Шарлиз Терон: «Моя мама и Нельсон Мандела - вот те люди, которые восхищают меня безгранично»

[Life&Love] [Знаменитости][От первого лица]
329
У Шарлиз Терон внешность девушки с той стороны киноэкрана. Но отношения с мужчиной она строит по законам реального мира – в котором она лучше многих умеет быть счастливой. Вспоминаем архивное интервью актрисы, которое она дала Marie Claire в 2009 году.
Фотография Getty Images

Она похожа на Грету Гарбо и Мэрилин Монро одновременно. Она точно знает, какими преимуществами пользуются блондинки, если только они правильно себя ведут. Поэтому она никогда не заходит далеко на территорию интеллектуальных актрис, поэтому ее обожает мужская аудитория, поэтому она стала первой девушкой из Южной Африки, получившей «Оскар». «Когда меня называют кинозвездой, я начинаю нервничать, – признается Шарлиз. – Это вообще про меня? О боже, я что, теперь не смогу нормально выругаться?»

Тварь я дрожащая или право имею? Из этой борьбы с самой собой Шарлиз вышла победительницей, хотя переломить свои страхи ей было непросто. Она была единственным ребенком в семье и росла на ферме недалеко от Йоханнесбурга в Южной Африке. «Шарлиз» – это в честь отца Шарля, этнического француза. Мама с андерсоновским именем Герда застрелила мужа из ружья, когда тот спьяну собирался расправиться с ней и дочерью. Эта жуткая семейная история всплывает каждый раз, когда речь заходит о Терон. И каждый раз, когда она играет героинь с непростой судьбой, все обязательно смакуют этот факт из ее биографии. Нанесло ли то убийство (суд Герду оправдал) психологическую травму девочке? Повлияло ли это как-то на ее судьбу? Такие истории редко выносят наружу, и Шарлиз долго скрывала ее, выдумывая, что отец погиб в автокатастрофе. Но в конце концов сама рассказала все журналистам во всех подробностях, вспомнив каждую деталь той кошмарной ночи – хоть сценарий пиши. Неожиданный ход! После этого случая к Терон потеряли интерес таблоиды, за ней не охотятся папарацци. Актриса предельно осторожна и подобных признаний себе больше не позволяет. «Эта история для меня как татуировка, – говорит она с невозмутимым видом. – Мне уже нечего к ней добавить, я давно это пережила. Но она почему-то до сих пор волнует всех вокруг». В Голливуде любят такие правдивые рассказы о несчастных блондинках – особенно когда они вовремя всплывают. Можно предположить, что, присуждая молодой актрисе в 2003 году «Оскар» (за роль серийной убийцы-лесбиянки в фильме «Монстр»), киноакадемики не раз вспоминали про тот выстрел на ферме в ЮАР.

Шарлиз дозированно выдает общественности информацию. Но это не значит, что ей нечем поделиться. В восемнадцать лет она оказалась в Нью-Йорке (до этого год работала моделью в Милане) и поступила в балетную школу Joffrey. Знаменитая студия, волшебно показанная в фильме Роберта Олтмана «Труппа», всегда славилась не только танцами, но и запутанными романами, бурлящими в ее недрах. В коллективе всегда было много гомосексуалистов. «Я носила тогда очень короткую стрижку, и все были уверены, что я тоже лесбиянка», – вспоминает Терон. Ей доводилось несколько раз развивать эту тему в кино. В «Монстре» она играла любовницу Кристины Риччи, в декадентской драме «Голова в облаках» занималась любовью с Пенелопой Крус. Но к тому времени она уже обеспечила себя защитой в лице ирландского актера и режиссера Стюарта Таунсенда. Они живут вместе уже девять лет. Как и Анджелина Джоли с Брэдом Питтом, Терон и Таунсенд не собираются официально становиться мужем и женой до тех пор, пока такое право не будет дано однополым союзам. Что же касается детей, то Шарлиз не видит для этого никаких препятствий: «Я пока не знаю, когда стану мамой, знаю только, что отцом моих детей будет только Стюарт. И еще мне кажется, что у меня будет пять сыновей».

Шарлиз Терон и Нельсон Мандела Фотография Getty Images

Шарлиз по-прежнему очень близка со своей мамой, которая повторно вышла замуж и живет недалеко от дочери в Беверли-Хиллз. Герда всегда оказывалась рядом в самый сложный момент. Когда Шарлиз повредила колено и с балетной школой пришлось попрощаться, именно мама уговорила ее отправиться в Калифорнию, снабдив билетом в один конец. «Мама всегда была для меня примером. Я многому у нее научилась, особенно тому, как беречь свою красоту. Не знаю, кто еще вызывает у меня столько восхищения, разве что Нельсон Мандела», – говорит Шарлиз так, что не понять, шутит она или нет.

В Лос-Анджелесе Терон начала ходить на бесконечные кастинги, пока на пробах к фильму «Шоугёлз» Пола Верховена не встретила своего будущего агента и продюсера Джей Джей Харрис. С ее помощью Шарлиз получила работу. В 1996 году она снялась в криминальной истории «Два дня в долине» (дебютантка даже умудрилась оказаться на афише фильма). Красавицу блондинку сразу же запомнили. А как было не запомнить? Шарлиз – воплощение сексуальности. Как она извивалась в кокаиновом танце модели в комедии Вуди Аллена «Знаменитость»! Как двигала бедрами на вечеринке в фильме «Адвокат дьявола» (Киану Ривз смотрел на нее тяжелым животным взглядом)! После этих эпизодов вся мужская аудитория выучила ее имя. Так появилась новая звезда, очень напоминающая героинь 1930-х и 1940-х – эпохи, которую с таким энтузиазмом цитируют сейчас дизайнеры и визажисты.

Я ВСЕГДА ВСЕМ ЖЕЛАЮ ОДНОГО – БОЛЬШЕ ПУТЕШЕСТВОВАТЬ. ЭТО ПОЗВОЛЯЕТ ОБНОВИТЬ НАСТРОЙКИ

Фотография Getty Images

Нo в старом Голливуде за кинодивами стояли киностудии. Сегодня другие времена, каждый сам за себя. Терон основала собственную продюсерскую компанию Denver & Delilah Films (так зовут любимых собачек актрисы). В этом году она снималась немного (фильм-катастрофа «Дорога» по бестселлеру Кормака Маккарти выходит в России в марте 2010 г.), но в свой офис на Sunset Boulevard ходит ежедневно, ведь в производстве у нее находится 15 проектов (в том числе один телевизионный сериал). Никаких сумасшедших нарядов на работу она не надевает, все по-деловому: черный жакет, джинсы и балетки. Шарлиз может позволить себе такую свободу. «Я люблю свой садик у дома, – мечтательно говорит она. – Но недавно открыла еще одно потрясающее место – остров Бора-Бора, это во Французской Полинезии. Только там я могу полностью отвлечься и позволить себе ничего не делать, только есть и ходить на пляж. Я всегда всем желаю одного – больше путешествовать. Это помогает обновить настройки».

В деловом костюме она выглядит непривычно, не хватает парадного шика. Но от ее ангельского лица, как от фарфоровой игрушки, невозможно оторваться. «Мой рецепт красоты очень прост. Я никогда не оставляю макияж на ночь и всегда пользуюсь солнце­защитными средствами, – говорит Шарлиз, глядя куда-то вдаль своими пронзительными зелеными глазами. – По-моему, возраст не может испортить женщину. Наоборот, с годами женщины раскрывают свою красоту с новой стороны. Но в современном обществе так думать не принято. Так что я с пониманием отношусь к женщинам, которые делают пластические операции и пользуются ботоксом. Это помогает им оставаться в гармонии с собой».

Фотография Getty Images

Актриса уже почти двадцать лет живет в Америке, но ее там до сих пор считают иностранкой, хотя она говорит без какого-либо акцента (она выучила американский английский, смотря сери­алы). Когда Шарлиз снималась в фильме «Адвокат дьявола», у нее возникли проблемы с иммиграционными службами. Ее собирались депортировать из страны и несколько дней продержали в камере. «Это история для моих мемуаров», – говорит Шарлиз, не желая раньше времени выдавать еще одну тайну. Она сохранила многие привычки, которые для американцев кажутся странными: «Я люблю футбол, не американский – нормальный футбол. Когда я сказала Стюарту, что меня номинировали на “Оскар”, он зевнул: “That’s nice, babe”. Когда я сообщила, что могу достать билеты на чемпионат мира по футболу, он закричал: “Ты богиня!!!” Он прав, с этим ничего не поделать». 

В 2004 году Шарлиз стала лицом аромата J’Adore, Dior. Так решил дизайнер Джон Гальяно, который назвал Терон «воплощением голливудской мечты, Мэрилин 21 века». Создавая флакон-амфору для J’Adore, Dior, дизайнер вдохновлялся украшениями кенийских и бирманских женщин. Мотивы традиционных колье племен масаи и падаунг нашли свое отражение в переплетении цепочек на горлышке флакона J’Adore. «Чем дальше, тем больше. Флакон представляется мне в виде женского тела, увиденного глазами художника-абстракциониста, или в виде мавританской скульптуры. Это очень притягательно!» – объясняет Гальяно.

Нажмите и читайте нас в Facebook
Спецпроекты
НовыйФевраль 2017
Love