Самый лучший новый год: о чем говорят редакторы Marie Claire

[Новости] [Marie Claire Live]
450
Не известно, из каких соображений и по какой причине кто-то придумал оставить 31 декабря рабочим днем. Но, согласитесь, настроение в этот день «рабочим» назвать ни у кого язык не повернется. В редакцию принесли очередной мешок с мандаринами, на столе благоухает композиция из еловых веток, конфет и шариков. И за чашкой чая с кусочком рождественского пирога (который мы поглощаем вот уже три дня – настолько он огромен) спонтанно возникает тема: «А вы можете вспомнить свой самый лучший Новый год?»

Иван Безуглый, beaty-редактор Marie Claire: «Мой самый незабываемый Новый Год был в 2012 году. Волею судеб я и мои друзья оказались в Сенегале. Причем, каждый из нас узнал об этом только на месте, буквально за пару дней до торжественного события. Сенегал – страна в Западной Африке не самая большая, но остановились мы, конечно же, в совершенно разных ее частях. Я оказался безумнее всех, поэтому нашел таксиста, который согласился везти меня за 40 евро три часа в одну сторону (и более того: вернуться через полтора дня и забрать обратно). Наградой за мне была большая компания друзей, с которыми гораздо сложнее было встретиться в Москве, сверкающая гирляндами пальма вместо елки, прыжки в бассейн, заботливо припрятанное французское шампанское, танцы до утра и рассвет на берегу Атлантического океана.

Мария Волошинова, ассистент-редактор Marie Claire: В отношении Нового года я консерватор: самый лучший праздник для меня – в кругу семьи и друзей. Поэтому, наверно, я не могу вспомнить ни одного неудачного. Но четыре из них запомнились, как очень особенные: тот, когда я получила в подарок огромный розовый дом для Барби; тот, что я встречала с семьей на даче, – в деревянном доме с огромной елкой, которую мы наряжали во дворе, и салютом на фоне звездного неба; тот, который я впервые встретила не с семьей; и, наконец, тот, который я встретила на Сахалине. Меня позвала с собой лучшая подруга-однокурсница на втором курсе университета – в дом ее родителей. Это был самый необычный Новый год, но не потому, что я встретила его за семь часов до Москвы, а потом вместе с Москвой на далеком острове. В новогоднюю ночь двор занесло снегом, и мы провели следующие два дня, откапывая себя из снежного плена. Я первый раз встала на горные лыжи. Убегала от волн на берегу Охотского моря и ела самую свежую морскую капусту – которую только что вынесло на берег. За одну неделю побывала в большем количестве саун, чем за всю свою жизнь. И, самое главное, в тот раз я впервые после детства вспомнила ощущение новогоднего чуда. Когда мы приехали в аэропорт, оказалось, что билетов на наш рейс было продано больше, чем мест в самолете, и нам их не хватило. Мы подошли к специальному окошку, не зная, чего ожидать, а оттуда нам протянули ваучеры в отель на территории аэропорта и два билета в бизнес-класс на следующий день. Мы успели как раз к празднику.

Анна Бурашова, главный редактор Marie Claire: Каждый НГ я считаю безусловно удачным: и когда встречала его в веселой, яркой компании в центре Вены, и когда сидела одна дома с оливье и первоканальными звездами. Мне в равной степени было хорошо. Оттого, что я в новой одежде (искренне верю в примету, что в момент наступления Нового года на тебе должна быть минимум одна обновка), в бокале - шампанское, а в голове - wishlist, который надо мысленно озвучить под бой курантов. Я знаю, что первой мне позвонит с поздравлениями любимая подруга - уже много лет эта традиция не меняется. А я сама позвоню родителям и сестре. Наверное, мой Новый год - это большая традиция, которая состоит из множества мини- и микро-традиций. Наряженная игрушками из моего детства елка - одна из них. Как и много лет назад я перекладываю их ватой, потому что это лучшее напоминание о маленькой мне, сидящей на полу перед простой советской искусственной елкой и разбирающей стеклянные бусы и шары.

Алина Олейникова, fashion-редактор Marie Claire: Когда я была маленькой, то всегда хотела поскорее вырасти, стать самостоятельной, взрослой, чтобы можно было отмечать новогодние праздники с друзьями и гулять целую ночь. Время шло, я становилась старше, появились долгожданные новогодние вечеринки у друзей, зимние лагеря, но предвкушение праздника постепенно начало угасать. И дело не в том, что, как оказалось, Деда Мороза не существует. Дело в другом. И тут меня осенило - мой самый лучший Новый год - это я и моя семья рядом. Когда ты идешь с папой провожать старый год через парадную дверь, а новый впускать через форточку. Когда дед мороз - добрый волшебник, успел положить заветный подарок и тебе под елку. Когда ты маленький и тебя все любят. Жаль, что это больше не повторится.

Света Воронцова-Вельяминова, fashion-редактор Marie Claire: Знаете, Новый год по-настоящему волшебным получался только в детстве. Моя мама, например, подкладывала мне под елку игрушки, конфеты и другие небольшие подарки, кажется, в течение месяца. Каждое утро - разные. И советские елочные игрушки казались настоящими (хотя и сейчас многие разыскивают старинные игрушки тех времен, все не то), и елки были выше и зеленее. Если совсем честно, идеального Нового года с тех пор не получалось ни разу. В этом году я решила, что в новогоднюю ночь буду красить стены квартиры в белый, это такой перформанс, чтобы начать новый год с белого листа. Вообще, что касается необычных сценариев, то я бы, наверное, однажды хотела попробовать вообще абстрагироваться от Нового года и не отмечать его привычным образом. Но этого у меня пока не получалось ни разу: каждый год мандарины, оливье и условный фильм Рязанова все равно почему-то сильнее, обычно в последний момент они берут надо мной верх.

Ксения Куркина, fashion-редактор Marie Claire: Новый год последние лет пять перестал быть для меня чисто семейным праздником в классическом понимании, коим был в детстве. В последнее время я все чаще его праздную большой компанией в кругу друзей, моих ли, или моей семьи, и иногда не в Москве или загородом, а вне страны в принципе. Как показывает практика, это один из самых удобных случаев насладиться полноценным отпуском, когда никто не тревожит, потому что отдыхает, действительно, вся страна. И, конечно, в моих мечтах существует пара направлений, куда я очень бы хотела поехать. Во-первых, западное побережье США! Отчетливо вижу себя там за рулем олдскульного мустанга, следующего по маршруту Сакраменто – Сан-Франциско – Лос-Анджелес – Сан-Диего с заездом в Лас-Вегас и безусловно Гранд-Каньон. Еще одно место, где я вожделею побывать – это Марокко. Говорят, в зимнее время жара там не столь невыносима, поэтому еще один Новый год моей мечты я вижу в садах виллы Ива Сен Лорана и маленьких улочках старого города Феса. Ну и последним из желанных не так давно родившихся вариантов стал Узбекистан – с посещением Самарканда, Бухары и Хивы. Поскольку зашкаливающий курс оставляет желать лучшего, вариант с Узбекистаном среди прочих сейчас кажется самым реальным, потому надеюсь, что совсем скоро поделюсь с вами своим селфи по-узбекски.

Инна Логунова, life-style редактор Marie Claire: Всегда хотела оказаться на Рождество и Новый год в Вене. Все эти рождественские рыночки, глинтвейн, пунш, уличная еда — и музыка. В новогоднюю ночь в центр города наполняется звуками вальса — его танцуют прямо на улице, под открытым зимним небом, которое в полночь освещается огнями фейерверка на Ратушной площади. Мы затеряемся в разношерстной праздничной толпе, прокатимся на теплоходе по Дунаю, опьянев от шампанского, бесконечных штраусовских вальсов, полек, мазурок, маршей и разлитого в стылом воздухе ощущения беззаботного счастья, такого концентрированного, такого пронзительного и абсолютного. А потом будем долго шататься по улицам с чувством безграничной и безусловной любви ко всем окружающим, обниматься с незнакомыми людьми, с умилением желать им Happy New Year, Guten Rutsch ins neue Jahr, Año nuevo, vida nueva на безумной смеси знакомых и незнакомых языков, чтобы под утро наконец завалиться в гостиницу и, не проспав и трех часов, отправиться завтракать на Ратушную площадь. Здесь на большом экране будут транслировать концерт Венского филармонического оркестра — и в этот момент, сквозь окно кафе, мы, сонные и уставшие, вдруг заметим фигуру элегантного господина с пышными старомодными бакенами. Да нет, показалось. Просто сказки Венского леса.

Анастасия Харитонова, beauty-директор Marie Claire: Давно и прочно люблю Англию. Не просто Великобританию, а именно провинциальную Англию, так сочно «нарисованную»  Диккенсом в «Записках Пиквикского клуба» и детально воссозданную  Агатой Кристи в детективных романах. Каждый год накануне Рождества я стараюсь оказаться в Лондоне – по-моему это лучшее место для создания правильного настроения (ну, может быть, с ним могут соперничать Мюнхен и Зальцбург). Тем не менее ни разу мне случалось встретить сам праздник в загородном поместье. А это мечта! Пусть не Daunton Abbey, пусть что-то более уютное и семейное – с горящим закопченым камином, клетчатыми пледами, рождественским пудингом и обязательным бокалом островного прикопченого виски тридцатилетней выдержки. Да, и конечно, со своим скелетом в шкафу... Все, как у старушки Агаты.

Нажмите и читайте нас в Facebook