Натали Дормер: «Я вообще сноб: смотрю хорошее кино»

[Life&Love] [Знаменитости][Интервью]
1174
Одна из самых модных актрис Британии, звезда сериалов «Тюдоры» и «Игра престолов», обладательница премии Max Mara «Лицо будущего» Натали Дормер – о том, что значит быть сильной женщиной.

Натали Дормер – та самая Маргери Тирелл из «Игры престолов» – не любит, когда ее сравнивают с персонажами и сводят разговор исключительно к костюмным ролям. «Исторических драм у меня не больше, чем у Кейт Уинслет или Киры Найтли. И вообще – корсет я надевала три раза в жизни. Если уж на то пошло, в костюме Маргери нет корсета, это такая замысловатая конструкция, которая поднимает мою грудь к подбородку».

Кадр из сериала "Игра престолов"

Она, что называется, much more than that, способна на большее. Поэтому после четырех сезонов «Тюдоров», где Дормер исполняла роль Анны Болейн, и последовавшей за ними «Игры престолов» она все больше выбирает принципиально другие роли и жанры. В числе последних работ – брутальная Крессида в «Голодных играх», сражающаяся с навязчивым мороком Сара в психологическом триллере «Лес призраков», спасающая человечество от опасного вируса доктор Роуз в кровавом хорроре «Пациент Зеро», мировая премьера которого состоится в сентябре. А в ближайших планах – основанная на реальных событиях шпионская драма «Гостайна» и триллер жениха Дормер, британского кинорежиссера Энтони Бирна «В темноте», в котором она выступает не только как актриса, но и как соавтор сценария.

Натали Дормер независима в суждениях и принципиальна в том, что касается базовых вещей в жизни: свободы, справедливости, чести. Вечная отличница, она из тех, что «во всем до самой сути».

Порой в разговоре с ней складывается впечатление, что это она интервьюирует журналистов, задавая ответные вопросы и раскладывая по полочкам их суждения с педантичностью университетского профессора. (Кстати, после колледжа она подавала документы одновременно в школу драмы и на исторический факультет Кембриджа, куда, однако, недобрала баллов.) Дормер часто высказывается против сексизма, возрастной и любой другой дискриминации. Не случайно бренд Max Mara этим летом выбрал 34-летнюю актрису «Лицом будущего», вручив ежегодную премию The Women in Film Max Mara Face of the Future Award, созданную с целью привлечь внимание к теме равноправия женщин, – ее в разные годы удостаивались, в числе прочих, Кейт Мара, Зои Салдана, Эмили Блант и Кэти Холмс. И не случайно она называет своей героиней «скандальную леди У», британскую аристократку XVIII века леди Сеймур Уорсли, которая шокировала общество немыслимым по тем временам бракоразводным процессом. Так кто же такая настоящая Натали Дормер? Она отвечает, не задумываясь: та, что просыпается по утрам без макияжа, неидеальная, не гламурная – просто девчонка из квартиры напротив.

МС: Признаться, с большим нетерпением жду релиза «Пациента Зеро» – судя по описанию, очень нетипичная для вас картина...
Натали Дормер: Я с огромным удовольствием снималась в «Пациенте Зеро» у Штефана Рузовицки. Прежде всего привлекла идея работы с артхаусным режиссером в совершенно нетипичном для него жанровом кино, соединяющем в себе элементы хоррора и драмы. И это действительно был отличный актерский опыт для меня.

МС: «Пациенту» предшествовал другой хоррор – «Лес призраков», появившийся на экранах в начале этого года. Вошли во вкус?
Н.Д.: «Лес призраков» меня заинтересовал психологизмом, все-таки это в первую очередь история о внутренних демонах, которые живут в каждом из нас. У всех есть скелеты в шкафу и тяжелый эмоциональный багаж, о котором мы предпочитаем не говорить вслух, а порой и от себя скрываем, вытесняя подальше в подсознание. Кроме того, в кино редко встречаются сюжеты, рассказывающие о сестринской любви.

МС: А вы сами смотрите фильмы ужасов?
Н.Д.: Редко. Не люблю, когда меня пугают. Но мне нравятся качественные психологические хорроры. Я вообще сноб: смотрю хорошее кино, а жанр по большому счету не имеет значения. В числе любимых фильмов ужасов – «Сияние» Стэнли Кубрика, «Приют» Хуана Антонио Байоны, «Другие» Алехандро Аменабара. «Лес призраков» – из той же серии, не просто море крови и расчлененных тел, а сложная психологическая история.

Кадр из сериала "Тюдоры"

МС: Большинство ваших героинь – сильные женщины. А вы – сильная? 
Натали Дормер: Я смотрю на своих героинь несколько иначе. Они испытывают страх, но находят в себе силы, чтобы его перебороть. Сама я в жизни стараюсь поступать точно так же. Мне кажется, смысл как раз в том, чтобы сказать зрителю: «Мы все боимся. Сила не в отсутствии страха, а в его преодолении».

МС: Какой из ваших персонажей ближе всего к реальной Натали Дормер?
Н.Д.: В каждом из них немного от меня. Так у всех актеров: ты соглашаешься на роль именно потому, что идентифицируешь себя с героем, с чертами его личности, которые тебя цепляют, заставляют думать.

МС: Хорошо, Натали, а любимые персонажи есть?
Н.Д.: Нет, это все равно что спрашивать у родителей, какого ребенка они любят больше. Мне важны все мои роли, но по разным причинам. Это как с друзьями: они все разные, и каждого вы любите за определенные качества и эмоции, которые получаете от общения с ними.

МС: Что вы почувствовали, когда узнали, что станете новой обладательницей титула Max Mara Face of the Future?
Н.Д.: Я была польщена. Оказаться в одном ряду с лауреатами прошлых лет – большая честь.

МС: В чем, по-вашему, разница между британским, итальянским и французским стилями в моде? 
Н.Д.: Не могу ничего сказать про французов, а что касается англичан и итальянцев, думаю, и тех и других отличает традиционное внимание к силуэту, выверенные линии, безупречный крой и умение как бы без усилий придавать классическим формам актуальное звучание. Я вам больше скажу – как британка и обитательница Лондона: итальянская одежда словно создана для этого города.

The Women in Film Max Mara Face of the Future Award

Источник фото: Getty Images, кадры из кинофильмов

Нажмите и читайте нас в Facebook
Спецпроекты
НовыйАвгуст 2017
Top Level