этой логике, публичной анафеме стоит предать и таких светил как Леонардо да Винчи, Оскар Уайльд и Энди Уорхол. Но так далеко обновленные ценности современного мира не распространяются.

В своем официальном заявлении Анна Винтур объявила, что, несмотря на многолетнюю личную дружбу с Тестино, ее издание и весь американский Condé Nast отказывается от услуг фотографа

И вот еще что интересно. Оружие, которое женщины так ловко развернули против мужчин, однажды пробовали было пустить и против дамы. Речь идет о певице Марайе Кэри: сразу же после скандала с Вайнштейном ее бывший телохранитель и еще несколько сотрудников персонала ее дома обвинили свою начальницу в оскорблениях и сексуальных домогательствах. Казалось бы, ситуация один в один: мужское слово против женского (и ничего больше). И, тем не менее, Вайнштейн, Спейси, Тестино и еще с десяток мужчин теперь только и могут, что уповать на накопленное состояние, а вот Марайя Кэри не только не столкнулась с публичным осуждением, но еще и спокойно заявилась на глобусовский марш в черном платье и с улыбкой выступала за движение Time’s Up. 

Марайя Кэри перед церемонией "Золотой глобус", 8 января 2018 года
На after-party со своим новым кавалером, танцором Брайаном Танка

Словом, не так уж и важно, кто обвиняет в харассменте – он или она. Главное, чтобы обвиненным оказался именно мужчина – и именно очень влиятельный.

Все или ничего

Уровень общественной дискуссии стремительно опускается до отметки «вы либо с нами, либо против нас». Вот, например, французская актриса Катрин Денев и с нею сотня европейских деятельниц культуры – против. В открытом письме в Le Monde эти женщины яро отстаивают право мужчин «приударять за женщинами», расценивая это как неотъемлемую часть сексуальной свободы, к которой человечество шло веками. 

Катрин Денев

«Насилие – это преступление, но попытка флирта – пусть неуклюжая и грубая – это не преступление, а внимание – это не агрессия со стороны мужчины», – говорится в письме.

По мнению авторов, вся текущая ситуация начинает все больше напоминать скотобойню, где мужчин, словно свиней, отправляют на верную погибель без права хоть как-то оправдать себя. Пресловутая презумпция невиновности в таких случаях попросту не действует. Мужчины обречены – и женщины, вместо того, чтобы бороться со злоупотреблением власти отдельных персон, объявляют о своем праве вести тотальную и «пуританскую» охоту на ведьм. Если раньше без разбора сжигали всех красивых, то теперь публичной экзекуции будут повергнуты все, кому не довелось родиться девочкой.

Мнение француженок уже подверглось злобной критике со стороны американок, во главе которых – Эшли Джадд, уже обвинившая Денев в женоненавистничестве (внезапно). Впрочем, дело здесь совсем не в трансатлантическом противостоянии. Секрет кроется в градусе воинственности и мнимой жертвенности, которую женщины готовы или не готовы приносить. Условные «американки», к примеру, предпочитают дискредитировать мужчин, продолжая при этом агрессивно отстаивать свое право на сексуальность (принцип «смотри, но не трогай»). «Француженки» готовы мириться с последствиями неловкого флирта ради того, чтобы чувствовать и наслаждаться собственной соблазнительностью по полной.

Но есть еще один путь – тоже, кстати, американский. Правда, датируется он 1920-м годом.

Элис Рейли, президент Антифлирт-клуба в Вашингтоне, 1923 год

Называется он «Антифлирт-клуб» и был создан группой молодых девушек в Вашингтоне в начале прошлого века. По сути, у него были те же цели, что и у современного движения «Time’s Up» – бороться с домогательствами в автомобилях, на улицах и других общественных местах. Как и у любого клуба, здесь тоже были свои «правила игры». Вот лишь некоторые из них: не подмигивать («трепетание одного глаза может вызвать слёзы в другом»), не флиртовать («те, кто поспешно флиртует, часто раскаиваются потом»), не провоцировать женатых или тех, кто старше («они, как правило, из тех, кто хотят забыть, что они отцы»), и так далее.

Кодекс и правда пуританский, не спорим. Но думается нам, что в отличие от современных актрис, эти дамы прекрасно понимали всю неосуществимость поговорки «и рыбку съесть, и в воду не лезть» (или как вам угодно). И, возможно, именно в этом заключается мудрость наших прабабушек – и откровенная неадекватность их сегодняшних правнучек.

Фото: Getty Images, Giphy, ABC

Нажмите и читайте нас в Facebook
Спецпроекты
НовыйИюль 2018
Summer Night