Фаррелл Уильямс: «Лучшую музыку я пишу, работая с другими»

[Life&Love] [Интервью][Знаменитости]
75
Человек в шляпе (у него их много – и все одинаковые), музыкант и продюсер Фаррелл Уильямс обладает удивительным даром: все, к чему он прикасается, становится золотом. Главный хитмейкер нашего времени рассказал Marie Claire о своих суперспособностях.

Уильямса уже сейчас можно назвать человеком года – не ошибешься. Он автор планетарных хитов «Get Lucky» (записан совместно с группой Daft Punk) и «Blurred Lines» (вместе с Робином Тиком). Его собственный сингл «Happy» с вышедшего весной альбома G I R L (именно так, с пробелами) стал самой успешной песней этого года. Музыка, мода, дизайн – у него все превращается в золото. Очарованный космосом 41-летний эстет, визионер и миллионер встретился со мной в своем шикарном особняке во Флориде.

«Happy» стал международным гимном. Как это у вас так получилось?

Я просто хотел сочинить что-нибудь хорошее с такой идеей и приступил к работе, но, конечно, понятия не имел, что песня всем понравится.

Слава как-то ограничивает вас?

Я артист и живу по собственным правилам. Однако у меня есть определенные моральные обязательства, поскольку моя музыка, оказывается, может влиять на людей. Мне нравится отдавать что-то и помогать другим, а не только потреблять и быть эгоистом. Я вдохновляюсь другими людьми.

Ваша продюсерская компания называется i am OTHER (Я Другой). Почему другой?

Я не могу жить в ящике. Я не верю ни в потолок, ни в пол, ни в стены – только в двери и окна. Поэтому я хотел все сделать по-другому. Название должно было стать чем-то вроде манифеста. В США с недавних пор в анкетах вам задают вопрос, к какой этнической группе вы принадлежите, и там всегда есть графа «другое». Именно эту графу я отмечаю, потому что верю, что в каждом из нас скрыты беспредельные возможности. Нужно просто проявить любопытство, чтобы понять, в чем наш уникальный талант. Заявляя, что я другой, я отказываюсь быть тем, кем меня ожидают увидеть, показываю, что не желаю соответствовать стереотипам.

Вы не раз говорили, что хотите изменить культуру человечества!

«Я Другой» – это живой организм, он дышит, как полезная бактерия, которая мутирует и размножается, словно в эпоху зарождения жизни на Земле. Мы прошли путь от первичного супа до человеческого существа, и нам никто не говорил, что нам делать. В проекте «Я Другой» присутствует такой элемент свободного духа, но выражаем мы себя посредством технологий, которые связывают нас с человечеством.

Фотография Getty Images

Вы талантливый музыкант, но прославились во многом благодаря совместным проектам с другими. Почему так?

Свою музыкальную карьеру я начал еще в университете. Учеба меня очень дисциплинировала. Ты должен быть всегда начеку, потому что жизнь – это бесконечный университет. Когда я сотрудничаю с каким-то артистом или брендом, это как ускоренная школа жизни. Я узнаю, что они за люди, как живут, что их волнует. И раскрываю для себя их таланты. Работая с Ниго (японский музыкант, дизайнер марки­ A Bathing Ape. – прим. MC), я многое узнал о моде. Марк Джейкобс тоже много интересного рассказал. Работая с Jay-Z, я научился писать без бумаги и ручки. Можно, оказывается, писать на воображаемом холсте. При этом фраза может быть бесконечно длинной, и никто не будет вас критиковать – вы ведь пишете ее на своем особенном внутреннем холсте. Учиться нужно всегда, в противном случае ваша жизнь проходит впустую. Мы приходим в этот мир, чтобы получить опыт. 

И что же это означает?

Что самую лучшую музыку я пишу, работая с другими, потому что впитываю в себя их эмоции. Ведь люди – это энергия, вибрации. Вам разве не случалось говорить: «Мне не нравится энергия, которая от него исходит»? Так бывает. Когда я работаю в студии, я четко это ощущаю. Я анализирую то, что люди рассказывают мне о своей­ жизни по дороге в студию, вслушиваюсь в их голоса. Моя работа заключается в том, чтобы помочь вырасти розе, пробивающейся сквозь асфальт, так, чтобы это было интересно с точки зрения музыки – чтобы люди сказали: «О, что это?!» В одиночку у меня так не выходит. С космонавтом Баззом Олдрином мы написали книгу «Места и пространства, в которых я был» (Pharrell: Places and Spaces I’ve Been). С архитектором Захой Хадид работаю над проектом дома в Майами. И, конечно, мне просто необходимо сотрудничать с самыми разными музыкантами. Музыка – это пропуск ко всем тем вещам, которые я сделал в жизни.

Что помогло вам стать артистом?

В районе Вирджиния-Бич, где я вырос, дети больше интересовались оружием. Но в моем доме музыка звучала постоянно. Родители­ каждый день слушали Earth, Wind & Fire и Parliament Psychedelic. Тетя включала Стиви Уандера. А по соседству находился клуб Hells Angels, где я услышал Боба Сигера и Led Zeppelin. По радио я слушал все подряд, от Принца до Tears For Fears. Мое окружение заразило меня музыкой. Знаете, некоторые люди обладают врожденной склонностью к чему-то. Но это еще ничего не значит, поскольку только вы сами способны решить, что делать со своей жизнью. Но окружение может подтолкнуть вас. Когда я пошел в пятый класс, моя бабушка сказала: «Ты берешь мои ложки, чтобы барабанить ими по тарелкам. Не лучше ли тебе заняться этим в музыкальной школе?» И тогда я пошел учиться играть на ударных и встретил там Чада Хьюго, с которым позже мы основали­ продюсерскую компанию The Neptunes (один из самых влиятельных продюсерских центров в США, специализирующийся на хип-хопе и фанке. – прим. MC). Так что спасибо моей бабушке.

Фотография Getty Images

Мода - это для вас важно?

Очень важно, ведь одежда – это часть вашей личности. Если вы скромный, будете носить неброские цвета, вещи, которые не подчеркивают фигуру, не привлекают внимание. Если вы творческая личность, ваши цвета будут яркими, а одежда более облегающей. Я, например, обожаю яркие цвета. И украшения. Долгое время я носил их бездумно, соревнуясь с другими, так как хотел привлекать внимание. Но когда я осознал, что должен писать музыку, которая приносит успокоение, решил носить украшения, которые обладают целительными холистическими свойствами. Теперь я ношу желтые бриллианты, изумруды и речной жемчуг, потому что эти камни лечат. Я люблю драгоценности не за их стоимость, а за то, что они выражают, потому что они – это то, чем являюсь я в глубине души. Каждый день я одеваюсь в соответствии с тем, что я чувствую после пробуждения – и в соответствии с погодой.

Ваш отец оказал какое-то влияние на ваш стиль?

О, мой отец, Фарао, был настоящим мужчиной – во всем. Он знал толк в стиле. Он не говорил «одеваться», он говорил «привести себя в порядок». Но сегодня я, и все, с кем я живу и работаю, одеваются так, чтобы выразить свой внутренний мир. Мы носим определенные вещи, потому что они несут в себе определенный смысл. Эта идея имеет ключевое значение в моей жизни. Если ты что-то пишешь, это должно нести смысл. Если ты говоришь что-то, в этом должна быть мысль. Однажды я сказал Jay-Z, что мне нравится один рэппер, на что он ответил: «А о чем он говорит?» И я запомнил эту фразу. Именно мысли делают Боба Дилана тем, кто он есть. Он прежде всего­ великий мыслитель. Он говорит о тех вещах, которые берут людей за душу. Это изменило и меня. Поэтому в моем новом альбоме G I R L мне было важно выразить то, что я думаю о женщинах, об их значении в моей жизни.

Фотография Getty Images

Вы стали акционером в компании Bionic Yarn, производите одежду из переработнного пластикового мусора. Так вы боретесь за экологию?

У нас у всех есть только один дом на этой планете, и мы должны его охранять. А вокруг одна помойка! У меня совершенно нет желания вступать в битву, но мир дал мне столько, что я чувствую необходимость дать что-то в ответ, принести в мир позитивную энергию. Собирать мусор и делать из него одежду, которую люди будут носить с ощущением, что делают что-то полезное для своей планеты, – это очень здорово, и я хочу этим заниматься.

Откуда у вас такой интерес к космосу?

Меня интересует космос как место, откуда мы все появились 14 миллиардов лет тому назад, когда возникла наша история. Я очарован идеей о том, что Солнечная система – даже не одна миллиардная часть космоса и что есть множество других миров. Мне нравится долго-долго смотреть на звезды. Вы знаете, астрономы классифицируют звезды по цвету, который представляет собой определенную частоту, так же как и звук. Получается, что свет звезд – это ноты космической музыки, главным образом до и ре. В некотором роде звезды поют. Мерцающая звезда – это музыка, которую мы слышим глазами.

Нажмите и читайте нас в Facebook
Спецпроекты
НовыйНоябрь 2017
2.0 лет в России