Дэниел Рэддклифф: «Часто кассу делают ужасные картины»

[Стиль жизни] [Знаменитости][Интервью]
95
Вслед за Анджелиной Джоли английский актер Дэниел Рэдклифф тоже стал носить рога в кино. Чего не сделаешь ради того, чтобы мир перестал воспринимать тебя как бывшего Гарри Поттера!
Фотография Getty Images

Может, вы мне скажете, почему я так удивляю людей, – спрашивает меня Дэниел Рэдклифф, делая при этом разочарованную физиономию. – Я хочу сказать, неужели во мне нет ничего романтичного?» Этот вопрос ставит меня в тупик. Я всячески старалась избегать слов, начинающихся на «Г» (Гарри) и «П» (Поттер), чтобы Дэниел, не дай бог, не обиделся, и в результате добилась совершенно обратного эффекта. Но это действительно странно – видеть его в новых взрослых ролях, как, например, в мелодраме «Дружба и никакого секса?», которая шла в прокате в октябре. Нам странно, а вот 25-летний Рэдклифф уже семь лет пытается убежать от тени маленького волшебника из Хогвартса. И не без успеха. Кто видел его в постановке «Лошади» (Equus), что шла в 2007 году в лондонском Gielgud Theatre, понимает, о чем я говорю. «Все вы наблюдали за тем, как растет мальчик в школьной форме. А теперь представьте, что я могу показать и другие, куда более сексуальные образы».

Надо отдать ему должное, в последние несколько лет Рэдклифф намеренно и упорно избегал участия в крупных коммерческих кинопроектах, отдавая предпочтение фильмам, способным вызвать интерес у влиятельных критиков. В 2012-м так было с готическим триллером «Женщина в черном». В 2013-м – с детективом «Убей своих любимых», в котором встречаются сразу три главных писателя поколения битников: Аллен Гинзберг, Джек Керуак и Уильям Берроуз. Новый психологический хоррор «Рога», который выходит в декабре, снят по мотивам одноименного романа Джо Хилла (кстати, сына Стивена Кинга!) и должен закончить процесс трансформации Рэдклиффа из ребенка-актера в полноценного голливудского игрока. Раз и навсегда.

Герой Дэниела, Иг Перриш, проснувшись в один прекрасный день, обнаруживает у себя на лбу рога. Сразу предупреждаю: с поттерианскими фантазиями этот сюжет не имеет ничего общего. Парня обвиняют в хладнокровном убийстве собственной подруги, а рога дают ему шанс выйти на след настоящего убийцы. «Они помогают мне услышать самые сокровенные мысли окружающих, – объясняет Дэниел. – И это страшный дар, иметь который пожелает далеко не каждый. В фильме есть сцена, где мой герой, глядя на улыбающуюся мать, слышит ее мысли: “Почему бы тебе просто не уйти? Мне не нужен такой сын!”»

Фотография Getty Images

Конечно, новые фильмы, в которых снимается Рэдклифф, получают совсем иную долю успеха, несопоставимую с миллиардами долларов, вырученных от проката сказок про Гарри Поттера. «Коммерчески успешный фильм и хороший фильм – это не одно и то же, – размышляет Дэниел. – Часто кассу делают ужасные картины. На нынешнем этапе жизни мне важнее проявить себя как актера». Сегодня уже ничто не мешает ему критически подходить к тому, как он играл в детстве. «Я никогда не стану этим гордиться, – признается он честно. – Совершенству нет пределов. Мне только 25, и у меня еще все впереди».

Всего 25 – или уже 25. От этого странного ощущения невозможно избавиться. Мы все думаем о Рэдклиффе как о мальчике. И нам кажется, что мы знаем о нем все. Дэниела это очень злит. Недавно журнал US Weekly попросил актера назвать 25 фактов из собственной биографии, которых мы не знаем. «Глупейшая затея! Что такого люди обо мне не знают? И зачем им знать обо мне все? Когда вы промоутируете свой фильм, то как бы вторгаетесь в чужую жизнь под разными предлогами, – говорит Дэниел, словно извиняясь. – Так что, когда я не занят в кино, то стараюсь быть максимально незаметным. Я и так уже 15 лет у всех на виду. Не хочу, чтоб людей тошнило от моего вида!»

Да, Рэдклифф вырос у нас на глазах, и это стало источником для бесконечных обсуждений одних и тех же тем. Дэниел – заложник звездной роли. Все вспоминают, как ребенком он заработал свыше ста миллионов долларов (он сам не любит говорить о деньгах), о том, что четыре года назад у него были проблемы с алкоголем (сейчас он не пьет спиртного). Сотни тысяч молодых людей в Англии сталкиваются с проблемой алкоголизма в раннем возрасте, но именно случай Рэдклиффа, мальчика из кино, не может оставить публику равнодушной.

Какой же он на самом деле, этот Дэниел Джейкоб Рэдклифф? Родился в Лондоне, рос в районе Фулхэм, был единственным ребенком в семье. Его мама – Марсия Джанин Грэшем Джейкобсон, агент по кастингу, отец – Алан Джордж Рэдклифф, литературный агент. Сейчас Дэниел переселился в Нью-Йорк. «Я человек активный, – говорит Рэдклифф хорошо поставленным голосом, которым вполне можно было бы озвучивать детские телепередачи на BBC. – И это мой большой плюс, потому что это очень хорошее свойство для работы в киноиндустрии. Обычно люди жалуются, когда у них затягивается рабочий день, а меня это не напрягает. Говорят, что я трудоголик, а мне просто нравится моя работа. И я тоже люблю иногда ничего не делать. Это всем необходимо. Вот и я после нескольких месяцев работы обязательно букирую себе полноценный отпуск».

Рэдклифф уже два года встречается с американской актрисой Эрин Дарк, с которой познакомился на съемках фильма «Убей своих любимых». Кстати, он собирается увидеться с ней после нашего интервью, но не говорит, где. Дэниел часто и подолгу бывает в Великобритании, но в Нью-Йорке он уже чувствует себя как дома. Во многом благодаря Эрин. «Как-то я хотел сделать ей сюрприз – собирался неожиданно прилететь в Нью-Йорк. Долго держался, но сам себя выдал: мы говорили по телефону, и я понял, что у Эрин был тяжелый день и она в ужасном настроении. Я сказал: «Знаешь, уже завтра я буду в Нью-Йорке и мы с тобой увидимся». И почувствовал, что именно это она хотела услышать».

Фотография Getty Images

К новому американскому дому ему, правда, пришлось некоторое время привыкать. «Знаете, что мне нравится в Нью-Йорке? Тебе не обязательно быть ньюйоркцем, чтобы чувствовать себя здесь комфортно. Люди, которые в других местах друг другу не подошли бы, тут замечательно сосуществуют. Мне кажется, что в Калифорнии живут все те, кто был крутым в школе, а в Нью-Йорке те, кто был в школе аутсайдером (именно таких я считаю по-настоящему крутыми)». Даже такое сомнительное сравнение звучит из его уст как ода любимому городу, в котором Дэниел продолжает успешно работать. Уже на подходе фильм «Неудачница» (Trainwreck) с Тильдой Суинтон (снимают в Нью-Йорке). Затем «Бруклинский мост», название которого говорит само за себя. Дэниел зав­тракает в американских дайнерах, играет с друзьями в лазертаг и избегает Twitter. «Наверное, я рискую показаться старомодным, но я терпеть не могу все эти современные коммуникации, не вижу в них никакого смысла. У меня есть что-то вроде внутреннего чутья, встроенного датчика, помогающего определить, с кем нужно находиться рядом, а с кем нет. Я человек вежливый, но терпеть не могу хамства и наглости. И я знаю, как за себя постоять. Если какой-то урод зайдет слишком далеко, я не стану этого терпеть. Иногда встречаются люди, которые, выпив, становятся храбрыми и начинают до меня докапываться. Я всегда оставляю за собой право жестко им ответить», – говорит Дэниел, и видно, что эти слова не доставляют ему удовольствия, но ему приходилось сталкиваться в жизни с такими ситуациями. «Однажды в Канаде я зашел в бар, и там был парень в длинном, до пола, плаще, с виду похожий на индейца. Он обратился ко мне, имитируя британский акцент: “Эй, мистер Рэдклифф, пожалуйста, поприветствуйте эту замечательную девушку!” – и представил меня симпатичной девушке, бывшей, как мне тогда казалось, с ним. А через минуту этот парень произнес ту же фразу, обращая мое внимание на другую девушку. Видимо, так он рассчитывал с ними познакомиться. Естественно, мой ответ был: “Иди ты в зад­ницу, придурок”».

Мне действительно понравился Рэдклифф, который к концу интервью совсем разошелся. Приятно было видеть, что он остается нормальным человеком при том сумасшедшем доме, который творится вокруг него. Я почувствовала, что Дэниел круче, чем сам себе кажется. «Я никогда не был крутым здесь, потому что крутость тут воспринимается немного иначе, – признается Дэниел. – Мне не хочется стыдится своих эмоций, я свободно говорю то, что думаю. Я даже не боюсь показаться неинтересным собеседником. Это все слишком скучно. Не могу себе представить, что стал бы разговаривать с человеком на такие темы, если бы не почувствовал подлинный интерес к своей персоне». Что ж, похоже, наши симпатии взаимны.

Нажмите и читайте нас в Facebook
Спецпроекты
НовыйОктябрь 2017
20 лет в России