Петра Немкова: «Благотворительность – лучшая мода на свете»

[Life&Love] [Знаменитости][Интервью]
693
Супермодель Петра Немкова рассказала Светлане Кольчик о смерти любимого человека, о том, как сама выжила, научилась управлять энергией и снова влюбилась, и почему нужно помогать людям.

По истории жизни 34-летней топ-модели Петры Немковой можно снимать кино. Родилась в городке Карвина в Чехии в многодетной семье. В 16 лет – первое место на конкурсе Elite Model Look, переезд в Милан и взлет модель­ной карьеры. Контракты с Bulgari, Cartier, Clarins, John Lewis, Dirk Bikkembergs, Graff, Lancaster, La Perla, Benetton, La Senza, Max Factor, Schwarzkopf, Victoria’s Secret; обложки журналов, участие в американских «Танцах со звездами» и прочих телепроектах с фантастическими рейтингами. И большая любовь – бурный роман с британским фотографом Саймоном Атли. В декабре 2004 года по инициативе Петры они вдвоем поехали в Таиланд, а на следующий после Рождества день в Индийском океане произошло невиданной силы землетрясение, и на Юго-Восточную Азию обрушилось цунами, которое унесло более 230 тысяч жизней. Жених Петры погиб (его останки обнаружили спустя несколько месяцев у берегов Суматры), а девушка успела в последний момент ухватиться­ за пальму, где она под палящим солнцем голая просидела­ больше восьми часов, пока не пришла помощь. У Немковой в придачу к множественным мелким травмам оказались переломаны тазовые кости, и какое-то время она не могла ходить. Но восстановилась феноменально быстро, написала о произошедшем книгу «Love Always, Petra», вернулась в модельный бизнес и занялась благотворительностью – ее Happy Hearts Fund (www.happyheartsfund.org) помогает детям, ставшим жертвами природных катастроф.

Сейчас Петра Немкова, выпускница London Business School, работает с Chopard, Clinique, Tommy Hilfiger, снимается для календаря Pirelli, а еще запускает линию luxury-предметов интерьера Be The Light New York by Petra Nemcova. К ее биографии прибавились романы с певцом Джеймсом Блантом, Шоном Пенном, Леонардо Ди Каприо, помолвка с британским актером Джейми Белманом. Новый друг Петры, которая сейчас живет между Нью-Йорком и Гаити, – премьер-министр Гаити Лоран Ламот. Сама Немкова этот факт пока не комментирует, зато премьер недавно признался в интервью, что они встречаются. 

Петра Немкова Платье Louis Vuitton; жакет Just Cavalli. Стиль Anna Rykova Фотография DEREK KETTELA

Как вам удалось вернуться после всего, что вы пережили?

У человека (каждого!) всегда есть выбор – концентрироваться на том, как все ужасно, или, несмотря ни на что, думать о хорошем. Даже если позитивного в вашей ситуации от силы 1%, надо постараться сфокусироваться именно на этом. И тогда можно пережить что угодно. Наше сознание обладает невероятной силой. Я это испытала на своей шкуре, когда лежала с переломанными костями в тайском госпитале. Мне было безумно больно – морфий, который мне давали, действовал очень недолго. Но в какой-то момент, буквально за секунду, мне удалось переключиться, и я тут же резко пошла на поправку – морально и физически. Если акцентировать внимание на боли, она становится только сильнее. Но если думать, например, о том, что вы еще в жизни хотите сделать, или о том, за что вы благодарны судьбе, боль отступает. Первое время я почти не двигалась, но все равно заставляла себя мыслить позитивно: «Ну и что, если я никогда не смогу ходить? Зато я выжила, и у меня есть руки, есть глаза, я все равно буду способна видеть мир, солнце, небо, цветы». В любой, даже самой трагичной, ситуации можно «зацепиться» за какой-нибудь положительный аспект и изменить свое отношение к тому, что случилось, а также привлечь энергию для решения проблемы.

Вы часто вспоминаете тот день, когда ваш жених погиб?

Я не только вспоминаю, я каждый год езжу в Таиланд – в то место, где все произошло. Но не для того, чтобы предаваться скорби и жалеть себя, а потому, что у нас в этом регионе благотворительный проект. После того, что со мной случилось, я поняла, что жить нужно не прошлым, не будущим, а только настоящим моментом. Иначе не живешь.

Вы поддерживаете связь с семьей Саймона?

Да, конечно! Его семья давно стала и моей семьей тоже. Они потрясающие люди, меня они очень любят, а я – их. Мы до сих пор вместе ездим отдыхать. Каждый раз, когда я приезжаю в Лондон, сразу еду к ним. И у нас остались общие друзья. Он сделал мне потрясающий подарок – знакомство с такими классными людьми!

Управлять энергией – модная сейчас тема, и вы тоже про это часто говорите. Почему?

Меня страшно интересует эта тема – с ранней юности, когда я еще жила в Чехии. Но тогда я даже не говорила по-английски, не читала об этом и ничего не знала, просто ин­туи­тивно чувствовала, что помимо видимого мира должно быть что-то еще. А потом, когда я уже работала в Милане, подруга, которая всем этим давно увлекалась, научила меня медитировать. Я стала много читать, и то, к чему меня всю жизнь тянуло, постепенно обрело ясность. Все способны управлять сознанием, я научилась это делать. Сила ума – великая вещь. Как только к этому прикасаешься и начинаешь что-то понимать про космические законы, видишь, насколько все в мире взаимосвязано.

Вы до сих пор медитируете?

Да, каждый день.

Петра Немкова Блузка Blumarine; брюки Fendi; кольцо Bochic. Стиль Anna Rykova Фотография DEREK KETTELA

Почему вы занимаетесь благотворительностью?

Я еще в юности представляла себе, как хорошо было бы помогать детям. А после цунами поняла, что больше не могу сидеть на месте. Когда происходят природные катаклизмы, это становится главной новостью, и пострадавшим странам все помогают. Но через несколько месяцев помощь прекра­щается, а проблемы остаются. И местными силами их, как правило, не решить, особенно если масштаб бедствия огромный. Хуже всего приходится детям. После цунами в Индийском океане или урагана на Гаити в 2010 году, когда­ погибло 300 тысяч человек, до детей часто руки не доходят. Мало того что многие остаются без родителей, без крова, в лучшем случае они ходят во временные школы в крайне небезопасных тентах, при сорокаградусной жаре! Многие начинают болеть и бросают учиться. В итоге целое поколение растет без образования. А ведь школа для ребенка – это целый мир, второй дом. Поэтому мы восстанавливаем или заново строим детские сады и школы. Возможность получить образование – путевка в жизнь. Если дети ходят в школу, их матери могут пойти работать, в семье больше денег и в регионе быстрее восстанавливается стабильность. У нас, кстати, есть результаты: за семь лет работы фонда мы построили 72 школы в шести странах и скоро откроем еще десять.

Благотворительность сегодня в моде. Вам не кажется, что для известного человека это в первую очередь самопиар?

Слушайте, какая разница, ради чего люди занимаются благотворительностью, если в итоге они делают хорошее дело? Если это, как вы говорите, модно, тогда это лучшая мода на свете! Известному человеку достаточно совсем небольшого усилия, и оно сразу привлекает массу средств и прочих ресурсов. А людям, которые нуждаются в помощи, и подавно все равно, что за мотивация у тех, кто им помогает. Главное – результат.

Почему вы живете на Гаити?

Первый раз я туда приехала в 2007 году и сразу в это место влюбилась. Там очень красивая природа – горы и Карибское море, душевные люди, интереснейшая культура. Плюс Гаити очень удачно расположено: всего три с чем-то часа на самолете – и ты в Нью-Йорке или Майами. Я почетный консул Чехии на Гаити, у нашего фонда там много проектов. Кстати, это безумно интересно – видеть, как страна на твоих глазах восстанавливается и ты принимаешь в этом не последнее участие. Одно дело – перестраивать компанию, а другое – целую страну. Это совсем другая доза адреналина.

Как вы все успеваете?

Когда ловишь кайф от того, что делаешь, найдутся и время, и силы. Хотя сплю я, конечно, мало. (Смеется.) Баланс в жизни найти невозможно, к этому можно только стремиться. Но мы живем в особенное время, сейчас столько возможностей самовыразиться. Я отдаю себя на 100%. Иначе нельзя. Это я тоже поняла после того, как чудом избежала смерти. Я больше не откладываю жизнь. Хожу везде, куда меня приглашают, общаюсь с огромным количеством людей. Это тоже дает мне энергию.

«Я знаю, что Саймон хотел бы видеть меня счастливой. Чтобы я влюблялась и наслаждалась жизнью»

Сколько вам потребовалось времени, чтобы снова влюбиться?

Время, конечно, потребовалось, но я знаю, что Саймон хотел бы видеть меня счастливой, чтобы я не зацикливалась на потере, а влюблялась и наслаждалась жизнью. Он сам очень любил жизнь, и я стараюсь жить так же. И я верю, что важные для тебя люди, даже умирая, остаются с тобой всегда.

Вам хочется завести семью?

Да, конечно. А на данный момент моя семья – это 44 тысячи детей в семи странах, которым помогает наш фонд.

Вы сейчас влюблены?

Да! I am in love. И очень счастлива.

Нажмите и читайте нас в Facebook
Спецпроекты
НовыйИюнь 2017
Fun & drive