Эко-туризм в Италии: Умбрия

[Стиль жизни] [Путешествия]
3546
В Умбрии открылась эко-ферма, куда яппи со всего мира приезжают знакомиться, любить друг друга, медитировать, пить и копаться в огороде. Светлана Кольчик прожила там несколько дней – и докладывает

Едва мы припарковали машину во дворе большого средневекового поместья – где-то между конюшней, загоном для свиней и заросшим гигантскими оранжевыми подсолнухами полем, – как услышали: «Скорее за стол! Мы вас давно уже ждем!». Приглашение поступило очень кстати – путь на эко-ферму Монестеволе занял из флорентийского аэропорта Перетола почти три часа. Местечко Монестеволе находится среди заросших густым лесом умбрийских холмов, в самой, пожалуй, идиллической части Италии – между застывшими в глубоком Средневековье городками Ассизи и Перуджей с пейзажами с полотен Пьеро делла Франческа. Я узнала об этой ферме – будете смеяться – из Facebook. Случайно наткнулась на сообщество Tribewanted – новый проект, обещающий «лучшие в мире эко-каникулы». Удивившись огромному количеству «лайков», стала читать. Среди мест, куда на их страничке зазывали, была новая эко-ферма в центре Умбрии, которая работает по модной сегодня концепции sustainability – потреблять только то, что производится на месте и не пачкать природу. Держит Монестеволе пара – Филиппо и Мариселла Боццоли. Он двухметровый 34-летний красавец из Милана, полжизни проживший в Америке. Учился на финасиста, но на Wall Street так и не попал, – стал продюсировать документальные фильмы про Африку, в том числе с участием Ди Каприо и Дженнифер Коннелли. Его жена – американка, но только по паспорту, а на деле – потомок мексиканцев и индейцев апачи. Бывшая модель, раньше была лицом J.Crew и еще нескольких американских брендов, но не так давно бросила карьеру и теперь всюду ездит за мужем и время от времени преподает пилатес.

В какой-то момент Филиппо и несколько его друзей решили запустить стартап­ – открыть в нетронутых цивилизацией местах планеты небольшие эко-отели. Первый построили (деньги собрали с помощью краудфандинга) на практически необитаемом острове около Фиджи, второй – на одном из самых красивых пляжей Сьерра-Леоне, а потом купили у одно­­го итальянского рок-музыканта тысячелетнее поместье в центре Умбрии и осели там. Итальянская история оказалась самой успешной – стоило Филиппо объявить о новом проекте в социальных сетях, как народ повалил в Умбрию толпой. Филиппо называет Монестеволе ни много ни мало «лабораторией будущего» – он убежден, что мы все скоро вернемся к потреблению только местных продуктов и вообще к традициям натурального хозяйства. В общем, мне стало интересно.

мне кажется, что хозяева сознательно копировали «Ускользающую красоту» бертолуччи

Когда я написала Филиппо, он ответил, что у них все уже давно sold out, осталась одна свободная кровать в комнате под названием Camerata с туа­летом на этаже и еще тремя соседками (самый спартанский вариант). Я не жила в одной комнате с чужими людьми со времен пионерского лагеря. Но то было в другой жизни, а главное – не в Италии. И я согласилась.

«В России лето холодное, да?» – загорелый парень, подливая мне вино, пытается начать со мной small talk. Его английский – с сильным немецким акцентом. Во дворе накрыто два стола, за которыми активно выпивают и закусывают пара дюжин человек. Подают суп-минестроне, тушеную курицу с фасолью и специями, равиоли с рикоттой и шпинатом в соусе с шалфеем, фаршированные помидоры, вегетарианскую лазанью, салат, сыр пекорино, прошутто, теплый хлеб из цельного зерна. Все, включая вино и прошутто, местное. Я сейчас лопну. 

Нажмите и читайте нас в Facebook
Спецпроекты
НовыйФевраль 2017
Love