Как изменить свою жизнь: путь йогина

[Стиль жизни] [Работа над собой]
1237
Индийской йоги в западном мире стало очень много, и она действительно меняет людям жизнь. Рассказываем о тех, кто в прошлой жизни был кем-то очень важным, а сейчас близок к просветлению.

Игорь Слиньков, 48 лет

Кем был: рок-музыкантом, преподавателем русского языка и литературы

Кем стал: инструктором йоги; написал книги «Первые шаги в йоге» и «Вторые шаги в йоге»

Чем я только ни занимался! В эпоху позднего брежневского застоя была такая мода – играть панк-рок и работать дворниками, сторожами и кочегарами. Вот я все это и делал. Но большую часть сознательной жизни я преподавал литературу, русский язык для иностранцев. Сперва в вузе, потом много лет – частным образом. Я же выпускник филологического факультета МГУ – классический такой университетский препод. Так что йога не изменила внешнюю сторону моей жизни, я как преподавал – так и преподаю. Только другой предмет. Я решил, что так будет лучше после реформы в системе образования: на смену традиционной педагогике пришел тестовый ЕГЭ. А мне скучно натаскивать недорослей на тесты. Кроме того, годы идут, твои ученики – всегда подростки, а ты становишься старше. И тебе уже неинтересно с ними, а им – с тобой. Чтобы начать преподавать йогу, пришлось на некоторое время переквалифицироваться из педагогов обратно в студенты. Cертификат инструктора я получил, окончив тичерс в «Пране» – крупнейшем центре йоги в Москве и во всей России. Очень интересное ощущение – с двадцатилетним преподавательским стажем снова сесть за парту. Любому взрослому человеку не помешал бы такой опыт – взять и начать с нуля. Главное приобретение от йоги, мне кажется, состоит в том, что занимающийся йогой может смело вычеркнуть в своем паспорте год рождения. Лет в 25–26 я сочинил песню, которая называлась «Старый козел». Имея в виду себя! А сейчас, 20 лет спустя, о таком самоощущении не может быть и речи. Йога – не философия, не физкультура и тем более не религия. Это техника работы с телом и сознанием. Которая обслуживает любой менталитет – и религиозный, и атеистический, и агностический. 

Татьяна Морозова, 40 лет

Кем была: топ-менеджером в Nike и Meldform Metals Ltd., Royston, U.K.

Кем стала: совладельцем и представителем Patanjali International Yoga Foundation (Piyf), Hardwar, India

Однажды поняв, что работа на кого-то – это несвобода, начинаешь искать свободу. Состояние несвободы у меня, как успешного менеджера, поработавшего в России и за рубежом, было всегда. Это было не очень комфортно, но вполне терпимо. Я даже собиралась насовсем перебраться в Европу – Nike мне как раз предложил длительный контракт в Голландии. По этому контракту менеджерам моего уровня предписывалось поддерживать определенный социальный статус, от которого было невозможно отказаться. Я испугалась новых оков – и отказалась от контракта. Возникло желание что-то радикально поменять. Отдохнуть от социума. Уйти от игры в важность чего-то, что не является настоящим. В компаниях, где я работала, любой служащий, включая уборщицу, чувствовал себя важным просто потому, что он работает в большой корпорации. Ну и что, что в большой? Любой человек вне игры видит, что эта гордость – мыльный пузырь. Я все бросила и уехала на полгода в Индию. К тому моменту у меня уже был опыт занятий йогой­. Теперь пришло решение найти мастера классической йоги. На 20-й день путешествия я его нашла – в Ришикеше. Он был для меня не просто мастером, а духовным учителем и проводником в глубокое понимание йоги. Так получилось, что мастер предложил троим из нас стать его личными учениками (как выяснилось позже, это была передача знания перед уходом). Ради интереса и нового опыта я согласилась, позанималась и уехала обратно в Москву, в социум. Но когда через пять дней позвонила ему с каким-то вопросом по практике, в ашраме сказали, что мастер погиб. Тело нашли в Ганге. Я вспомнила наш последний разговор. Он говорил, что видит меня преподавателем, что это моя судьба, а я в ответ смеялась: «Извините, нет». Это был очень сложный психологический момент – я решила, что должна следовать совету мастера. Сейчас я рассуждаю по-другому. Хочу – делаю. Не хочу – не делаю. Это важно. Когда я только занялась преподаванием, у меня было три года бешеной гонки. Я не могла отказывать людям, семинар сменялся семинаром. И я поняла, что опять впряглась по старой привычке. Удовольствие превратилось в тюрьму. И тогда усилием воли я всю эту активность очень сильно сократила в пользу собственного времени и практики. 

Дарья Чудакова, 28 лет

Кем была: актрисой театра и кино

Кем стала: инструктором Йоги

Не всегда то, что вы хотите, действительно вам нужно». Это слова Далай-ламы, которые напрямую относятся к моим отношениям с театром. Я закончила актерский курс при Петербургском Большом драматическом театре им. Товстоногова и, как всякая начинающая актриса, мечтала о сцене. Предложений было много и в Санкт-Петербурге, и в Москве. Я работала в нескольких театрах, когда меня пригласили в «Театр Луны» Сергея Проханова сыграть Ханну Виттиг – девочку, которая из ревности сдает Мату Хари. Это была большая удача – получить главную роль. Конечно, я согласилась. Но так получилось, что мы не сошлись взглядами с художественным руководителем театра, и посреди сезона я написала заявление об уходе. Жизнь развалилась за несколько дней. Я осталась одна в чужом городе, без работы, без поддержки. Йога дала мне силы двигаться вперед. Стресс, в котором я жила всю свою жизнь, конкурируя в профессии с другими актрисами, прошел. Я осталась наедине с собой и вдруг увидела себя преподавателем йоги. Человеком, который может помочь людям стать счастливыми. Ведь если йога помогла мне, поможет и другим. В моей жизни появилась новая цель – на этот раз настоящая. Я иду к ней до сих пор. Быть преподавателем с большой буквы – это огромный труд. Безусловно, съемки в кино, как отголосок актерской профессии, присутствуют и сейчас в моей жизни. Однако главное удовольствие для меня – улыбки на лицах моих учеников, которые я вижу после каждого занятия.

Александр Титов, 30 лет

Кем был: программистом в Аstrum Online Entertainment

Кем стал: инструктором йоги

В прошлой жизни я был программистом. Работал в компании, которая занималась производством игр. Все хорошо, я это люблю – но на том месте я достиг своего максимума. И чтобы развиваться дальше, нужно было постоянно поддерживать свою амбициозность – быть на виду у начальства, подсиживать кого-то, делать нелепые телодвижения. Это обычный стиль работы в корпорациях любой направленности. А поскольку­ я не карьерист, то здесь, в России, у меня была одна перспектива – сидеть на месте. И вот сидел я, сидел, а потом на модной нынче волне дауншифтинга решил податься в Новую Зеландию. Записался с этим прицелом на курсы английского и там познакомился с человеком, который привел меня на йогу. Здесь, на преподавательских курсах, куда я пошел скорее из любопытства, познакомился со своей будущей женой. Она была уже опытным инструктором. Когда она забеременела, мне, как порядочному мужу, ничего не оставалось, как самому стать инструктором, чтобы ее подменить. В общем, все получилось случайно. Дауншифтинг произошел не на горизонтальном, а на вертикальном уровне. В йоге много разных ниш, и места под солнцем хватает всем. К тому же благодаря толерантности, которая взращивается йогой, человек становится более чувствительным, сильным и ко всему приспособленным. Более того – ты учишься приспосабливать под себя мир, чтобы он тебя радовал. Нужда в реальной эмиграции отпадает сама собой.

Нажмите и читайте нас в Facebook
Спецпроекты
НовыйЯнварь 2017
New chic