Виктория Соловьева – о съемках фильма «Солнечный удар»

[Стиль жизни] [Знаменитости][Интервью][Кино]
640
9 октября в прокат выходит новая картина Никиты Михалкова «Солнечный удар». Мы пообщались с исполнительницей главной роли о том, как проходили съемки, и что такое – сниматься у легендарного режиссера.

Это Ваша первая роль в кино, и сразу – у Никиты Михалкова. Каково было работать с ним?

Работа с Никитой Сергеевичем – это мечта. За время съемок я получила грандиозную школу, ни один университет, ни одни курсы не научат тому, чему может научить он. На площадке я могла полностью доверять ему. Например, раньше я могла бы отказаться от роли, в которой предстояло обнажиться, но тут я понимала, что по-другому нельзя, что сцена не может быть другой, но самое главное, я понимала, что Никита Сергеевич не допустит ничего неприличного. Если режиссер точно знает, чего хочет, я готова ему довериться. И самое важное, что он доверял мне не меньше.

Как Вы справились со своей ролью? «Солнечный удар» - крошечное произведение Бунина, а Ваша героиня и вовсе занимает меньшую его часть. О ней ничего не известно. Как же тогда передать характер, которого и нет?

Изначально мы шли от внешних характеристик. Все, что Бунин рассказывает о своей героине – она села на корабль в Анапе и возвращалась домой. Остальное приходилось придумывать самостоятельно. Мы создавали образ до мелочей, буквально по миллиметру. Даже то, как она сидит, ничего не делая, как ведет себя с детьми - тоже отражение ее внутреннего мира. В ней очень много граней, но нет одной яркой черты. Она может быть вальяжной или высокомерной, но она всегда живая, не боится своих эмоций и не заботится о том, что думают о ней окружающие, пока она беззаботно веселится с детьми. Не знаю почему, но у меня не было сложностей с пониманием этой роли. Я сразу знала, что должна делать.

Вы так вдохновленно рассказываете о вашей героине. Но наверняка съемки были не такими уж простыми и беззаботными. Можете вспомнить, что было самым сложным?

В плане игры сложностей не было, но технические, конечно, появлялись. Во-первых, достаточно сложно провести всю смену в корсете, тяжелом платье, гриме, особенно, в жару. Тем более, что работа ведь не идет нон-стоп, иногда приходилось по несколько часов просто ждать. Кстати, вот еще один технический момент, о котором не все знают – когда Михалков работает, он иногда во время съемки дает неожиданные задания, которые не оговаривались во время репетиции. Это провоцирует импровизацию прямо в кадре во время съемки. То есть нужно быть все время на чеку – и с партнером взаимодействовать и указания слушать, не выходя из образа.

В этот раз вам досталась роль романтичной незнакомки. А каких героинь хотелось бы играть в будущем?

Мне интересны сложные роли, неоднозначные персонажи. Я бы не хотела застрять в одном амплуа. Мне нравится, например, героиня Марийон Котийяр в фильме «Жизнь в розовом цвете». Сыграть жизнь – с подросткового возраста до самой смерти – это интересно. Что-то новое и современное тоже было бы интересно попробовать. Да мне все пока интересно!

Ждете премьеры?

О нет, я не хочу ее, если честно! Не хочу, чтобы все закончилось. Я уже почти два года живу в ожидании (съемки закончились в начале 2013 – прим. ред.), а вот выйдет фильм – и чего ждать? Всегда страшно начинать что-то новое, двигаться в неизведанное.

Нажмите и читайте нас в Facebook
Спецпроекты
НовыйНоябрь 2017
2.0 лет в России