Брусникинцы: как молодые артисты изменили московский театр

[Стиль жизни] [Знаменитости]
7542
Один из самых модных театральных коллективов Москвы – выпускники мастерской Дмитрия Брусникина в Школе-студии МХАТ – собрались все вместе специально для Marie Claire и рассказали о новых проектах.
Слева направо: Дарья Ворохобко (сидит), Анастасия Великородная, Мария Крылова и Алина Насибуллина
Дмитрий Брусникин

Для театралов «брусникинцы» – это известный бренд. Еще студентами они заслужили репутацию одного из самых актуальных и модных столичных коллективов. А новый сезон выпускники Мастерской Дмитрия Брусникина в Школе-студии МХАТ встречают уже на собственной сцене.

Документальный спектакль «Это тоже я», который наделал шума среди публики, они сыграли уже под конец своего первого курса. Сегодня у них восемь проектов. Которые – самое удивительное – экономически успешны. Еще один подарок фортуны – этим летом наставник курса Дмитрий Брусникин стал заместителем художественного руководителя театра-студии «Человек», а все его «дети»-выпускники теперь получили шанс работать как «взрослая» труппа.

«Мне очень радостно, что есть возможность сохранить их вместе, – признается режиссер. – Я видел много выпусков, в которых были чрезвычайно одаренные, интересные люди, но обстоятельства складывались так, что все они разбредались по разным театрам. Актер и его судьба зависят слишком от многого, а надо бы попытаться создать такую среду, чтобы хоть года два-три эти люди могли ощущать себя свободными художниками».

Слева направо: Юрий Межевич, Игорь Титов (сидит), Алексей Мартынов, Василий Буткевич; на заднем плане: Алексей Любимов, Василий Михайлов, Роман Колотухин (стоит)

Команда, без которой мне не жить

К этой труппе журналисты уже приделали приставку «супер». В ней 21 актер. На комплименты типа «продвинутые» и «модные» Дмитрий Брусникин реагирует спокойно: «Модные – потому что с ними работают современные режиссеры, педагоги и другие люди, которых мы приглашаем в Мастерскую. Юрий Квятковский, Иван Вырыпаев, Юрий Муравицкий, Максим Диденко – все эти фамилии в тренде. А сами ребята за время обучения смогли проявить себя так, что лидерам театрального движения с ними стало интересно общаться и экспериментировать, что-то искать и пробовать».

Своих актеров Брусникин не выбирает по типажам: «Мне кажется, пресловутое деление на амплуа сегодня уходит. Гораздо важнее этого – личности. На сцене интереснее смотреть, скажем, не на высокого молодого красавца, а на умного человека. Любопытную личность со своей позицией, мыслью, темой». А как насчет вируса звездной болезни? «Долгое время я вообще не пускал их сниматься. Но сейчас уже многие сыграли в фильмах, их расхватывают модные режиссеры, и, конечно, для психики молодых людей это искушение. Все понятно, каждому нужно реализоваться и зарабатывать на жизнь, но я стараюсь с ними разговаривать на таком языке, когда мы на звездность не обращаем внимания. Мы пытаемся это обходить или каким-то образом лечить. Важно, чтобы они поняли: наша жизнь состоит не из одного дня. Возможно, покажется, что ты уже добрался до вершины – но жизнь в этом смысле длинная, и с горы можно спуститься, даже скатиться, очень быстро. Чтобы не было звездности, нужно держать в чистоте совесть. Это вопрос наших взглядов: ведь когда-то мы встретились, увидели и полюбили друг друга. Значит, потом не надо предавать этот взгляд – работать не на него, а на свой собственный. Нужно просто относиться друг к другу порядочно».

Слева направо: Мария Крылова, Анастасия Великородная, Дарья Ворохобко (сидит), Алина Насибуллина
Слева направо: Махиб Гладстон, Роман Колотухин, Василий Михайлов, Алексей Любимов, Сергей Карабань

Небесный замес

Молодым актерам, похоже, такие мысли мастера понятны и созвучны. «Я считаю, мне очень повезло, – признается Василий Буткевич. – Как, почему – это даже не нужно анализировать. Брусникин встретил всех нас, мы встретили его – значит, что-то сошлось в этом мире. Это небесный замес, огромная фортуна. У каждого, наверное, есть амбиции, которые хотелось бы воплотить в жизнь. Но сейчас самое главное – удержаться на плаву, не упустить ситуацию, в которой мы вместе. Потому что для нас наступает сложнейший период – “самопродюсирование”, как это недавно назвал один из наших педагогов. Это очень страшная штука: мы вступаем в жизнь, где большое влияние имеют деньги и слава – как и вообще в нашей профессии. Например, для тех, кто приехал в Москву из других городов, проблема стоит очень остро: вся зарплата уходит на квартиру, а как жить – непонятно. Потом замечаешь, что начинаешь смотреть по сторонам, как голодный волк: один проект, другой, третий... И думаешь: стоп, год назад я бы вряд ли в этом участвовал! Ужасный цирк. Но этот период нужно достойно пережить».

«Сейчас большую ценность я представляю внутри нашей труппы, а не сама по себе, – и я это осознаю, – говорит Анастасия Великородная. – Группа сохраняет твою энергетику: раскрыться проще перед близкими людьми, и они тоже перед тобой открываются. А за счет слияния наших желаний, идей и энергии рождается что-то новое».

«Загадывать на будущее даже не хочется, особенно глядя на то, что сейчас происходит в стране, – добавляет Василий Михайлов. – Дальше мы либо поссоримся, либо влюбимся друг в друга еще больше. Лучше не гадать, а следить за настоящим моментом. Потому что в жизни везет тому, кто сам везет. А пока мы потеем и не халтурим».

Игра на время

В самые ближайшие месяцы репертуару «брусникинцев» предстоит масштабный апгрейд: все студенческие спектакли, которые были сделаны за четыре года, театр собирается перевести на другую основу, продолжая над ними работать. Из новых проектов – пьеса Тома Стоппарда с интересным, по выражению Брусникина, названием: «До-ре-ми-фа-соль-ля-си-Ты-свободы-попроси»... Пока без других комментариев.

Также в работе проект «Сван», который делает режиссер Юрий Квятковский по пьесе Андрея Родионова. «Мне кажется, это один из лучших современных поэтов, – говорит Дмитрий Брусникин. – Он обладает редким даром – слышит то, что происходит с нами, в жизни и в стране. Он чувствует изменения времени и перерабатывает их в художественное произведение».

А какое время у нас сегодня, и почему режиссер убежден, что театр сейчас – это актуально? «По моим ощущениям – тяжелейшее, смутное, – честно отвечает Брусникин. – Но давно замечено, что во все смутные времена расцветал театр. Почему – какая-то тайна. Хотя, наверное, в этом есть определенная логика. Может быть, потому что театр – это всегда “здесь и сейчас”, это момент переживания вместе – со-переживания, как его определил Станиславский. Этого общения людей, живущих в данной стране в данный момент времени, не заменят никакие СМИ. В театре все происходит в едином пространстве, где люди заняты одной историей: вы вместе со мной в данный момент о чем-то думаете, вы со-участвуете, – и это чувствует актер. Сейчас, когда многие люди в растерянности, не понимают, что и как дальше будет, как друг с другом общаться и куда двигаться, – надо идти в театр, там разговаривать и вместе искать ответы на вопросы».

Текст: Юна Козырева

Фото: Ян Югай

Нажмите и читайте нас в Facebook
Спецпроекты
НовыйФевраль 2017
Love