Интервью с Александром Скарсгартом

[Life&Love] [Знаменитости][Интервью]
1510
Актер и новая суперзвезда Александр Скарсгард рассказал MARIE CLAIRE обо всем, что ему дорого, – об одиночестве, простых друзьях и своей любви.

Встречу с Александром Скарсгардом­ мне назначили в одной из контор студии Universal в Лос-Анджелесе. Высокий (193 см!), худой, как мачта, раскачивающийся при ходьбе, он предстал передо мной в джинсах и светлой рубашке. Дал мне руку в знак приветствия и произнес стандартное «Как дела?», что прозвучало как «Ow Ho yj». Нормально, все шведы так выражают свою симпатию. Затем развалился в кресле и, подперев рукой голову, начал отвечать на мои вопросы, то и дело устремляя вдумчивый взгляд в угол. Каждый раз, когда тема касалась не кино, он напря­гался и паузы между предложениями на его не то чтобы очень понятном языке становились длиннее. Казалось, он слегка тормозит. Голос у него немного томный, свет в комнате был приглушен, и, в общем, беседа оказалась на удивление приятной.

Тридцативосьмилетний Скарсгард – один из тех европейцев, которых полюбили в Голливуде. Популярность ему принесла роль в американском сериале студии HBO «Настоящая кровь» (True Blood). Он там играет харизматичного вампира, красивого мерзавца-кровососа. Скарсгарда заметили: Ларс фон Триер снял его в фильме «Меланхолия», Питер Берг пригласил сниматься в фантастисческом боевике «Морской бой».

Фотография Getty Images

Кстати, я знаю его папу. Александр Йохан Ялмар Скарсгард – старший сын шведского актера Стеллана Скарсгарда, который играл «Прихлопа», Билла Тёрнера-старшего в «Пиратах Карибского моря»). Мама у него врач. Первую роль он получил в семь лет, в малобюджетной шведской картине «Оке и его мир» (куда его пристроил отец), а в 13 лет уже был довольно известным человеком у себя на родине в Швеции. Однако Александр всерьез настраивал себя на карьеру за океаном и даже нанял преподавателя, который ставил ему американское произношение. (О да, произношение у него отличное!) Когда HBO выбрал его в вампи­ры, он стал жить между Лос-Анджелесом и Стокгольмом, а в 2009 году снялся в видеоклипе Lady Gaga «Paparazzi», где изображал любовника певицы.

История его личной жизни открывает для меня большие перспективы – он несколько месяцев встречался с актрисой Кейт Босуорт, а сейчас, судя по всему, свободен. Перед интервью я общалась с его агентом, приятной на вид невысокой блондинкой (похоже, ему нравится, когда вокруг много людей со светлыми волосами). Вежливым тоном она попросила не заставлять Скарсгарда говорить на интимные темы и даже на всякий случай проверила мою записную книжку с заранее заготовленными вопросами, чтобы выделить маркером те, которые, по ее мнению, можно было задать Александру.

Фотография Getty Images

Выбирая профессию, вы знали, что будут встречи с журналистами, вопросы как к мужчине, а не как к актеру. Интересно, что вами двигало: слава, большие деньги? Почему вы не стали врачом, как мама?

Ну нет, врачом я никогда не хотел быть. Я сам себе сказал так: Если ты, парень, хочешь стать актером, тебе нельзя думать ни про славу, ни про деньги, которые ты потенциально можешь заработать. Это тебя вперед не продвинет. Тем более что не всем в этом бизнесе удается достичь успеха. Это очень тяжелый труд. Тут огромная конкуренция. Но я понял, что только так буду счастлив.

Кого вы играете в фильме «Морской бой»?

Офицера военной эскадры США, который сталкива­ется с инопланетянами. Мой герой умный и образованный ответственный молодой человек, который привык много трудиться и хотел бы стать президентом страны. Только инопланетян ему на этом пути и не хватало!

Вместе с тобой снималась певица Рианна, это ее дебют в кино, как она тебе понравилась?

Меня удивило, как она все успевает. Во время съемок на Гавайях она иногда улетала на день на какие-то свои музыкальные мероприятия, а на следующее утро уже крутилась на съемочной площадке, бодрая и с очаровательной улыбкой.

Вы меня что, боитесь? Почему вы так настороженно на меня смотрите?

(Улыбается.) Ну я же понимаю, что мне надо себя контролировать, каждое мое слово вы немедленно засунете в Twitter, на Facebook, в новости. Даже со своими подругами мне приходится быть очень аккуратным. Здесь, в Америке, я должен думать над каждым словом, каждым чихом. Не так, как в Швеции, где мне свободнее просто потому, что там меня реже узнают.

Я уже поняла, как сильно вам нравится Америка. Многие европейские актеры перебираются жить сюда, поближе к работе. Вы переедете?

Ну да, я в последнее время много снимаюсь в Штатах, но лучше мне не жить в Лос-Анджелесе и официально не называться голливудским актером. Мне не дорог дом, мне хорошо в дороге – я хочу жить между двумя странами и как-то балансировать между ними. К тому же тут ужасные пробки. Поэтому, если мне предложат интересный проект в Европе, я обязательно соглашусь.

Вы даже для европейца какой-то несовременный...

Есть еще вторая причина, почему я не могу жить постоянно в Штатах. Я не умею, улыбаться, если не хочу. Не умею и не хочу говорить: «Ах, как это красиво!» А в Голливуде именно так разговаривают, ты должен говорить только хорошие вещи обо всем и обо всех. Мне здесь одиноко, я не понимаю местных.

Но многие европейцы, те же русские, замечательно тут себя чувствуют!

Я их понимаю. Особенно тех, кто уезжает из России. Я был в Москве 15 лет назад в январе, и там было жутко холодно. Когда сначала живешь при минус 30 градусах, а потом приезжаешь сюда – а тут солнце, тепло, все улыбаются, – то, даже если ты понимаешь, что все это ненастоящее, тебе все равно приятно, ведь тебе этого так не хватало на родине...

Ваш герой из «Морского боя» мечтает стать президентом, а сами вы амбициозный человек?

Достаточно амбициознный. Стать президентом не хочу, но достичь чего-то большего в своей профессии хочу однозначно. Я ненавижу, когда у меня что-то не получается или я проигрываю. Головой понимаю, что падать иногда надо, иначе человек никогда не оценит то, что имеет. Но мужчине смириться с этим никак невозможно! Тем более что я критично к себе отношусь. Прихожу домой и злюсь: «Ну как ты мог так ужасно сыграть!»

С вами приятно разговаривать.

Уверяю вас, я могу быть кретином! Зато я хорошо воспитан. Отец научил меня профессионально относиться­ к работе, а не строить из себя звезду. Еще он велел защищать свою семью, свои отношения, выбивать для себя хоть какое-то частное пространство. Тусов­щик из меня некачественный, я боюсь клубов. Не хочу, чтобы за мной следили, поджидали где-то, поэтому хожу в тихие, нераскрученные места. Зря, наверное.

Фотография Getty Images

Кто ваши друзья?

Вы их не знаете. Они живут в Стокгольме. Мы вместе­ играли в детстве, к кино они никакого отно­шения не имеют. Один сейчас сидит без работы, другой скучает в страховой компании. Мне абсолютно­ безразлично, сколько они зарабатывают и какие долж­ности занимают или не занимают. Для меня они как члены семьи. Вообще с годами понимаешь, насколько сложно заводить новых друзей – все новые какие-то­ ненастоящие. Хотя я готов знакомиться, мне все вокруг в принципе симпатичны, и разговор я завожу­ легко. Надеюсь, что мой внутренний фильтр позволит не ошибаться в людях. Особенно в Лос-Андже­лесе, где все врут.

У вас на шее висит якорь, что он означает?

Для меня он означает надежду. Я вырос в Стокгольме, который окружен морем, поэтому вода – моя родная стихия. Дед по отцовской линии был капитаном, отец моей мамы тоже был капитаном, дядя работает шкипером на танкере. Поэтому, если я когда-нибудь и решусь перевезти вещи в Лос-Анджелес, то буду жить возле океана. Но тогда, надеюсь, и моя семья тоже сюда переберется.

Фотография Getty Images

Вы ладите с родителями?

Да, я очень близок как с отцом, так и с матерью. Мы стараемся обязательно встречать вместе Рождество и Новый год. Я скучаю по тому времени, когда мы часто устраивали обеды, приглашали друзей домой. У нас большая семья, я самый старший из семерых детей – ответственность за братьев и сестер лежит на мне. Я вообще очень сильно ориентирован на семью. Для чего еще человеку жить?

У каждого мужчины – свои игрушки. Вы во что играете?

Хм... Я не чувствую большой любви к оружию. Имел с ним дело несколько раз, снимаясь в кино, и знаю кое-что об оружии, но оно меня не привлекает. Машины я люблю, но опять же без страсти. В футбол играю, у меня в Стокгольме была команда ребят, с которыми мы часто играли или просто пили в баре, где есть телевизор и транслируют матчи. Хорошее было время, незабываемое. Надеюсь, этим летом полечу туда к ним болеть за Швецию на чемпионате Европы по футболу.

Нажмите и читайте нас в Facebook
Спецпроекты
НовыйНоябрь 2017
2.0 лет в России